О партии
Идеология
Лица
Деятельность
О Партии
Предвыборная программа
(утверждена XI съездом партии)
Программа партии, рабочий вариант
(актуальность 28.05)
Программа партииРегиональные отделенияИстория партииУставСимволикаВступитьПартнерыСОУТОфициальное печатное издание партииКонтакты
Кто есть кто в партии
Председатель партииСопредседатель партии – Председатель Центрального совета партииСопредседатель партии – Председатель Палаты депутатов партииЦентральный совет партииСекретарь Центрального советаИсполнительный Секретарь Президиума ЦС - Руководитель Центрального Аппарата партииСекретари Президиума Центрального советаПрезидиум Центрального советаСовет Палаты депутатовЦентральная контрольно-ревизионная комиссияПочетные члены партии
Партийная библиотека
25 справедливых законовПолитический словарьКниги Сергея МироноваВся библиотека
Исполнительная власть и МСУ
Органы власти субъектов РФОрганы МСУ
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Депутаты фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ – ЗА ПРАВДУ" о внесении изменений в Налоговый кодекс

11 ноября 2021

 см. также ↓

11 ноября Государственная Дума приняла в первом чтении проект федерального закона № 1258307-7 "О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации" (в части отдельных вопросов налогообложения). С докладом выступил Министр финансов Российской Федерации Антон Силуанов. Вопросы задали депутаты фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ – ЗА ПРАВДУ" Николай Новичков, Михаил Делягин, Андрей Кузнецов, Яна Лантратова, Валерий Гартунг. Позицию фракции по обсуждаемому законопроекту представил Валерий Гартунг.

Николай Новичков:

- Вопрос к Министру финансов. Антон Германович, мы много говорили про разные отрасли, не сказали ни слова про стройку, а у нас, собственно, контракты у предприятий, в том числе оборонные контракты по монтажу, по возведению объектов, и там сталь требуется. У нас где гарантии? Я понимаю, что это вопрос, который мы уже задали 380 раз, всё-таки где у нас гарантии, что не будет роста цен? Потому что там контрактные обязательства, нужно объект либо построить, либо не построить. Если не построить, люди в тюрьму сядут. Как быть-то в этой ситуации, цены останутся прежними? Спасибо.

Антон Силуанов:

- Да. Уважаемый Николай Владимирович, уважаемые депутаты!

По стройке, по стройке. Да, действительно мы видим рост цен в текущем году и в текущем году мы ввели экспортные пошлины на полгода, до конца текущего года на продукцию металлургов. Объём этих экспортных пошлин, и мы договорились, что будет направлен на компенсацию стоимости подорожавших цен, в том числе и на стройки. Поэтому мы этот вопрос в текущем году решаем. Также будем смотреть и мониторить вопросы ценообразования по следующим годам.

Но, по оценкам экспертов, цены, мировые цены на продукцию металлургии будут потихонечку приходить в свои нормальные позиции. Вот такая оценка есть экспертная. Спасибо.

Михаил Делягин:

- Уважаемый Антон Германович, вот эта вот схема с отказом от экспортной пошлины и с введением НДПИ – это зеркальная копия того, что мы уже делали с налоговым манёвром в нефтяной отрасли. Тогда то, что у олигархов отказались брать сверхприбыль на тех рынках, где они зарабатывают, и перенесли изъятие сверхприбыли на внутренний рынок, то есть из карманов граждан Российской Федерации, привело к скачку цен на бензин, привело к тому, что мы дотируем все нефтеперерабатывающие заводы. Вы понимаете, мы нефтеперерабатывающие заводы, конечно, дотируем, но их немного, не получится так, что у нас подскочат цены на внутреннем рынке из-за НДПИ и придётся дотировать всё машиностроение. Есть конкретные расчёты у Правительства на этот счёт? Спасибо.

Антон Силуанов:

- Уважаемый Михаил Геннадьевич, уважаемые депутаты!

Немного разные позиции. Когда мы проводили так называемый налоговый манёвр в нефтянке, действительно, то мы отменяли потихонечку в течение нескольких лет экспортные пошлины, увеличивая внутреннее налогообложение, и, как вы справедливо сказали, через обратные акцизы помогаем тем нефтеперерабатывающим комбинатам, предприятиям для перевооружения. Это тот манёвр так называемый, который мы реализуем сейчас.

Что касается сегодняшнего обсуждения, то, действительно, у нас есть введённые экспортные пошлины. Мы, как члены ВТО, можем вводить экспортные пошлины на ограниченный срок, на ограниченный период, на полгода мы ввели. И вообще срок введения экспортных пошлин максимум, вот у нас дальше может на пять месяцев. Мы, конечно, можем каждый раз на пять месяцев вводить экспортную пошлину, но однозначно ВТО начнёт расследование по действиям Правительства Российской Федерации, это не тот путь.

Что касается вопроса скачка цен.

Цены определяются исходя из мировых цен. И мы с вами прекрасно видели, что выросли цены мировые – выросли цены и на внутреннем рынке. Через экспортные пошлины мы эти цены немного остановили и начали контролировать. Поэтому цены в целом на внутреннем рынке нашем, да и в других странах, зависят от спроса и предложений мировых цен на эту продукцию.

Поэтому, безусловно, здесь вопрос введения НДПИ будет использоваться компаниями, если они вложат это в цену, то нам будет проще, так сказать, завозить импортный товар, потому что цены, они везде примерно одинаковые и различаются исходя из транспортного плеча, транспортной составляющей. Поэтому по нашим расчетам введение НДПИ и акциза не приведет к росту цен на соответствующую продукцию. И еще раз повторюсь, что мы в законе по акцизам специально такую норму прописали.

Спасибо.

Андрей Кузнецов:

- Уважаемый Антон Германович, вот сегодняшняя дискуссия складывается таким образом, что, по-моему, для всех очевидно, что при прочих равных на рынке после введения акцизов цены повысятся. Это значит, что такая отрасль болезненная, например, как машиностроение, будет поставлена в более сложные условия, чем она сейчас находится. А мы знаем, что стоит задача прорыва экономического, и машиностроение – это одна из ключевых отраслей, которая за это отвечает.

Вопрос звучит так. Понятны все цели и понятно, что хотим взять сверхдоходы и так далее, но почему мы выбираем такие способы, которые ставят наших машиностроителей в заведомо невыгодное положение по отношению к импортным машиностроителям?

Антон Силуанов:

- Спасибо за вопрос.

Уважаемый Андрей Анатольевич, уважаемые депутаты, хочу сказать, что мы здесь не ставим наших отечественных машиностроителей в худшее положение. Наоборот. Наоборот. Почему? Потому что мировое машиностроение как раз испытывает дополнительную нагрузку на издержки в связи с ростом цен на металл. Мы, как сегодня предложил Андрей Михайлович (Макаров, председатель Комитета по бюджету и налогам – Прим. ред.), ко второму чтению рассмотрим вопрос о том, чтобы освободить из-под налогообложения по списку, который будут предлагать соответствующие профильные ведомства, сталелитейщиков, которые поставляют сталь для отрасли машиностроения. Поэтому, наоборот, создадим более комфортные, лучшие условия, конкурентные условия для работы наших машиностроителей. Спасибо.

Валерий Гартунг:

- Уважаемый Антон Германович, вы реально посчитали, сколько сможете собрать за три года, я тут посмотрел, вы посчитали, 550 млрд. А считали ли вы потери консолидированной системы, налоговой системы регионов, внебюджетных фондов и федерального бюджета от того, что не будет роста экономики? И просчитывали ли вы последствия, например, для машиностроительных секторов, ну, для тех секторов, которые являются потребителями стали? А это, как правило, отрасли, которые создают максимальную добавленную стоимость. Создаются рабочие места, и, соответственно, налог на прибыль – это местный налог, это отчисления во внебюджетные фонды, это в том числе доходы пенсионной системы и так далее. Вот эти расчеты были? Да, и самое главное. Оценку регулирующего воздействия вы проводили или нет? Спасибо.

Антон Силуанов:

- Уважаемый Валерий Карлович, уважаемые депутаты!

Конечно, когда мы готовим законопроекты, то мы обсуждаем это с министерствами и ведомствами, заинтересованными бизнес-сообществами. Я об этом уже говорил. И в соответствии с нашими правилами проводится оценка регулирующего воздействия.

Что касается консолидированной системы. Коллеги, мы сейчас говорим о сверхмаржинальности, сверхдоходах. И речь ни в коем случае не идет об устойчивости доходной базы субъектов или муниципалитетов, потому что речь идет именно о суперблагоприятной, если можно так сказать, конъюнктуре, которая сегодня сложилась. А сколько она дальше будет продолжаться, мы не знаем, но в этот период мы понимаем, что компании могут и должны поделиться с государством, с бюджетом, чтобы эти деньги пошли на нужды людей и нужды предприятий, на наши проекты, которые мы реализуем.

Поэтому каких-то рисков для консолидированной системы, для бюджета консолидированной системы этот закон не несет однозначно. Этот закон только об изъятии сверхренты. Спасибо.

Яна Лантратова:

- Уважаемый Антон Германович, я представляю Челябинскую область. Существуют различные варианты, как можно взыскать дополнительные налоги с металлургов, не ударив при этом по внутреннему рынку. Например, повышение экспортной пошлины на вывоз лома или сохранение экспортной пошлины на стальную заготовку. Скажите, вы рассматривали такие варианты налогообложения как альтернативные? Спасибо.

 Антон Силуанов:

- Мы, уважаемая Яна Валерьевна, действительно, обсуждали уже эти вопросы про экспортные пошлины. Мы видим здесь риски, и я об этом говорил, о том, что если мы будем постоянно пользоваться этим инструментом, могут пострадать другие наши экспортеры. И здесь мы можем получить гораздо больше минусов, чем плюсов для отрасли металлургии. Пострадают другие – все экспортеры, начиная от селян, от наших машиностроителей. Поэтому здесь очень аккуратно нужно использовать этот инструмент.

Поэтому какие налоги? Мы предложили действующий законопроект, который работает только в условиях хорошей конъюнктуры. Будет конъюнктура меняться – будут, соответственно, меняться и снижаться те налоговые изъятия, которые мы сегодня рассматриваем.

Поэтому, отвечая на ваш вопрос по экспортным пошлинам, мы в настоящий момент не планируем продление. Планируем сделать постоянный действующий механизм, плавающий в зависимости от внешних цен на сырье, на сырье и на металлургическую продукцию. Именно такой инструмент, на наш взгляд, является наиболее оптимальным. Спасибо.

Валерий Гартунг:

- Уважаемый Вячеслав Викторович (Володин, Председатель ГД – Прим. ред.), уважаемые коллеги, постараюсь ответить на те вопросы, на которые не ответил Министр финансов Силуанов Антон Германович.

Вячеслав Викторович, первый вопрос, сразу с него и начну. Почему на внутреннем рынке цены даже в долларах выше, чем на экспорт? Потому что у нас чрезвычайно монополизированный рынок. Я об этом много раз говорил. У нас на металлургическом рынке сложилась олигополия. Несколько компаний контролируют весь рынок. И когда нам говорят о том, что мы с ними договорились, вместо экспортных пошлин мы введём акциз, и при этом акциз не будет включаться в цену, Антон Германович, что бы вы ни написали в законе, будет акциз включаться в цену или не будет, он будет включен в цену, в конечную цену. Потому что они полностью контролируют ценовую политику на внутреннем рынке. 100%, даю вам гарантию.

Дальше. Вот я ответил на вопрос Председателя Государственной Думы, что на самом деле ларчик очень просто открывается. Антимонопольное законодательство у нас достаточное, но дьявол в деталях. У нас металлурги всегда объяснят, почему у них сработали рыночные механизмы.

Для того, чтобы эту ситуацию сломать, очень просто – рыночными механизмами её нужно ломать. Нужно, чтобы на внутреннем рынке был создан не дефицит стали, а профицит. То есть переизбыток предложения. Тогда металлурги, даже несмотря на то, что у них олигополия, будут бороться за загрузку свободных мощностей, экономика всё расставит на свои места. Именно такие механизмы мы вам и предлагаем как альтернативные, я по ним пройдусь потом.

Дальше. Теперь по цифрам, и ещё заявление. Вы говорите, цены там не вырастут. Да, чтобы цены на металл не выросли, мы будем ввозить металл. Антон Германович, ничего вы не ввезёте. Вы посмотрите, какие у нас расстояния. Ну, откуда вы ввезёте? Из Турции металл повезёте? Например, на Урал? Вы представляете, какое транспортное плечо? Вы тариф посчитайте. Даже если там, в Турции, металл будет дешевле, пока вы его довезете до машиностроительного предприятия, до Нижнего Тагила, ещё куда-нибудь, до "Уралвагонзавода" и потом потребителям, вы представляете, какое транспортное плечо? Транспортные затраты вообще всё съедят.

Поэтому это не вариант, в России это не работает. Это работает, может быть, в Европе, в Юго-Восточной Азии. У нас это не будет работать.

Ну, и потом вообще странная вещь, то есть мы своим металлургам не даём возможности продавать металл внутри страны, а импорт будем завозить. Слушайте, мне кажется, странная политика. Я понимаю, если бы это мы услышали от министров турецкого правительства, но от российского – я думаю, вряд ли.

Дальше. Я по вопросам пройдусь. Ну, вот акциз не будет включаться в цену, я уже ответил. Кстати, про НДПИ. Вы подтвердили, да, НДПИ в цену включается. Слушайте, если НДПИ в цену включается, и он подрастает серьёзно, это повлияет на цену? Ну, конечно, повлияет. А вы нам говорите: нет, не повлияет. Антон Германович, если к этому прибавить вот это, то вот так будет или как? Это же арифметика и у меня даже внуки с этим вопросом справятся.

Дальше. Давайте по цифрам теперь. Да, действительно, вы предложили... Вот сегодня мы в комнате для совещаний провели обсуждение. Действительно, вы делали предложения, которые частично, скажем так, нивелируют негативные последствия вступления в силу этого закона.

Действительно, выводят из-под акциза на жидкую сталь литейки, электрометаллургию. И то вопрос, как это будет ещё, скажем так, администрироваться.

Я не буду сейчас в детали вникать, это будет во втором чтении, мы к этому ещё вернёмся, но у меня большие сомнения, что это будет работать.

Дальше. Вы говорите: если цены на мировых рынках упадут, то упадут, соответственно, доходы и, соответственно, они не будут платить вот эти акцизы. Антон Германович, если на внешних рынках упадут цены, это не значит, что они упадут внутри страны. Вот вам коллега Луговой (депутат фракции ЛДПР – Прим. ред.) только что привёл пример, что внутри страны цены будут выше. И это так и есть, и это часто бывает. Возьмите динамику цен, посмотрите в разрезе лет десяти. Вы увидите, что есть периоды, когда внутри страны цены ниже, чем на внешнем рынке, где конкуренция, а здесь – монополизированная ситуация. Вы говорите: мы с них не будем сверхдоходы брать. Но при этом цены-то они вздуют, они сверхдоходы будут получать, но не будут облагаться.

Дальше. Вы для некоторых компаний приводите пример, что если слябы будут на рынке 300 долларов и меньше, то тогда акциз на жидкую сталь будет обнуляться. Но я не поленился, попросил дать мне данные, а когда же они вообще были и были ли вообще когда-нибудь ниже 300 долларов? Да, один раз – в 2015 году. Начиная с 2015 года они взлетали до 830 (летом этого года) и сейчас 720 на слябы, на заготовку 620 примерно. То есть понимаете, да, какая маржа?

Теперь можно ли альтернативными вариантами изъять эту природную ренту? Не природную, это не природная рента, это монопольная рента, я бы так сказал, вот давайте правильно называть, сверхдоходы с монопольной ренты. Конечно, есть.

Дальше. И теперь перейдем к альтернативным. Вы нам говорите: экспортные пошлины – это не вариант. Антон Германович, на нефть это вариант, на зерно вариант, да на многие товары, где у нас постоянно действующие экспортные пошлины, это вариант. Почему на металл-то не вариант, я не понимаю? Значит, здесь мы ВТО не боимся, а здесь боимся, что ли? Слушайте, ну так кто будет накладывать санкции на Россию во время мирового дефицита стали? Вдумайтесь, какое правительство начнет ограничивать ввоз российской стали, когда у них и так её не хватает? Я себе не представляю это. Ну, может быть, только российское Правительство может на это пойти, но вот других я не представляю. Извините, конечно, за эмоции, но мне кажется, надо было здесь получше подготовиться.

Дальше. Какие альтернативы? Конечно, экспортные пошлины – раз альтернатива. Я на выбор вам. Дальше. Квоты на вывоз. Мы не облагаем налогами. Что такое квота? Мы ограничиваем вывоз и создаем избыток сырья внутри страны. Что происходит? Снижение цен. Именно к этому вас призываем. Дальше. Экспортные квоты или пошлины не только на стальную заготовку, но и на лом. Лом – это основное сырье. Если лом будет снижаться внутри страны, сталь будет снижаться внутри страны, машиностроение будет забирать российские рынки. Вот вы сейчас выделяете несколько триллионов рублей на госпрограммы. Как вы думаете, чью продукцию они будут закупать после принятия таких законов? Конечно, импорт попрёт в Россию, и мы все эти триллионы рублей направим на развитие Турции, Китая, кого там ещё, Германии. Может, мы в России будем просто их осваивать и создавать рабочие места, прежде всего?

Дальше. Дифференцированный возврат НДС экспортерам сырья.

Ну, давайте рассмотрим. В Китае это работает. Почему у нас не работает? Мы же не говорим: обнулить. Вы на 1% снизьте возврат НДС, вы денег получите в несколько раз больше, чем планируете сейчас. Или, например, ставка налога на дивиденды. Плюс 1% ставки налога на дивиденды покроет все ваши доходы, которые вы сейчас собираете. При этом тем, кто инвестирует, верните инвестиционную льготу по налогу на прибыль, она же работала, вот так работала.

Вот и всё, вот вам сбалансированные предложения. Я просто в течение нескольких минут вам их накидал. Я готов подготовить вам подробную записку, давайте это обсудим. Но за такой закон мы, конечно, голосовать не будем. Спасибо.

Центральный Аппарат партии
+7 (495) 787-85-15
Пресс-служба
партии
+7 (495) 783-98-03
Общественная приёмная
фракции «СР» в Госдуме
+7 (495) 629-61-01
Официальный сайт Социалистической политической партии «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ – ПАТРИОТЫ – ЗА ПРАВДУ»
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2021