О партии
Идеология
Лица
Деятельность
Исполнительная власть и МСУ
Органы власти субъектов РФОрганы МСУ
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Валерий Гартунг и Федот Тумусов о мерах поддержки промышленности

10 июня 2020

 см. также ↓

10 июня в Государственной Думе в рамках "правительственного часа" Министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров выступил с докладом "О мерах по обеспечению устойчивого развития отраслей промышленности и торговой деятельности в условиях изменившейся экономической ситуации, вызванной распространением новой коронавирусной инфекции". Вопросы министру задали Федот Тумусов и Валерий Гартунг, от фракции "СР" выступил Валерий Гартунг.

Вопрос Федота Тумусова:

– Уважаемый Денис Валентинович, к большому сожалению, легкая промышленность никогда не была в современной России приоритетной, но нам пора задуматься о том, чтобы создавать конкуренцию мировым лидерам производства одежды. И, конечно, без государства здесь никак не обойтись.

У нас удивительная страна. Вот, например, государство кормит и одевает заключенных и на их содержание тратит примерно 300 млрд руб. ежегодно, а вот школьников только недавно додумались кормить бесплатно, а насчет того, чтобы одевать их в школьную форму, мы ещё не дошли.

Как вы относитесь к нашему предложению о субсидировании семей на приобретение школьной формы? Вот если бы государство дало по 10 тыс. руб. на каждого ребенка, что составит не более 160 млрд руб. по всей стране, эти деньги, конечно, надо отдать нашим российским производителям школьной одежды. Это региональные предприятия, малые и средние.

Денис Мантуров:

– Федот Семенович, вы знаете, в 2012 году, когда меня назначили министром, я помню прекрасно, когда мы начали вообще заниматься активно развитием легкой промышленности не из-за того, что раньше там никто не хотел, просто другие отрасли было крайне актуально восстанавливать. Так вот мне покрутили у виска и сказали: слушай, ты сумасшедший? Куда ты легкую промышленность собираешься поддерживать и развивать, если уже давно Китаем все закрыли, всю страну? А оказалось не так. Значит, мы упорно эти годы поддерживали этот сектор промышленности.

Хочу сказать следующее, причем не такими уж и большими мерами государственной поддержки, но у нас сегодня все направления развиваются – от сырья до готовой продукции: и текстильной, и обувной. Так что в легкую промышленность входит много очень направлений, которые ранее даже не идентифицировались, то есть к тому же самому сегменту легкой промышленности относится продукция, которая используется теперь в дорожных покрытиях, это те же самые материалы, извините, которые сегодня используются для костюмов и халатов против коронавируса.

Просто, чтобы вы понимали, насколько масштабна эта отрасль. Ну и рынок – это три трлн руб. по годам. Мы занимаем уже на этом рынке порядка 25%, что неплохо за этот период времени, когда мы занимали считанные 3-4%.

Но я сегодня говорил, что мы боремся с контрафактом, который один из основных, наверное, факторов, мешающих развитию отрасли. В этом году мы дополнительно выделяем средства на компенсацию процентов по оборотным средствам, на льготный лизинг.

И вы затронули тему, связанную со школьной формой. Мы все-таки индустриальное производственное ведомство, поэтому отвечаем за поддержку наших предприятий. Поэтому мы 500 млн руб. ежегодно на протяжении уже нескольких лет, и в том числе в этом году, выделяем предприятиям на компенсацию затрат, тем, кто использует российские ткани, для шитья именно школьной формы, натуральные ткани, смесовые ткани. И могу сказать, что только за счёт этой меры наши предприятия в состоянии конкурировать с китайскими производителями и поставлять в нашу систему образования нашу форму. Будем продолжать и дальше развивать этот сегмент.

Спасибо.

Вопрос Валерия Гартунга:

– Уважаемый Денис Валентинович!

Сегодня вы рассказали много о мерах поддержки – и по поддержке спроса, и по СПИКам, и по ФРП, – много рассказали о том, какие меры принимаются по поддержке промышленности. Скажите, пожалуйста, на ваш взгляд, сколько денег дополнительно необходимо выделить со стороны государства для поддержки спроса?

И второе. Как вы видите, какие дополнительные меры нужно предпринять для защиты отечественного рынка от недобросовестных импортёров? Ну, например, из Китая завозятся колёса в сборе, при этом уплачивается... с шиной… пошлина всего 5%, хотя на шину она – 15%. Таким образом, бюджет недополучает 10% экспортной пошлины, а российские производители фактически теряют свою долю на российском рынке.

Каким образом вы планируете с такими примерами недобросовестной конкуренции бороться?

Спасибо.

Денис Мантуров:

– Валерий Карлович, спасибо.

Если позволите, я, наверное, отвечу только на часть вашего вопроса. Потому что за три минуты я не уложусь.

В целом о том, сколько нам нужно средств на поддержку всех отраслей экономики и промышленности? В части недобросовестной конкуренции, если говорить об этой проблеме, я сегодня уже отмечал в своем выступлении, что мы разворачиваем работу по борьбе с контрафактом, с фальсификатом, в целом с нелегальным оборотом за счет ряда инструментов. В том числе маркировка, то, что мной было упомянуто. Но хотел бы добавить к этому систему сертификации.

Вот приведу, я сегодня уже говорил, например, по алюминию. Только за счет сертификации, например, алюминиевых дисков, которые просто заполонили китайские, мы проводили системные исследования, они не выдерживают наших дорог. Значит, они не обладают тем качеством, той толщиной, тем сплавом, которые рассчитаны для наших климатических условий.

Поэтому только сертификация обеспечила. Во-первых, практически полностью ушли от нелегального оборота китайских дисков только те предприятия, которые получают сертификат, имеют право поставлять. У нас есть определенная проблемка. Через Белоруссию начали ребята хитрить, но мы постараемся с коллегами найти и здесь возможность преград.

Что касается примера по цементной отрасли. Введя сертификацию по цементу, мы на 60% снизили нелегальный оборот по этому сегменту. А вы знаете, что отрасль у нас существенно была недозагружена в последние годы. И это дает возможность легально производить добросовестным производителям цемент в стране.

Поэтому мы, конечно, с вами согласны в том, что есть еще лазейки по поставке, например, импортных компонентов, когда на компонент пошлина, соответственно, больше, чем на готовую продукцию. Это странно, правда? Поэтому мы отрабатываем с каждым конкретным примером, с предприятием для того чтобы, наоборот, компоненты закупать с пониженной пошлиной или вообще без пошлины, а на готовую продукцию, чтобы были большие ограничения. Спасибо.

Выступление Валерия Гартунга:

– Уважаемый Вячеслав Викторович (Володин, Председатель ГД – Прим. ред.)! Уважаемые коллеги! Уважаемый Денис Валентинович!

Предыдущий выступающий в завершение сказал, что фракция позитивно оценивает вашу работу. Я с этого начну.

Наша фракция позитивно оценивает ваши усилия по быстрому наращиванию производства масок, средств защиты. Также мы позитивно оцениваем ваши меры по поддержке экспорта, которые осуществляет ваше министерство в последние годы. Мы также позитивно оцениваем направление, которым вы сейчас занимаетесь – это поддержка импортозамещения в области компонентов. Это очень важно, потому что если мы не производим компоненты, то мы, фактически, готовый российский продукт создать не сможем. Мы это всё поддерживаем, и мы с этим согласны.

Но, к сожалению, российская промышленность находится в тяжелом положении. И, видимо, усилий, которые прилагает министерство, а оно делает всё, что может, недостаточно для того, чтобы изменить тренд в развитии экономики, тренд в развитии страны. Для этого нужны усилия всего российского Правительства. И не только Правительства, а ещё и Центрального банка.

Поэтому Вячеслав Викторович правильно сказал, что нужно говорить о предложениях. И я как раз сейчас перехожу к предложениям.

Первое. Чтобы российская промышленность развивалась темпами выше среднемировых, у нее всё для этого есть. Денис Валентинович подробно рассказывал о компонентной базе, о мощностях, которые в разных наших отраслях созданы. Они все есть. Нужен сейчас рывок. Чтобы этот рывок состоялся, что нужно сделать? Нужно поддержать спрос. С этого нужно начать.

Конечно же, мы прекрасно понимаем, что толчок к спросу даст прежде всего рывок в строительстве. Пожалуйста, давайте мы снизим ипотеку до 1% и будем гражданам, покупающим жилье, субсидировать из бюджета. Это самая правильная мера будет.

Потому что люди будут покупать жилье, оно им будет по силам. Сейчас они не могут такие проценты платить, они, соответственно, не покупают. Оживет производство стройматериалов, металлургия оживет, которая сейчас в тяжелейшей ситуации, потому что стройка прекратилась.

Следующее. Закупка общественного транспорта. Вячеслав Викторович, то, о чем вы говорили, – автобусов, троллейбусов, трамваев. Ну, подождите, одному Челябинску для перевода на газомоторное топливо автобусов нужно 4,5 млрд руб., только одному Челябинску и только по одному виду транспорта. Вы умножьте на количество миллионников и посчитайте, сколько нам нужно денег. Ну, слушайте, если мы будем по 40-50 млрд в год выделять на всю промышленность, мы что-то изменим? Нет.

Я Денису Валентиновичу задал вопрос, а сколько же надо денег? Ну, Денис Валентинович поскромничал. Я надеюсь, что он в дальнейшем такие цифры даст, но мы сами посчитали. Так вот я вам могу сказать, чтобы поддержать реально спрос, нужно выделить дополнительно на поддержку производства транспортных средств минимум 100 млрд в год. Это только по автопрому, по грузовикам, по автобусам, троллейбусам, трамваям.  

Кроме того, следующее, что нужно сделать для поддержки спроса. Нужно субсидировать лизинг отечественной продукции, – не везде покупателем является бюджет. У нас покупателем транспортных средств, дорожной техники, грузовых автомобилей, железнодорожных вагонов является частный бизнес.

Здесь нужно субсидировать процентные ставки по лизингу. Это самая правильная мера. Если мы будем субсидировать лизинг, будут оборотные средства, будет, на что покупать. И будут покупать.

Что сейчас происходит? Что делает Китай с российской промышленностью? Они завозят в Российскую Федерацию свою промышленную продукцию с отсрочкой, на минуточку, от полугода и более, то есть вообще за неё платить не надо, они говорят: заберите только, только у себя не производите, потом когда-нибудь деньги отдадите. Понятно, что они делают?

И это на фоне, когда у нас растут процентные ставки. ЦБ снижает учётную ставку до 5,5%, в это время все госбанки поднимают ставки, увеличивая свою маржу.

Слушайте, мы в такой ситуации поднимем промышленность или нет, если у нас ЦБ не контролирует ситуацию, банки контролируют ставки, а денег у промышленности не хватает? Что они могут сделать всей своей командой без денег? Ничего не сделают. Они, конечно, выработали меры поддержки, СПИК, Фонд развития промышленности, по компонентам разработали всё. Предложения, инструменты есть, денег нет.

Давайте теперь вернёмся к тому, что ещё нужно делать дальше. Нужны оборотные средства. Я уже начал про это говорить. Чтобы промышленность ожила, мощности есть, люди есть, специалисты есть, я, пожалуйста, перед вами, как Владимир Вольфович сказал: у нас почётная профессия должна быть – инженер, я инженер-механик как раз, я вам просто говорю, что нужно делать, нужны оборотные средства. Есть в стране деньги? Есть. Нужно промышленности их дать.

Дальше. Что ещё нужно сделать в условиях пандемии? У нас продолжается режим нерабочих дней – уже третий месяц многие предприятия не работают. Людям сказали: вы будете получать заработную плату, только промышленным предприятия не сказали, где взять деньги, где эта касса, в которой нужно получить эти деньги, чтобы людям выплатить зарплату за нерабочие дни.

Слушайте, если они неработающим заплатят по 100%, работающим они сколько должны тогда платить, 200%? А где они эти деньги возьмут, если у них платежи встали и банки подняли процентные ставки?

Как вы считаете, у нас будет промышленность в этой ситуации развиваться? Не будет.

Что нужно сделать? Нужно решить вопрос с выплатой денег неработающим гражданам, и это делать нужно напрямую, не через промышленные предприятия. Например, объявить этих людей временно неработающими, временно безработными и либо из Фонда социального страхования, как по листкам временной нетрудоспособности, платить, либо платить как безработным.

Дальше. Налоговое законодательство. Где взять деньги, как всегда, да?

Отмена возврата НДС экспортёрам сырья даст бюджету два трлн руб. Кто больше всего заплатит? Нефтегазовый сектор, который за последние два года заработал примерно 13 трлн руб. Им, конечно, сейчас, может быть, и нелегко, но те 13 трлн руб. за 2018 и 2019 годы, которые они заработали, – это хорошая подушка безопасности, это больше, чем Фонд национального благосостояния всей страны. Есть у них жирок, как говорится, и поэтому можно эти два трлн оставить в бюджете.

Дальше, если этого не хватает, пожалуйста, можно сделать плоскую шкалу страховых взносов, чтобы все платили одинаково. У нас хорошее решение было Президента о снижении ставки с 30% до 15%.

Я хочу сказать, что всё для того, чтобы наша промышленность развивалась темпами выше среднемировых, у нас в стране есть. У нас есть деньги неизрасходованные в бюджете, у нас есть наработанные меры поддержки, которые вот эта команда выработала, нужна политическая воля. Люди, которые могут принять это решение, сидят в этом зале. Прошу поддержать. Спасибо.

Центральный Аппарат партии
Телефон: (495) 787-85-15
Факс: (495) 959-35-86
Пресс-служба
партии
Телефон: +7 (495) 783-98-03
Общественная приемная
фракции "СР" в Госдуме
Конт. тел: (495) 629-61-01
Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2020