О партии
Идеология
Лица
Деятельность
О Партии
Предвыборная программа
(утверждена XI съездом партии)
Программа партии, рабочий вариант
(актуальность 28.05)
Программа партииРегиональные отделенияИстория партииУставСимволикаВступитьПартнерыСОУТОфициальное печатное издание партииКонтакты
Кто есть кто в партии
Председатель партииСопредседатель партии – Председатель Центрального совета партииСопредседатель партии – Председатель Палаты депутатов партииЦентральный совет партииСекретарь Центрального советаИсполнительный Секретарь Президиума ЦС - Руководитель Центрального Аппарата партииСекретари Президиума Центрального советаПрезидиум Центрального советаСовет Палаты депутатовЦентральная контрольно-ревизионная комиссияПочетные члены партии
Партийная библиотека
25 справедливых законовПолитический словарьКниги Сергея МироноваВся библиотека
Исполнительная власть и МСУ
Органы власти субъектов РФОрганы МСУ
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Сергей Миронов: "Единая Россия" – приводной ремень лично Владимира Путина

23 декабря 2010

 см. также ↓

Председатель Совета федерации Сергей Миронов в прямом эфире радиостанции "Коммерсантъ FM" ответил на вопросы политического обозревателя Станислава Кучера.

– Чем вам запомнился уходящий 2010-ый?

– Запомнился этот год самыми разными событиями: были позитивные события, были негативные.

– Главное позитивное?

– Главное позитивное – это 65-ая годовщина Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Наш общий праздник. Наш юбилей. И я считаю, что это самое главное событие года. Но кроме этого, к счастью, были еще позитивные. Я считаю, что очень позитивным было послание президента, посвященное будущему – детям. Давно такого не было. Также я считаю, что позитивное событие – это победа России на право проведения чемпионата мира по футболу 2018 года. И к позитивным событиям я отношу отставку Юрия Михайловича Лужкова. Вот для меня это позитивные события. Я так понимаю, переходим к негативным?

– Сейчас, секундочку. Отставка Юрия Михайловича Лужкова или назначение Сергея Семеновича Собянина?

– Назначение Сергея Семеновича Собянина я тоже отношу к позитивным событиям. Но если бы не было отставки Лужкова, то не было и этого позитивного события. Саму отставку по недоверию я считаю позитивным событием, потому что это надо было делать давно. Но по принципу: лучше поздно, чем никогда.

– Давайте вкратце теперь о негативных.

– Негативные, конечно, трагедия авиационная под Смоленском, гибель президента Польши. Конечно, шахта "Распадская", конечно, пожары лета этого года. И неготовность властей к таким массовым пожарам в населенных пунктах и близ населенных пунктов. Когда у нас тайга горит каждый год, то как-то горит, как-то тушат. И вроде все получается. А когда горело в европейской части и уничтожались жилые дома, гибли люди, то оказалось, что ни МЧС, ни власти оказались не готовы. Но нет худа без добра, зато оказалось готово гражданское общество, которое, оказывается, у нас есть. И очень активное. Люди поняли, что от них очень многое зависит. Кстати, уверен, что после горящего лета 2010, гражданское общество в спячку вновь никак не уйдет. Оно продолжает занимать очень активную позицию. Но, говоря о негативных событиях, только одно слово скажу – и все будет понятно. Это "Кущевская". И все, что с этим связано. И то, что происходило 11 декабря на Манежной площади, я считаю тоже негативным событием. Потому что попытка использовать естественный и абсолютно объяснимый протест молодежи против бездействия правоохранительных органов – это было бы нормально. Но то, что националисты воспользовались этим и начали разжигать это национальное противостояние – вот это очень опасно и негативно. Особенно, если мы будем помнить, что мы живем в многонациональной стране.

– Сергей Михайлович, я сейчас думаю, вы специально не вспомнили или случайно не вспомнили, поскольку это настолько грандиозная трагедия – теракты в московском метро?

– Конечно. Это тоже ужасно негативное событие. Теракты в московском метро. Но вы правы, дело в том, что, к сожалению, мы в последние годы привыкли, что у нас каждый год происходят такие страшные террористические акты. И, конечно, это не значит, что о них надо забывать.

– Но такие-то не каждый год.

– Не каждый год. И, действительно, это печальное событие: погибли люди. И вы абсолютно правы – это тоже в негативный перечень.

– Сергей Михайлович, на ваш взгляд, как такое стало возможным? Почему я хочу на этом остановиться, потому что, мне кажется, что теракты в московском метро стали таким первым очень серьезным событием, которое разбудило, всколыхнуло общество. Люди почувствовали себя впервые за много лет, мягко говоря, совсем не в безопасности. То есть годы путинской стабильности были во многом годы безопасности. По крайней мере, в Центральной России и в больших городах. И вот москвичи оказались просто в эпицентре атаки. Как такое допустили?

– К сожалению, очень много вопросов к нашим правоохранительным структурам. Дело в том, что в 90-ые годы была разгромлена агентурная сеть. Была практически ликвидирована работа профилактическая. Наши спецслужбы претерпели очень большие изменения. И все эти изменения в основном негативного плана. И, безусловно, отсутствие такой системной, постоянной работы, отсутствие информаторов, отсутствие агентурной сети и привело к тому, что спецслужбы оказались не готовы к профилактике. Не готовы были к тем или иным действиям подполья.

– Но 10 лет. За 10 лет, Сергей Михайлович, можно было восстановить?

– На самом деле восстановление идет. И если вы даже возьмете официальную статистику, регулярно упоминаемые официально предотвращенные теракты, то только можно догадываться, если бы они не были предотвращены, к чему бы это привело. Это как раз результат уже начала системной работы. И вы правы, действительно, за 10 лет такая работа планомерно ведется, и уже первые результаты мы ощущаем. Другое дело что, когда все хорошо, мы считаем, что так и должно быть. Это на самом деле правильно, абсолютно. Но когда что-то случается – сбой, то, конечно, мы об этом говорим, и у людей справедливое ощущение незащищенности.

– Должны были быть отставки крупных силовиков?

– В результате всего, что происходило, я считаю, что и отставки могут быть. Но коль я упомянул Кущевскую, я убежден, что глава региона должен отвечать и должен уйти в отставку. Он не мог не знать того, что творилось в Кущевской.

– Я слышал мнение политических обозревателей, которые давно следят за развитием ситуации в Краснодарском крае, они утверждают, что Ткачев настолько влиятельный человек, настолько завязан со всеми ветвями власти в крае, что его отставка приведет к параличу власти в регионе.

– Вы знаете, таких высказываний мы слышим очень много, и я вас уверяю, что незаменимых людей нет. И может быть речь идет как раз о том, что там все прогнило и может быть там как раз все нужно менять. Вот это мне кажется более реалистичным.

– Вы достаточно давно как председатель Совета федерации, как я понимаю, Ткачева знаете. Часто очень говорят, что Ткачева не убирают именно из-за того, что у него слишком серьезные связи в Москве, что это за связи?

– Если вы обратили внимание, я ведь не говорю, что Ткачева нужно снимать. Я говорю, что Ткачев должен сам подать в отставку. Вот я настаиваю именно на этом. Даже если там есть какие-то оправдания, факты, я считаю, что то, что он не имеет морального права возглавлять регион, потому что любому здравомыслящему человеку это совершенно очевидно, что глава региона не мог не знать о творящихся беспорядках. О том, что там просто правит криминал, правят бандиты. И в этой связи я считаю, что он сам добровольно должен подать в отставку.

– Если говорить о других беспорядках, о беспорядках в Москве, которых уже коснулись. На ваш взгляд, против чего выступали люди на Манежной площади? В первую очередь, это были националистические лозунги? Или мне, например, кажется, многие говорили, что мы против неравенства, отсутствия справедливости, отсутствия равных прав для всех, вот такие лозунги были подкинуты.

– Собственно говоря, вы ответили на мой вопрос. Безусловно, к сожалению, очень сильно влияние нацистов, националистов в нашей стране. Надо говорить правду и называть вещи своими именами. Большинство молодых людей, которые вышли 11 декабря на Манежную площадь, абсолютно не хотели и не считали необходимым эти лозунги ни выкрикивать, ни поддерживать. Другое дело, что есть закон толпы. Когда кто-то заводит, там уже даже люди, не разделяющие эти убеждения, тоже начинают скандировать. Но первым посылом было высказать возмущение несправедливостью, бездеятельностью конкретных милиционеров, которые отпустили убийц, но нужно обязательно сказать, что глубинные причины этого недовольства и то, что молодежь и не только молодежь выступает – это, конечно, огромное социальное неравенство в нашей стране. Я считаю, что причины того, что мы сегодня видим не только в, увы, хорошо проросших ростках национализма, это тоже есть и с этим нужно бороться, для этого необходимо создавать специальный орган исполнительной власти, например агентство по федеративным отношениям и делам национальностей. В нашем многонациональном государстве это просто обязательно должно быть.

– Такое типа Министерство по делам национальностей?

– Было Министерство, Миннаст так называемый, но почему-то считалось, что это министерство должно заниматься северным завозом, снабжать продовольствием малочисленные народы Севера. Бред полный. Естественно, что завалив весь этот завоз, его взяли и разогнали. Это функция Министерства экономического развития, кого угодно, Министерства регионального развития, но только не Министерства по национальным делам. Это министерство должно формировать идеологию, национальную и межнациональную политику и проводить ее в жизнь. Более того, координировать работу огромного числа министерств. Если мы говорим о национальных проблемах, Министерства обороны это касается? Касается. Министерства образования в первую очередь касается? Касается. Министерства регионального развития касается? Касается. Министерства культуры касается? Касается. Социальное развитие? То же самое. Министерства туризма и спорта? То же самое. Очень много министерств в той или иной мере напрямую касаются национальных и межнациональных проблем в нашей стране. Поэтому должен быть координирующий орган, я полагаю, что когда будет создаваться такое министерство, хорошо, чтобы его возглавил вице-премьер, у которого были бы полномочия по координации с другими министерствами этой очень важной работы. Но возвращаемся к Манежной площади. Я считаю, что причин там много. Не надо делать из этих ребят националистов, мазать всех одной краской. То, что пришли туда люди, которые исповедуют такую идеологию, которым кажется, что очень легко обвинить: я молодой человек не имею сегодня работы, не могу учиться, обвинить в этом каких-то приезжих с другим цветом волос и глаз. Но проблема-то гораздо глубже, проблемы социальные, проблемы психологические. Проблемы отсутствия справедливости, законности и отсутствия равенства всех и вся. Вот эти проблемы и приводят к возмущению молодежи. Отсюда нужно делать правильный государственный вывод. Нужна осознанная серьезная молодежная политика, основанная на базовом законе о государственной молодежной политике, и нужна осознанная внятная национальная и межнациональная политика. Этим нужно заниматься государству серьезно и работать не в авральном режиме, и не по праздникам, а каждодневно, И совершенно очевидно, что работать нужно было начинать еще вчера, но по принципу: лучше поздно чем никогда, я убежден, что такие решения нужно государству и властям принимать.

– Про пробки рассказывали наши корреспонденты. А вы как, без пробок до нас доехали, легко?

– Я стараюсь выезжать пораньше, когда куда-то еду. Дело в том, что по должности мне положена машина в сопровождении ГАИ, на моей машине проблескового маячка уже два года нет. Когда была кампания их снимать, я тоже снял по-честному, только в отличие от депутатов Госдумы от "Единой России", я его обратно не поставил. Дело в том, что, когда я куда-то еду по государственным делам и тороплюсь, я еду с машиной в сопровождении ГАИ. Скажу честно, к вам я тоже ехал с машиной ГАИ, потому что понимал, что прямой эфир и опаздывать не могу. Но если я еду просто так по своим делам, я просто еду в машине, которая внешне ничем не отличается от других, без всякого ГАИ – тихо, спокойно и тоже стою в пробках, тоже чертыхаюсь, когда вижу, что происходит, поэтому все это мне знакомо.

– Спасибо за такой ответ, Сергей Михайлович. В нашем эфире специалист по психологии толпы сказал, почему ребята вышли бастовать против действий власти под такими лозунгами. Потому что они не чувствуют, что у них есть будущее. Складывается кастовое общество, проникнуть в высшую касту практически не возможно. Остается вариант: "сиди на диване, пей пиво, смотри телевизор".

– Да, и к этому настойчиво подталкивает наше родное телевидение, навязывает такую модель поведения: хохмы показывают, пиво рекламируют – развлекайся. А на какие шиши, простите, развлекаться молодому человеку сегодня? И в этой связи, когда я говорил о необходимости базового закона о государственной молодежной политике, этот закон должен быть не декларативным, проект которого сейчас лежит в Госдуме уже много лет. Там написаны самые замечательные слова, но этими словами, в прямом смысле слова, сыт не будешь. Там нет никакой конкретики, ничего конкретно не обещается и, самое главное, не гарантируется молодежи. На мой взгляд, в таком законе молодежи должно быть гарантировано бесплатное образование, реально бесплатное, потому что сегодня 56% выпускников вузов России получают образование за деньги, при существующей, напомню, норме Конституции, где гарантируется, что первое профессиональное высшее образование любому молодому человеку и девушке в нашей стране гарантируется бесплатно. По факту же, более половины за деньги. В законе должна быть гарантирована работа, должен быть гарантирован досуг, в том числе, возможность вести здоровый образ жизни и заниматься бесплатно в различного рода секциях и так далее. Государство, к сожалению, похоже, сегодня не готово это гарантировать, точно так же, как и седьмая статья Конституции, где говорится о том, что Россия – социальное государство, сегодня скорее является неким таким протоколом о намерениях, потому что, увы, мягко говоря, мы далеки от идеала социального государства. Ну и здесь говоря о таких материальных, абсолютно понятных вещах, о которых нужно говорить и необходимо не только говорить, а делать так, чтобы это было гарантировано, в свете высказывания кого-то, как вы сказали, что кто-то сказал, что у молодежи нет будущего. Никто не показывает, не только молодежи не показывает, но и всему обществу никто не показывает, а, собственно говоря, а какое государство мы строим. Вот я, например, являюсь по убеждениям социалистом, ну, если кому-то больше нравится социал-демократом, я не хочу строить в нашей стране капитализм, мне он претит. Но что мы строим, никто не говорит.

– Кому ж говорить, как не вам, извините. Вы – третий человек в государстве.

– Я напомню, по Конституции внешнюю и внутреннюю политику нашей страны определяет президент. Федеральное собрание принимает соответствующие законы в рамках обеспечения этой политики. Я, собственно говоря, и создал партию "Справедливая Россия", социалистическую партию, потому что я верю в идеалы нового социализма. Причем, когда мы говорим о новом социализме – это, кстати, отличие нашего социализма от Зюгановского, дело в том, что мы признаем рыночную экономику, но не признаем рыночное общество, когда мерилом всего является доллар или рубль, если кому-то угодно, хотя, по сути, давным-давно доллар именно. А мы считаем, что мерилом всего должен быть человек, его интересы, его жизнь. И государство должно обеспечивать нормальные условия и качество жизни, и достойную жизнь всем гражданам нашей страны. Вот, если коротко, я рассказал о том, что написано в программе нашей партии. Так вот, молодежи, как я уже сказал и не только молодежи, никто не говорит, какое будущее нас ждет, что будет за страна через 20 лет, через 30 лет. Нам говорят о том, какое положение мы должны занимать в мире. Все это замечательно и, конечно, я – патриот своей страны и хочу, чтобы Россия всегда была влиятельным, может быть, даже самым влиятельнейшим государством мира, но, тем не менее, меня не может не волновать, а, собственно говоря, что нас ждет в будущем. Как государство, общество и человек в этом треугольнике будут относиться друг к другу. Как сейчас, когда чиновники демонстрируют всем своим не только видом, но и всей своей деятельностью, что народ для них, а они тут иногда снисходят и что-то делают для народа? А на самом деле все чиновники – слуги народа, в прямом смысле этого слова, потому что зарплату получают от налогов, которые платит весь наш многонациональный народ, ну и дальше по цепочке. Так вот, говоря о том, что сегодня нет проекта будущего и нет четкого видения, куда мы идем, и что мы строим, это тоже не может волновать молодых людей. А, как известно, свято место пусто не бывает. Если государство не занимается идеологией, не занимается формированием и воспитанием настоящих патриотов-граждан, то тогда этим занимаются другие. И когда мы видим проявление национализма, проявление фашизма в нашей стране, победившей фашизм, как это ни горько звучит, но это тоже правда, мы понимаем, что это как раз следствие того известного постулата, что свято место пусто не бывает.

– Сергей Михайлович, о ваших взаимоотношениях с властью хочется сейчас поговорить. Казалось бы: вы и есть и власть. Но я прекрасно помню последствия предыдущих парламентских выборов. Когда мы с вами разговаривали в студии телеканала "Совершенно секретно", и вы с неожиданно резкой критикой обрушились вдруг на партию "Единая Россия", которую олицетворял в этот момент президент Путин. И у меня были вопросы: как же так? Вы поссорились? Вы друг друга не понимаете? Вы очень жестко отзывались о "Единой России", но при этом достаточно спокойно о Борисе Грызлове. Говорили, какие упущения делает "Единая Россия". Что происходит сейчас? Какие отношения у вас с "Единой Россией", как с партией "Справедливая Россия". И затем отдельно поговорим о ваших отношениях с Путиным.

– Станислав, когда вам показалось, что вдруг неожиданно набросился на "Единую Россию" – это, очевидно, для вас так показалось неожиданным. Потому что изначально, с начала создания нашей партии (напомню, что всего лишь четыре года партии "Справедливая Россия"), мы прекрасно понимали, что главный наш оппонент, главный наш идеологический противник – это партия "Единая Россия". Вначале нашей деятельности взяла на себя "замечательный" тезис о своей консервативной идеологии. Сейчас она взяла, и для меня это тем более все стало понятно, что это профсоюз бюрократов. Хочет сохранить себя во власти. Хочет сохранить себя на теплых местах. Прежде всего чиновничества. И то же самое и бизнеса. И поэтому им никакая модернизация не нужна, потому что вы – консерваторы, то вы и хотите сохранить статус-кво. А мы хотим перемен. Хотим изменений, хотим справедливости. Поэтому мы – оппоненты. И что бы ни говорила "Единая Россия", практика жизни, и в том числе во время выборов, показывает, что "Единая Россия" не без основания считает, что главный их оппонент это именно мы. Простите, именно наших кандидатов и нашу партию они больше всего "мочат". Более того, у них даже, у многих представителей "Единой России" есть такая, я даже поражаюсь, но именно ненависть. Реально ненависть, потому что они...

– Ненависть к кому?

– Ненависть к нам, к нашей партии.

– К вам лично?

– Про себя я не говорю. Меня это вообще мало волнует. Хотя то, что меня многие ненавидят из "Единой России", для меня это не секрет. Я им отвечал взаимностью. Не буду повторять – для этого есть другие форматы. Так вот почему нас не любит "Единая Россия"? Потому что, на самом деле, там есть умные люди, и они понимают, что историческая правда на нашей стороне. Более того, ведь в партии "Справедливая Россия" очень демократичное начало. Бывают ситуации, когда я как председатель партии оказываюсь в меньшинстве. И я подчиняюсь большинству. Любой член партии может напрямую обратиться ко мне через интернет. Более того, я регулярно принимаю рядовых членов партии и общаюсь с ними и выслушиваю критику, что вообще немыслимо в "Единой России". Потому что там строгая единая вертикаль. Но самое главное они чувствуют разницу в сути нашей парии. "Единая Россия" – это партия работодателей. "Справедливая Россия" – это партия людей труда и партия, защищающая людей труда. Вот это водораздел. И когда мы видим те законы, которые поддерживает и ориентирует "Единая Россия", и как раз мы видим, как наши инициативы, будь то идеи о прогрессивном налоге на доходы людей и многие другие, они их не принимают. Тогда мы понимаем, что это как раз идеологические разногласия. И, наверное, "Единая Россия" с большим удовольствием создаст капитализм. Причем в таком самом негативном олигархическом варианте. А мы его строить не хотим. Власть у нас принципиальная и борьба была, есть и будет. Но мы к такой борьбе готовы, в отличие от абсолютно не готовой в условиях, если представить себе на секунду, что исчезнет административный ресурс, для меня совершенно очевидно: в любом месте мы побьем "Единую Россию".

– Сергей Михайлович, я вас хотел перебить вот по какому поводу. Когда мы с вами разговаривали три года назад, я вас спросил: что такое "план Путина", который "Единая Россия" постоянно как лозунг вытаскивала вперед и говорила: "план Путина, план Путина".

– Что-то сегодня "Единая Россия" о нем не вспоминает.

– Вы тогда сказали, дословно, что "бред это все. Нет никакого плана. Только в "Единой России" и знают, что такое этот план". Я вас хочу понять.

– Я не так сказал. Я очень хорошо помню, как я сказал тогда. Я хорошо помню наш разговор. Я сказал: "Только сам Владимир Путин знает, что это за план". А уж "Единая Россия" к этому никакого отношения не имеет. И знать никогда не знала. И более того, самое интересное: ее никто не собирается ставить в известность.

– Что это за план?

– Дело в том, что, во-первых, я еще раз хочу сказать о том, что три года назад была такая идея, был такой лозунг "план Путина" и его очень хорошо пиарила "Единая Россия", сейчас о нем не вспоминают. Сейчас они любят говорить о консервативной модернизации. Я уже говорил, это так сказать, морская свинка, которая не имеет отношения ни к морю, ни к известному животному. Точно также словосочетание "консервативная модернизация", из этой же серии. Но это они пускай упражняются в своем словарном запасе, но, возвращаясь к "плану Путина", например, всегда есть план. И сегодня у нее есть план, о котором знает только он. И он не собирается посвящать в этот план ни своих членов "Единой России", кстати, при этом не могу лишний раз не напомнить радиослушателям, что у нас такая уникальная ситуация. Владимир Путин, являясь лидером "Единой России", но не является членом этой партии. У меня такой вопрос: потому что у нас есть такое хорошо известное понятие в виде афоризма: Не можешь сопротивляться – возглавь. Вот когда Владимир Путин возглавил "Единую Россию", я понял его, что это профсоюз бюрократов, который является такой махиной, монстром. И если его не возглавить, то он просто наломает дров, как слон в посудной лавке. Поэтому его нужно возглавить и направлять.

– То есть Путин возглавил "Единую Россию", чтобы ее реформировать, перестроить?

– Нет-нет. Более прагматично. Это моя точка зрения. Я не могу утверждать, что именно такими доводами руководствовался Владимир Путин. Но то, что он использует "Единую Россию" как свой личный инструментарий, как председатель правительства, он считает, что ему надо принять такие-то законы и провести его через Госдуму. Он прекрасно понимает, там есть конституционное большинство, они под козырек. Они же привыкли: "Чего изволите? ". Они так и живут, они так и делают. И в этой связи для него "Единая Россия" – это как раньше афоризм был: "Профсоюзы – приводной ремень коммунизма". Вот "Единая Россия" сегодня – приводной ремень лично Владимира Путина. И он использует на 100%. И, между прочим, я иногда искренне восхищаюсь, как он это изящно делает. А то, что он не член этой партии, мне кажется, что он тем самым показывает: что вы, ребята, там упражняйтесь в своих идеологиях и т.д. А я дело делаю. Это лично отличие от всех членов "Единой России".

– "Приводной ремень Путина" – самая яркая оценка "Единой России", которую я слышал за все время существования этой партии. Сергей Михайлович, сейчас я бы хотел, чтобы вы послушали вместе с нашими радиослушателями что вы сами говорили о действующей высшей государственной власти в нашей стране.

Прямая речь

"Начнем с того, что мы с Владимиром Владимировичем Путиным хорошие товарищи, друзья, мы давно друг друга знаем. Я этому человеку доверяю, я ему верю. Как друг его я считаю обязательным говорить ему правду, в том числе тогда, когда я не соглашаюсь с его предложениями".

"Владимир Владимирович, я грубо скажу, такое ощущение, что ему наплевать на "Единую Россию", более того, я до сих пор уверен, что зря он это сделал. Позвали в "Единую Россию", хорошо, что стал беспартийным и хорошо¸ что у нас сейчас Дмитрий Медведев беспартийный, потому что президент России должен быть беспартийный".

"Несмотря на то, что мы, прежде всего наша партия, конечно, маловато сделала, но объективно могу сказать, что то, что сделано, это на самом деле очень серьезные изменения, и те изменения, которые явил собой Дмитрий Медведев, я оцениваю безусловно позитивно".

"Борис Борисович. Он для меня Борис, мы с ним земляки, здороваемся, разговариваем, спорим. Одним словом, мирно живем".

– Итак, Сергей Михайлович, эти высказывания были произнесены в разное время.

– Да, в разное время и в разной последовательности.

– На сегодняшний момент ваши отношения с премьер-министром, с президентом, пожалуйста.

– И там, и там рабочие конструктивные отношения.

– Но тем не менее. Вы говорили о разногласиях с Владимиром Путиным, серьезных разногласиях.

– Разногласия есть. Например, Владимир Владимирович вносит бюджет в Госдуму, я и моя фракция голосуем против. Премьер вносит 83-й закон, наша фракция и я голосуем против. Одним словом, есть абсолютно конкретные разногласия, как правило, по конкретным законам, которые премьер считает необходимыми принимать, а мы считаем нет. И наоборот. Есть законы, которые мы предлагаем и хотим, чтобы они были приняты премьер, в частности, правительство дает отрицательное заключение и по этому основанию "Единая Россия" не рассматривает наши законодательные инициативы. Поэтому у нас есть такие серьезные разногласия по конкретным, как правило, экономическим проблемам. Я бы сказал, социально-экономическим. Я бы сделал ударение на слово социально.

– С Дмитрием Анатольевичем какие отношения? Понятно, что рабочие.

– Рабочие. Конструктивные. Но если вы хотите услышать, где тоже есть точки несоприкосновения, то это, например, отношение к ЕГЭ. Дмитрий Анатольевич считает, что это правильно, я считаю, что нет. Это моя личная точка зрения. И Дмитрий Анатольевич об этом знает. Но могу подчеркнуть специально, и не только о себе, но и о своей партии, все, что касается внешней политики и линии президента и премьера, в нашей партии полностью поддерживается. Все политические реформы, которые вносит президент сегодня в Федеральное собрание, нашей фракцией поддерживаются. Другое дело, что мы всегда хотим, чтобы эти шаги были более смелые, широкие, по крайней мере, все, что касается избирательного законодательства, внесения поправок в закон о политических партиях, нашей партией и лично мной также поддерживается. Поэтому, когда я говорю: рабочие, конструктивные отношения, это и общая формулировка того, что мы имеем свою точку зрения по каждому конкретному вопросу, но эти отношения именно конструктивные, и когда мы говорим, что мы – оппозиция, мы всегда подчеркиваем, что конструктивная оппозиция, и наш конструктивизм заключается в одной простой вещи: критикуя что бы то ни было, будь то действия или бездействия премьера или президента, мы всегда предлагаем свою альтернативу. У нас всегда есть законопроект, у нас всегда есть конкретные предложения, другое дело, что с ними часто сначала не соглашаются, опыт показывает, что идеи нашей партии, которые воспринимаются сначала в штыки, нас обвиняют в популизме, проходит три, четыре, пять лет, и смотришь, уже сама "Единая Россия" вносит такие же предложения. Правда, уже от своего имени.

– Сергей Михайлович, вы будете баллотироваться на пост президента Российской Федерации?

– Я этого не знаю сегодня. Я уже неоднократно говорил, наша партия будет определяться осенью 2011 года, и мы будем смотреть на социально-экономическую ситуацию на тот момент, и в зависимости от выводов, которые мы сделаем, мы будем принимать решение.

– Если вы – главная оппозиционная партия в стране, если вы собираетесь всерьез бороться с "Единой Россией", то как может быть, что вы не выдвинете своего кандидата?

– Сейчас вы более конкретно сказали, потому что первый вопрос был: вы будете баллотироваться? А вот когда вы спрашиваете, будет ли выдвигать наша партия кандидата, я опять же отвечу, мы определимся осенью. Но возможно, что мы кандидата своего будем выдвигать, но это буду не я. А может быть и я. Но пока говорить об этом рано, мы будем оценивать всю ситуацию, которая сложится к осени 2011года.

– Осенью после или до выборов парламентских?

– Во время парламентских выборов. Дело в то, что кандидаты должны будут заявиться в декабре 2011 года, на излете думской кампании нужно будет уже принимать решения, в частности проводить съезд нашей партии о выдвижении кандидата.

– Сергей Михайлович, очень хочется знать, ответьте максимально, насколько вы как государственный человек можете, то есть открыто. Вы будете принимать это решение сами или исключительно посоветовавшись с Путиным и Медведевым?

– Принципиальное отличие нашей партии от "Единой России" – решения мы принимаем только сами. И более того, у нас есть по-настоящему мощная демократия партийная, мы спорим, у нас самые разные точки зрения, но когда большинство принимает решение, все подчиняются, и мы идем путем, который выбрало большинство. Поэтому я могу абсолютно искренне и честно сказать, решение, в том числе по выдвижению либо поддержке, наша партия будет принимать только самостоятельно.

– То есть если вдруг ваша партия захочет выдвинуть вас, то вы не будете ставить об этом в известность заранее Владимира Путина?

– Я вас уверяю, что мы самостоятельно примем такое решение, и о нем все узнают во время съезда нашей партии. Если мы будем его принимать.

– Что происходит в тандеме? Очень много разговоров о том, что в тандеме есть какой-то кризис, что есть кризис отношений, что Медведев всерьез собирается конкурировать с Путиным, что Путин всерьез недоволен Медведевым. Что вы думаете по этому поводу? Что вы знаете по этому поводу?

– Думаю, что все, что вы перечислили, является просто сказками, в части, особенно, существующих противоречий, каких-то разногласий и так далее. Я регулярно, каждую неделю, вижу и того и другого, вижу их вместе, вижу, как они разговаривают, какие у них отношения. У них добрые, товарищеские отношения – были, есть и, уверен, будут. Поэтому все эти разговоры о каких-то трениях, о каких-то нюансах или каких-то разногласиях – это не более, чем досужие разговоры.

– То есть любые решения глобальные, серьезные, которые обсуждаются в обществе, будь то Химкинский лес или другие какие-то вопросы, по которым внешне, казалось бы, они занимают разные точки зрения. Например, все считали, что Медведев против строительства трассы, Путин – за строительство трассы. На самом деле, у них позиция одна? И все, что они делают, это просто политический маневр?

– Послушайте, когда вы задаете вопрос, что между президентом и премьером есть трения, непонимания и так далее, а я говорю, что нет, что у них все-таки товарищеские нормальные отношения – это одно. Но это два разных человека. У них разный жизненный опыт, у них, естественно, разные точки зрения могут быть на все. Другое дело, что поиск какого-то совместного решения или приведения к какому-то выводу они делают, как и принято, так сказать, среди соратников и товарищей, они дискутируют, наверняка, я же не присутствую при разговоре, когда они вдвоем. Наверняка, они и спорят, и убеждают друг друга, и приводят самые разные аргументы, но то, что это проходит именно в таком рабочем и товарищеском ключе, это я знаю. А то, что у них могут быть и есть разные оценки, разные точки зрения, так это нормально. Было бы странно, если бы все думали одинаково, тогда просто было бы неинтересно и неправильно.

– Я бы хотел, чтобы вы сейчас прокомментировали ряд новостей сегодняшнего дня. В частности, российский предприниматель Виктор Бут арестован в Бангкоке в 2008 году по обвинению в причастности к контрабанде оружия, экстрадированный в Штаты в ноябре этого года, вернется в Россию на Рождество. Такое сенсационное заявление сделал еженедельнику "Аргументы недели" высокопоставленный сотрудник одной из российских спецслужб. По одной из версий, Бута могут обменять на ожидающего приговор по второму уголовному делу экс-главу "Юкоса" Михаила Ходорковского. Что вы думаете по поводу такого обмена?

– Я услышал эту новость только что от вас. Не знаю. Наверно, ничего не думаю, потому что не владею всей полнотой информации. То, что Бута совершенно зря и понапрасну арестовали и что-то там пытаются с ним сделать, для меня очевидно. Что касается Ходорковского, есть решение суда, и по решению суда он отбывает наказание. По-моему, довольно экзотическое предложение.

– У нас же шпионов меняли уже.

– Ну, давайте, поживем-увидим. Будет ли это реальностью или это только такая очередная "утка".

– Лично Вы какого приговора ждете по делу Ходорковского?

– Никакого. Дело в том, что я не слежу за этим процессом, скажу откровенно. Коль не слежу, поэтому и не жду никакого приговора.

– Хорошо. Госдума в пятницу может рассмотреть вопрос о ратификации российско-американского договора по СНВ, если получит необходимый материал, сообщил Борис Грызлов, спикер Госдумы. Между тем, ЛДПР заявила, что не будет голосовать за ратификацию этого договора. Какова будет позиция "Справедливой России"?

– "Справедливая Россия" поддержит ратификацию, и я лично поддерживаю. Как постоянный член Совета безопасности, я знаю все перипетии переговорного процесса, и могу сказать абсолютно ответственно всем радиослушателям: этот договор выгоден как России, так и США, это серьезный компромисс, и на те или иные уступки пошли и мы, и в чем-то и США. Причем, с моей точки зрения, США пошли на более принципиальные уступки для нас, потому что мы просто ставили вопрос ребром – если не будет сделано то-то и то-то, то мы вообще не будем ставить свою подпись под этим договором. И в этой связи, я с легким сердцем и искренне буду голосовать за ратификацию этого договора, он очень нужен всему миру и очень нужен России и США.

– Российско-белорусские отношения. В числе арестованных в беспорядках в Минске пять кандидатов в президенты, остаются задержанными около 600 участников беспорядка, шесть россиян среди них. Скажите, что за взаимоотношения у нас все-таки с Белоруссией, в частности, опять же Дмитрий Медведев то чуть ли не набрасывался на Лукашенко с очень жесткой критикой, то в итоге мы поддержали Александра Григорьевича. Почему?

– Ответ очевиден. Можно по-разному относиться к Александру Григорьевичу, к его высказываниям, к его может быть в чем-то несдержанности в оценках, в том числе, и России, и руководства России. Но правда заключается в том, что, я уж не знаю, как там насчет 78%, но то, что больше половины белорусов искренне проголосовало за Лукашенко, это правда. Да, и то, что он победил в первом туре, это не результат каких-то фальсификаций, каких-то натяжек. Я еще раз хочу сказать, возможно, там реальные проценты не 79, может 59 или 69, но то, что большинство граждан Белоруссии искренне голосует за Лукашенко, для меня очевидно, хотя бы по принципу от добра добра не ищут. Если вы посмотрите, если кто-то бывал в Минске, вы посмотрите, как спокойно на улицах, как там живут люди, то тогда вы получите ответ, почему они голосуют за Лукашенко.

– Сергей Михайлович, главное событие следующего года, ваш прогноз. В позитиве и негативе.

– Коль скоро, я политик и лидер партии, конечно, для меня это выборы в Госдуму, это главное, наверное, будет политическое событие.

– Сколько голосов планируете собрать?

– Я сказал свои партийцам и говорил это публично, я ставлю две задачи: программа минимум и программа максимум. О программе максимум я промолчу, чтоб не сглазить, а программа минимум – удвоить число депутатов фракции "Справедливая Россия".

– "Единая Россия", депутат Марков сказал, что любой результат для них ниже 50% – будет считаться поражением. Удастся вам нанести такое поражение вашей "любимой" "Единой России"?

– Поживем, увидим.

– Помимо политических событий, чего вы еще ждете от наступающего года?

– Я жду спокойствия для нашей многонациональной страны, я жду все-таки решения или хотя бы начала решения многих, прежде всего, социальных проблем в нашей стане. Я жду того, что все-таки вера в себя, вера с нашу прекрасную страну Россию поможет нам избежать невзгод и поможет нам все-таки выйти на правильный путь, путь к справедливости.

– Когда мы говорим о будущем, вы сами готовы будете предложить новую повестку дня, новое будущее?

– Новая повестка дня изложена в программе партии "Справедливая Россия".

– Чисто по-человечески, как Вы собираетесь встречать новый год? Что Вы сделаете в ночь с 31-го на 1-е?

– Во-первых, буду находиться в кругу семьи, будет стоять елка. Обязательно посмотрим обращение президента, послушаем куранты, поднимем бокалы. И сначала проводим, кстати, старый год, как принято у нас на Руси, потом встретим новый год, потом под елкой все мои родные найдут подарки от Деда Мороза, который сейчас сидит перед вами. Ну, они уже все люди взрослые, поэтому в Деда Мороза не верят, но традиция класть подарки под елку так, чтоб никто не знал заранее, что там – это традиция. Всегда приятно смотреть на лица родных людей, которые радуются, надеюсь, они обрадуются тем подарком, которые им приготовил я от имени Деда Мороза.

Источник: КоммерсантЪ

Центральный Аппарат партии
Телефон: (495) 787-85-15
Факс: (495) 959-35-86
Пресс-служба
партии
Телефон: +7 (495) 783-98-03
Общественная приёмная
фракции «СР» в Госдуме
Конт. тел: (495) 629-61-01
Официальный сайт Социалистической политической партии «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ – ПАТРИОТЫ – ЗА ПРАВДУ»
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2021