О партии
Идеология
Лица
Деятельность
О Партии
Предвыборная программа
(утверждена XI съездом партии)
Программа партии, рабочий вариант
(актуальность 28.05)
Программа партииРегиональные отделенияИстория партииУставСимволикаВступитьПартнерыСОУТОфициальное печатное издание партииКонтакты
Кто есть кто в партии
Председатель партииСопредседатель партии – Председатель Центрального совета партииСопредседатель партии – Председатель Палаты депутатов партииЦентральный совет партииСекретарь Центрального советаИсполнительный Секретарь Президиума ЦС - Руководитель Центрального Аппарата партииСекретари Президиума Центрального советаПрезидиум Центрального советаСовет Палаты депутатовЦентральная контрольно-ревизионная комиссияПочетные члены партии
Партийная библиотека
25 справедливых законовПолитический словарьКниги Сергея МироноваВся библиотека
Исполнительная власть и МСУ
Органы власти субъектов РФОрганы МСУ
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Депутаты "СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ – ЗА ПРАВДУ" о развитии отечественной промышленности в современных условиях

21 декабря 2021

 см. также ↓

21 декабря в ходе "правительственного часа" с докладом "О задачах развития отечественной промышленности в современных социально-экономических условиях" выступил Министр промышленности и торговли Денис Мантуров. От фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ – ЗА ПРАВДУ" вопросы задали Андрей Кузнецов, Дмитрий Гусев, Федот Тумусов, выступил Валерий Гартунг.

Дмитрий Гусев:

- Добрый день, уважаемый Вячеслав Викторович (Володин, Председатель ГД – Прим. ред.)! Добрый день, уважаемые коллеги!

Уважаемый Денис Валентинович, у меня вопрос про повестку устойчивого развития. Вопрос декарбонизации экономики, энергоперехода выглядит как очень перспективный и современный. Однако для российской экономики возникает очень много вопросов, проблем и угроз. Впереди четыре с половиной года работы восьмого созыва Государственной Думы. Как вы видите совместную работу Министерства промышленности и Государственной Думы по повестке устойчивого развития? Спасибо большое.

Денис Мантуров:

- Дмитрий Геннадьевич, это крайне важный вопрос. С учётом того, что Президент подписал указ о реализации стратегии развития социально-экономического нашей страны с низким углеродным следом до 2060 года, перед нами стоит действительно амбициозная задача – это совместная межведомственная работа с Минэкономразвития, с Министерством природных ресурсов, где наш сегмент – промышленность – занимает порядка 17% по парниковым газам. И мы эту работу, на самом деле, начали давно, ещё с 2014 года, когда стали разрабатывать справочники по наилучшим доступным технологиям. На 2018 год был разработан, как и запланировано, 51 справочник. Это касается всех отраслей обрабатывающей промышленности, где предусматривается внедрение таковых технологий, которые в том числе будут обеспечивать снижение выбросов парниковых газов, повышение производительности труда и снижение углеродного следа.

Что касается совместной работы. Я рассчитываю, что с учётом доработки закона "О промышленной политике...", который мы планируем внести в Государственную Думу после отработки в Правительстве, в части экспертной оценки внедрения наилучших доступных технологий для того, это будет максимально открыто, публично при модернизации предприятий промышленности, при внедрении, еще раз повторюсь, НДТ на местах.

Вот вчера мы с вами слышали в части, например, "Норникеля" в Совете Федерации рассматривался конкретный проект, связанный с модернизацией, по сути, кластера, города, агломерации, где функционирует огромный комбинат. Вот, в первую очередь, металлургии, химии, базовыми отраслями промышленности должен быть реализован пакет мероприятий, который даст ощутимый результат, я думаю, что даже не придётся ждать 2060 года. Вот мы для себя ставим задачу к 2050 году исполнить те задачи, которые поставлены Президентом Российской Федерации. Спасибо.

Андрей Кузнецов:

- Уважаемый Денис Валентинович, 2021 год прошел под знаком роста цен, к которому оказались не готовы миллионы наших сограждан и тысячи предприятий и производителей. И вот я бы хотел вернуться к теме роста цен на металл, потому что цены на металл оказали мультипликативное влияние на целые сектора: и машиностроение, и автомобилестроение, и оборудование, и сельхозтехника? и так далее.

Вот пошлины, о которых вы говорили, отвечая на вопрос Оксаны Генриховны (Дмитриева, депутат вне фракций – Прим. ред.), как инструмент. Как вы относитесь к тому, чтобы этот инструмент экспортных пошлин сделать постоянно действующим и в какой-то степени даже автоматическим, чтобы он защищал интересы, внутренние экономические интересы нашей страны, не дожидаясь этого роста цен, потому что цены на металл выросли в три раза к июлю. А вот благодаря пошлинам, про которые вы сказали, где-то остановились, но не откатились они туда, с чего начался этот рост, и всё равно влияние оказалось негативным.

Денис Мантуров:

- Андрей Анатольевич, я действительно постарался, Оксане Генриховне отвечая на вопрос по повышению цен на металл, дать комментарии, связанные с тем, что таможенные пошлины экспортные, они не могут сохраняться на постоянной основе, то есть мы их принимаем на полгода. И это касается и металлолома, и, в частности, готовой продукции. И она, эта мера, имеет сдерживающий эффект на определённый промежуток времени.

А если мы говорим про постоянный механизм, то, собственно, Минфин предложил, и Государственная Дума поддержала Министерство финансов в части перевода этого на постоянную основу в виде повышения ставок НДПИ и акциза на жидкую сталь, что обеспечит поступление в бюджет примерно 130 млрд рублей по году. Но это будет, конечно же, с учётом плавающей ставки. Это зависит от того, как будет складываться мировая конъюнктура на эти металлы. Могу сказать, что с момента резкого повышения цены по некоторым номенклатурам она снизилась от 30% до 50%. А для того, чтобы обезопасить отрасль потребления, и в первую очередь, например, машиностроение, стройку, – это прямые долгосрочные контракты.

Такую работу мы проводим с секторами экономики. В частности, по стройиндустрии. Если мы говорим про бюджетные стройки и социально значимые, мы обеспечили прямые договоры с подрядчиками по 700 заказам, что достаточно много, и это обеспечивает стабильное сохранение цен ещё там 2019 года, плюс коэффициента-дефлятора.

И то же самое происходит по оборонно-промышленному комплексу. И в том числе используются механизмы компенсации повышения через перераспределение средств, которые получил бюджет за счёт собственных средств от пошлин экспортных. И рассчитываю на то, что если будет серьёзная флуктуация там в следующем году на мировых рынках, хотя мы по прогнозам не видим каких-то резких скачков и изменений, но, тем не менее, у бюджета будет ресурс для того, чтобы предоставлять целевые средства в виде поддержки для отраслей экономики. Спасибо.

Федот Тумусов:

- Уважаемый Денис Валентинович!

Правительство, Минпромторг разработали и, самое главное, успешно реализовали программу развития фармацевтической промышленности, созданы и успешно работают современные фармацевтические заводы и предприятия. Хотелось бы знать, конечно, как министерство поддерживает экспортно ориентированные нефармацевтические предприятия. Но у меня вопрос о другом, о фармсубстанциях. Известно, что 90% фармсубстанций, то бишь сырья, мы закупаем за границей – в Китае, Индии, в других странах.

Когда же мы сами себя будем обеспечивать фармсубстанцией, есть ли такая стратегия, есть ли такая программа у Минпромторга, у Правительства Российской Федерации? Спасибо.

Денис Мантуров:

- Федот Семенович, вы затронули очень чувствительную и важную тему, она связана напрямую с нашей национальной безопасностью, о том, чтобы не зависеть от поставки компонентов из-за рубежа. Сегодня, действительно, 80% субстанций действующих веществ закупается из-за рубежа. В основном для нас это, слава Богу, из Китая и из Индии, в большей степени из Китая, который беспрепятственно обеспечивает поставки. Но при этом мы не должны довольствоваться закупкой этих компонентов и заниматься разработкой собственной составляющей собственных действующих веществ.

В рамках реализации сначала ФЦП, а затем государственной программы – фарма и медпромышленность, ее развитие – мы поступательно поддерживали предприятия, их проекты, которые связаны с созданием продуктов полного цикла от субстанции до готовой продукции. Поэтому вот уже 20% обеспечивается за счет российского производства. Когда мы начинали больше 10 лет назад, если точным быть, то 11 лет назад, полностью, 100% это была импортная составляющая.

Нам еще есть, над чем работать. Поэтому есть проекты с государственным софинансированием. Это Московский эндокринный завод, где будет к 24-му году производиться широкий перечень субстанций по 30 наименованиям, в том числе наркотические средства, которые мы закупаем на сегодняшний день, 99% импортные. И это также проект нашего госинститута "НИОПИК", там около 17 субстанций будет к 23-му году. Вот в прошлом году мы открыли предприятие в Братске, компания "Фармсинтез". Это химические синтезированные вещества.

Что касается моноклональных антител, биологических веществ, которые сегодня являются инновационным сегментом лекарственных средств, то они производятся по полному циклу. Это и "Генериум", который находится в Ольгино, Владимирская область, и компания "Биокад", которая расположена в Санкт-Петербурге. Эти предприятия уже производят лекарственные средства по полному циклу. Да, и также активный компонент, у нас с ними есть "Специнвестконтракт" отдельный, который в Санкт-Петербурге расположен, и у них в течение двух лет также реализовывается инвестиционный проект. Спасибо.

Валерий Гартунг:

- Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемый Денис Валентинович, уважаемые коллеги, добрый день.

Наша фракция также позитивно оценивает деятельность Минпромторга. Вот сегодня министр выступал, и даже в этой тяжелой ситуации цифры говорят сами за себя, о том, что у нас в обрабатывающих отраслях есть рост. Но он мог бы быть гораздо больше, если бы не только Минпромторг озаботился ростом, скажем так, обрабатывающих производств, ростом экономики страны, а еще и другие министерства и ведомства, Правительство Российской Федерации.

Поэтому я не буду дополнять удручающую картину, которую тут привел нам представитель КПРФ, я перейду сразу ко второй части. А что же нужно сделать для того, чтобы эту картину поменять? Для того, чтобы у нас развивались, прежде всего, отрасли экономики, создающие максимальную добавленную стоимость, нужно, чтобы у нас создавать эту добавленную стоимость внутри страны было более выгодно, чем это делается за рубежом.

Если трактор, произведенный в Китае, завезенный в Российскую Федерацию, будет стоить столько же, сколько стоит металл, только металл, из которого изготовлен трактор Челябинского тракторного завода, то, естественно, ЧТЗ прекратит свое существование, потому что будет завозиться из Китая трактор, что, собственно, и происходит. И если у нас цена на металл будет, как это было вот в этом году с января по июль, взлетать с 32 тыс. за лист, горячекатаный лист, до 96 тыс., то, конечно же, никакие производители техники не выдержат этой конкуренции.

Даже с учетом того, что Минпромторг героическими усилиями добился того, чтобы, как вы сказали, 700 соглашений было подписано между производителями металла и потребителями металла. Но это все равно не закрывает всю экономику страны. Наверняка эти 700 потребителей были как-то связаны с гособоронзаказом, например, да, или там наверняка это крупнейшие потребители. А где тут малый и средний бизнес, который, собственно говоря, является основой развития экономики любой страны? Потому что ситуация в экономике часто меняется. И к изменяющейся ситуации больше всего приспособлен малый и средний бизнес. Он быстрее адаптируется и быстрее меняется.

Вот как раз для них-то мы никаких условий и не создали. Ну, для розничных потребителей, например, на пике цена на лист достигала 110 тыс. за тонну. До ПО. Хотя, в январе она была от 32 до 38. А тут до 110. Конечно, с этим нужно что-то делать.

Да, наш коллега Кузнецов задавал вам вопрос. Денис Валентинович, а что же, как же здесь, в этой ситуации быть? Как вы видите, какие нужно меры принимать для того, чтобы остановить рост цен? Но мы понимаем, что вы — Министр Правительства Российской Федерации, у которого есть консолидированная позиция, которая была озвучена здесь при внесении закона о введении акцизов на жидкую сталь.

И вы не можете, скажем так, занимать другую позицию, если она уже есть, но в парламенте, да, мы можем себе это позволить.

Поэтому, конечно же, в этой ситуации, когда у нас резкие скачки цен, прежде всего, на сталь наблюдаются, нужно принимать меры не по изъятию сверхприбыли с этой отрасли, причем, которая потом перекладывается на потребителя, а, наоборот, создавать условия для того, чтобы было менее выгодно продавать эту сталь за рубеж и более выгодно перерабатывать ее внутри страны. Это то, с чего я начал – чтобы у нас развивались отрасли с высокой добавленной стоимостью, нужно, чтобы у них это производство было более выгодным внутри страны, чем за рубежом.

Понятно, что, конечно, желательно бороться за экспорт и нужно бороться за экспорт, но в то время, когда мы свой внутренний рынок отдаем иностранным производителям машиностроительной продукции, а это действительно так, то, наверное, мечта, что мы экспортные рынки завоюем, она, конечно, очень хорошая, но для начала давайте свой рынок хотя бы отстоим.

Что для этого нужно сделать? Конечно же, нужны совсем иные меры, нежели те, которые принимает Правительство Российской Федерации.

Никаких акцизов на жидкую сталь быть не должно. Никакого повышения НДПИ не должно быть.

Должны быть введены экспортные пошлины, прежде всего, на лом. Да, экспортную пошлину на вывоз лома подняли, и вот с 1 января мы ожидаем, что она будет 100 евро, сейчас 70. Но этого мало. Нужно до 150 поднимать.

Денис Валентинович сказал, что мы не можем более чем на полгода держать постоянно экспортные пошлины на вывоз стальной заготовки. Почему не можем? Кто нам в этом мешает? Значит, мы по вывозу зерна можем это делать, у нас постоянные пошлины, и они плавающие. Почему мы на вывоз стальной заготовки не можем их постоянными сделать?

Хорошо, не нравятся экспортные пошлины, есть квоты. Давайте квоты вводить. Квотировать. Если вдруг на внутреннем рынке взрывной рост стоимости металла, который действительно ставит под угрозу выполнение всех социальных обязательств перед гражданами и перед страной, выполнение национальных проектов, выполнение гособоронзаказа, давайте введем экспортные квоты и остановим вывоз металла за рубеж и, скажем так, сохраним конкуренцию. Это вот первое предложение.

Второе. Конечно же, нужно, я уже сказал, в металлургии нужно убирать и акцизы, и НДПИ, и вводить экспортные пошлины. То же самое нужно делать и в энергетике. Я понимаю, что не Минпромторг отвечает за это.

Посмотрите, у нас топливо внутри страны, да? У нас бензин  на 60% дороже, чем в Казахстане. Почему? Да потому что у нас акцизы (тот самый пресловутый налоговый манёвр, который у нас реализован), акцизы выросли, НДПИ вырос, а экспортные пошлины обнулили. Нужно всё возвращать в обратную сторону.

Ну и, конечно же, нужно привлекать инвесторов, а для этого нужно вернуть инвестиционную льготу по налогу на прибыль, которая очень хорошо работала.

Ну и последнее, о чём хотелось бы сказать. Конечно, нужно поддерживать внутренний спрос. Не повышать пенсионный возраст, не ограничивать индексацию пенсий всем пенсионерам и отменять её работающим пенсионерам, а, наоборот, малоимущим помогать в приобретении продуктов питания.

Хорошая инициатива у Минпромторга есть. Я не понимаю, почему Правительство с ней не выходит в Думу. Выходите с ней, мы вас поддержим. И тогда мы и внутренний спрос поддержим, и российскую промышленность.

Спасибо.

Центральный Аппарат партии
+7 (495) 787-85-15
Пресс-служба
партии
+7 (495) 783-98-03
Общественная приёмная
фракции «СР» в Госдуме
+7 (495) 629-61-01
Официальный сайт Социалистической политической партии «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ – ПАТРИОТЫ – ЗА ПРАВДУ»
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2022