О партии
Идеология
Лица
Деятельность
О Партии
Предвыборная программа
(утверждена XI съездом партии)
Программа партии, рабочий вариант
(актуальность 28.05)
Программа партииРегиональные отделенияИстория партииУставСимволикаВступитьПартнерыСОУТОфициальное печатное издание партииКонтакты
Кто есть кто в партии
Председатель партииСопредседатель партии – Председатель Центрального совета партииСопредседатель партии – Председатель Палаты депутатов партииЦентральный совет партииСекретарь Центрального советаИсполнительный Секретарь Президиума ЦС - Руководитель Центрального Аппарата партииСекретари Президиума Центрального советаПрезидиум Центрального советаСовет Палаты депутатовЦентральная контрольно-ревизионная комиссияПочетные члены партии
Партийная библиотека
25 справедливых законовПолитический словарьКниги Сергея МироноваВся библиотека
Исполнительная власть и МСУ
Органы власти субъектов РФОрганы МСУ
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Олег Шеин: в Астрахани мы возьмем больше голосов, чем единороссы

22 июня 2016

 см. также ↓

Накануне старта большой, сдвоенной избирательной кампании в Астраханской области мы пообщались с главным оппозиционером региона Олегом Шеиным. Оказывается, он ждет от выборов поражения "Единой России" и для этого собирается рекрутировать почти 2000 наблюдателей в избиркомы всех уровней.

– В Астрахани побывал представитель Центризбиркома. Что вы ждете от его приезда? Более честного подсчета голосов в сентябре, увеличения количества электронных комплексов обработки избирательных бюллетеней?

– Да, мы считаем нужным привлечь дополнительные КОИБы из других регионов. В этом году задача управленчески проще: местные власти могут и дальше рассказывать, как у них нет денег на честные выборы – но это может быть сделано за счет Центральной избирательной комиссии. Есть достаточно регионов, которые говорят, что им КОИБов не надо. Отлично, давайте их к нам.

– Куда именно – к нам, на какие участки?

– В город Астрахань. Во-первых, городской избирательный участок по охвату избирателей обычно намного больше сельского. Во-вторых, именно в городе были махинации на участках в предыдущие избирательные циклы.

– Неужели в сельских районах все спокойно?

– Во время губернаторской кампании серьезные проблемы были в Приволжском районе. Скажем, в Харабалинском и Красноярском – не было вообще.

– Сколько всего КОИБов уже есть в области? Сколько получится привлечь?

– Есть 38. Дальше – переговорный процесс, в том числе с Центризбиркомом.

– Выборы в целом стали чище?

– Есть объективный показатель – разница между результатами ручного подсчета и подсчета КОИБами. Почему самые большие вспышки возмущения после выборов Госдумы произошли в Москве и Астрахани? В среднем по России эта разница между результатами составила 3%. В одиннадцати регионах разница была больше 10%. В Москве 17%, в Астрахани 37%. То есть у нас из 40% голосов могли сделать 3%, а могли 77%.

Хочу подчеркнуть: подтасовки последних лет происходили не на уровне облизбиркома, а на уровне местных, участковых избирательных комиссий. В цикл 2009-2012 годов захватывались бандами вперемежку с полицией здания территориальных избиркомов. Там шла подмена протоколов, не допускались представители оппозиции, которые могли повлиять на исход подсчета голосов.

Выборы губернатора и городской думы 2014 и 2015 годов прошли по-другому. Были даны сигналы: время махинаций прошло. Ведь подход больших начальников в Москве – вполне циничен. Если выборы можно подтасовать без скандала – это проблема оппозиции. А если со скандалом – это проблема тех, кто подтасовывает.

Это очень важная цель на самом деле – сделать так, чтобы не спровоцировать выступления, чтобы новая старая Госдума не воспринималась как не легитимный орган. В 2014 году из 200 городских участков мы фиксировали грубые нарушения на 70, в 2015 – на 34. Что неплохо.

– Почему именно столько, ни на один больше? На чем основывается такая уверенность?

– Если участок сильно выбивается из общей картины, значит, дела идут неладно. Если, конечно, участок не представляет из себя, к примеру, психиатрическую больницу, где у "Единой России" результаты всегда качественно отличаются в лучшую сторону.

– А как же обычные больницы? Ваши коллеги говорили, что там действующая власть всегда получает хороший процент.

– На самом деле в обычных лечебных учреждениях мы не видим большого процента проголосовавших за "Единую Россию". Если в целом по городу эта партия взяла в прошлом году 50%, то в Александро-Мариинской больнице, к примеру, – 54%. Если в среднем по городу мы взяли 23%, то в Александровской – 20%. Это нормальная девиация.

– Партия взяла нормальный процент, потому что хорошо сработали наблюдатели?

– Разумеется. Машина может легко пересечь ров, но это если во рву нет пехотинца с гранатометом. Если нет наблюдателей – ни КОИБы, никакие договоренности о честном подсчете не имеют значения.

– Как бы то ни было. Изменения в составе ЦИК вам на руку?

– Изменения происходят в рамках все того же предотвращения эксцессов 2011-2012 годов. На смену Владимиру Чурову пришла Элла Памфилова, воспринимающаяся как "внутренний демократ". Первым делом она разогнала оскандалившуюся Санкт-петербургскую избирательную комиссию, отменила сомнительные выборы в Барвихе, а сегодня готовит целый пакет изменений в работе Центризбиркома. И в этой работе принимают участие специалисты из ассоциации "Голос". Как бы не истерили по этому поводу единороссы, ассоциация будет сотрудничать с Центризбиркомом. Когда я встречался с Памфиловой, после меня к ней зашел Григорий Мельконьянц, сопредседатель "Голоса".

Но есть общая установка, а есть частные. На примере праймериз "Единой России" мы увидели, как они сами друг друга обжуливают. Как воруют друг у друга голоса, как прибегают к голосованию за несуществующих людей, круизному голосованию с подвозом одной и той же бригады на разные участки и так далее.

Перекрыть такие нарушения может только оппозиция, сверху это невозможно. Но для оппозиции должны быть условия, позволяющие наблюдать за ходом выборов.

– В последние полгода принимались поправки в законодательство, усложняющие работу журналистов и наблюдателей на участках. То есть, с одной стороны, мы видим приход Памфиловой, с другой – вот это.

– Все эти изменения были проведены через Госдуму, когда Центризбирком представляли Чуров и Ивлев. Памфилова не обладает временем, чтобы вот это все изменить. Но поправки сильнее бьют по непарламентской оппозиции, чем по парламентской. У парламентской оппозиции есть право назначать членов избирательных комиссий с совещательным голосом. Да, это скверно, что новый инструментарий эффективен против непарламентских партий, но здесь надо понимать следующее обстоятельство.

Сколько людей может делегировать в комиссии непарламентская оппозиция?

Ответ прозвучал еще в 2012 году, когда формировались на пять лет нынешние составы избиркомов. В стране порядка 100 тыс. участков. Три парламентские партии направляли 80-90 тысяч человек. "ПАРНАС" отправил порядка 1500, "Яблоко" порядка 8000 человек. Это большая проблема.

– Что вы ждете от результатов нынешних выборов в Госдуму?

– Ослабления единороссов и усиления парламентской оппозиции. Внутри нее можно строить разные прогнозы, но считаю, что СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ сейчас находится на подъеме. Местные российские выборы прошлого года показали, что партия набирает больше 10% по стране.

– Какой будет кампания в Астрахани? С чем вы приходите к ее началу, с чем приходят оппоненты, на ваш взгляд?

– В Астраханской области есть две большие партии, и одна из них в борьбе за власть прибегает к нечестным методам. Это не позволяет второй реализовать полностью интересы избирателей. Я говорю о результатах выборов мэра Астрахани 2009 и 2012 годов, о выборах в облдуму в 2011 году. Если бы не было масштабных подтасовок, то и политический ландшафт региона был бы сейчас другим.

Есть несколько фоновая компартия, и есть борющаяся за преодоление пятипроцентного барьера ЛДПР, у которой нет своего избирателя в интернациональном регионе. На этом список можно завершать.

Меньше подтасовок – становятся понятнее предпочтения избирателей. Даже на фоне низкой явки прошлого года, когда к урнам пришли 16% всех избирателей, мы взяли 23%, а "Единая Россия" 50%. В условиях, когда та партия мобилизовывала всех своих.

Понижение явки – краеугольный камень их избирательной кампании. Потому что при высокой – они город проиграют.

Заметьте – количество тех, кто за них проголосовал, почти совпало с количеством людей, пришедших на праймериз – 8% и 6,5% всех избирателей. В этом году на праймериз тоже пришло 6,5%. При этом часть населения была запутана листовками, приглашающими идти голосовать, а за кандидатов от какой партии – не говорилось.

То есть явка сторонников единороссов застыла, а впереди – федеральные и областные выборы, интерес к которым всегда выше.

– А вы?

– А мы находимся на подъеме. И интерес к участию в выборах среди наших сторонников снова возвращается.

Если на выборах 2014 года важную роль играла внешнеполитическая повестка, если в 2015 мы видели падение интереса к "Единой России", то выборы текущего года будут иметь лишь одну важную повестку дня – социальную. Здесь "Единой России" нечего предложить избирателям. По отношению к ветеранам труда они занимают почти откровенно роль угрозы, областное правительство во главе с Константином Маркеловым озвучивает идею принятия кодекса, ликвидирующего социальные пособия для 150 тыс. человек.

Столп "Единой России" – бюджетники. Это где-то около 40-50 тысяч из 750 тысяч избирателей области. При этом бюджетники уже предупреждены (причем не нами, а Министерством образования), что с сентября в школах и детских садах надо ждать сокращения зарплаты где-то на 5-20%.

– То есть до выборов она еще будет нормальной.

– Но все учителя читают интернет. Они хорошо понимают, куда движется дело. Добиться, чтобы в сентябре они проголосовали как хочет власть – будет сложно.

– Одномандатники – всегда сильная сторона "Единой России". Это люди, которые стараются для себя, но и тянут за собой результат партии. В итоге всегда по спискам одномандатников единороссы брали безусловное большинство.

– На праймериз стало понятно, что единороссы настолько сильно удушили друг друга в объятиях, что сейчас мы имеем большое количество недовольных бывших кандидатов, которые хотели бы попытать счастья на выборах в списках другой партии либо самовыдвиженцами. Значит, за подсчетом голосов будет следить больше внимательных глаз.

– Есть примеры кандидатов, которых вы бы не взяли к себе в список?

– Яркий анекдотичный пример – господин Асабалиев. В прошлом году он потерпел фиаско, уступив на выборах в гордуму нашему кандидату Сергею Кудрявцеву в соотношении 56% на 25%. В мае этого года Асабалиев потерпел ожидаемую неудачу на праймериз, а потом побежал пытаться договориться об участии в выборах сначала от СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ, затем от КПРФ. Людям, которые имели прямое отношение к произволу боженовской эпохи, не место во власти.

– Какой конкретно вы прогнозируете расклад по партийным спискам по итогам сентябрьских выборов?

– Даже в 2011 году, после тотальных фальсификаций, у "Единой России" по спискам было 52%. Это означает, что сейчас их реальный порог не выше 40%. В городе Астрахани я ставлю задачу получить голосов больше, чем "Единая Россия". Цель достижима даже при низкой явке. В сентябре 2015 года мы на 15 участках взяли больше голосов, чем единороссы. Это говорит о том, что наших избирателей не меньше, чем их избирателей. В сентябре 2016 года явка будет выше, и она захлестнет "Единую Россию".

– Не думаете, что вот таким образом вы просто успокаиваете себя и коллег?

– Абсолютно не думаю. Мы можем и будем выставлять наблюдателей на все участки, будем привлекать внимание Центризбиркома. Но голоса воруют не так, как раньше, и от выбора избирателя многое зависит. Большое количество бывших членов избиркомов осуждены за вымогательства, взятки, мошенничество и даже за подтасовки на выборах.

– Хорошо. С чего вы решили, что явка в этом году будет существенно больше?

– Люди должны понимать, что без их личного участия ничего не изменится. Можно говорить "я не голосовал за вот этих жуликов и воров". Не голосовал, но отсиделся дома! А избиратели "Единой России" пришли и проголосовали. Или классическое: никому не верю. Но это же просто отговорка. Есть люди, которые не хотят ходить на митинги, как все европейцы, ходить на выборы, как все европейцы, но при этом получать хорошую зарплату, иметь доступную медицину и образование. Так не бывает.

– Парламентские партии объединяет общая поддержка внешней политики и в целом курса действующего Президента. И в таком случае выборы превращаются в сражение групп влияния. Эти группы вполне способны сделать так, чтобы избирательная комиссия тайком через окно выносила результаты голосования с участка, тайком перерисовывала бюллетени. То есть от нарушений никто не застрахован.

– Да, опасность – это взятки не по вертикали, а взятки по горизонтали. КОИБы и наблюдатели. Вот рецепт. Для нормального контроля нужно всего порядка 1800 человек на 600 участков. Что же мы за общество такое, если у нас не найдется 0,2% населения, которые готовы постоять за свое будущее. Не за Олега Васильевича, не за СПРАВЕДЛИВУЮ РОССИЮ, а за то, чтобы честно посчитали голоса и власть была бы сформирована как того хочет народ. Если не найдется – мы действительно общество, которое заслуживает тот уровень доходов, что есть сейчас. Никакой чужой дядя не даст нам прекрасной страны и чудесных жизненных благ. Только сами.

– Обидно звучит – про общество.

– Люди должны знать свою меру ответственности, только и всего. Россию сравнивают сейчас даже не с ведущими странами, а со странами третьего мира! Социальные блага добываются только в активной борьбе за них, этому учит история. Жаловаться недостаточно, надо действовать.

По материалам источников: Пункт А

Центральный Аппарат партии
+7 (495) 787-85-15
Пресс-служба
партии
+7 (495) 783-98-03
Общественная приёмная
фракции «СР» в Госдуме
+7 (495) 629-61-01
Официальный сайт Социалистической политической партии «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ – ПАТРИОТЫ – ЗА ПРАВДУ»
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2023