О партии
Идеология
Лица
Деятельность
Исполнительная власть и МСУ
Органы власти субъектов РФОрганы МСУ
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Анатолий Аксаков, Валерий Гартунг, Федот Тумусов и Александр Ремезков об отчёте Центробанка за 2016 год

09 июня 2017

 см. также ↓

9 июня Государственная Дума рассмотрела проект постановления № 191390-7 "О годовом отчете Центрального банка РФ за 2016 год". С докладом по данному проекту выступила Председатель Центрального банка РФ Эльвира Набиуллина. С содокладом – председатель Комитета ГД по финансовому рынку Анатолий Аксаков. Вопросы Председателю ЦБ задали Валерий Гартунг, Федот Тумусов и Александр Ремезков. От фракции "СР" выступил Валерий Гартунг.

Анатолий Аксаков:

 mp4 

– Уважаемые коллеги!

Вы знаете, что в соответствии с Регламентом была создана рабочая группа, в которую вошли депутаты от трех профильных комитетов: от Комитета по финансовому рынку, от бюджетного Комитета и Комитета по экономической политике.

Была проведена интенсивная работа с документами, которые представили нам в Государственную Думу, мы заслушивали руководителей направлений Центрального банка. Хотел бы сразу сказать, что на основе этой работы Комитет по финансовому рынку пришёл к выводу, что необходимо принять к сведению отчёт, который представил Центральный банк. Мы отмечаем, что этот отчёт соответствует требованиям закона "О Центральном банке", также отмечаем, что поменялась, по сравнению с предыдущими периодами, структура этого отчёта. Если раньше он представлял собой рассказ, информацию о том, как работают те или иные подразделения Центрального банка, то сейчас в отчёте установлено такое представление информации, которое показывает, в том числе, как ЦБ добивался поставленной перед собой цели.

Определены пять целей в этом документе: ценовая стабильность, устойчивость развития финансового рынка, доступность финансовых услуг, развитие национальной платёжной системы, развитие технологий и инноваций.

Мы в своём заключении на представленный отчёт отметили, что это правильное направление. Приветствуем, что именно так строится подготовка документа, но при этом высказали предложение, чтобы по всем направлениям своей работы Центральный банк указывал конкретные цели, которых он собирается достичь за отчётный период. Скажем, он определил, что в этом году целевой показатель по инфляции 4%, все свои действия как раз направляет на то, чтобы достичь этого целевого показателя.

В прошлом году была поставлена цель 5,5-5,6%, и своими действиями он добился этого целевого показателя.

На наш взгляд, по другим направлениям тоже должны быть такие же количественные и качественные показатели, по которым мы могли бы судить, как работает Центральный банк, насколько эффективно достигает поставленных целей. Например, капитализация фондового рынка, либо отношение кредитов, предоставленных экономике, валовому внутреннему продукту и так далее, и тогда нам будет более наглядно видна вся картина действий Центрального банка по выполнению поставленных задач.

Если же говорить о денежно-кредитной политике, то мы с вами все видели, что она была достаточно жёсткая и была направлена как раз на достижение целевого показателя по инфляции. Мы с пониманием относимся к такой политике Центрального банка в связи с тем, что непростая внешняя обстановка, и макроэкономическая ситуация в стране тоже не вселяла большого оптимизма. Но при этом мы также отметили, что уровень ключевой ставки, которая определяет стоимость денег на нашем финансовом рынке примерно в два раза, а сейчас даже более чем в два раза превышает уровень инфляции. На валютном рынке также мы наблюдаем достаточно стабильную ситуацию. В связи с этим, на наш взгляд, Центральный банк мог бы действовать более решительно по снижению ключевой ставки и тем самым поддержать более активное кредитование экономики.

Если говорить о регуляторной и надзорной политике Центрального банка, то Комитет, естественно, поддерживает политику, направленную на оздоровление финансовой системы, на очищение рынка от недобросовестных участников. При этом мы также поддержали и создание службы рисков в Центральном банке и централизацию надзора. Но при этом выражаем пожелание и предлагаем так наладить работу, чтобы экспертиза представителей Центрального банка в регионах была на высоком качественном уровне. К сожалению, идут сигналы о том, что это качество снижается. Будет налажен так называемый консультационный надзор, когда Центральный банк помогает тем, кто желает работать добросовестно, честно, законопослушно на рынке. И даже в тех случаях, когда у финансового института есть проблемы. Может быть, вместе выработать план и затем уже отслеживать, как этот план по оздоровлению финансового института выполняется.

Мы приветствуем и поддерживаем своим законом переход на пропорциональное регулирование банковской системы, и считаем необходимым этот принцип распространить также на другие финансовые рынки, такие как фондовый рынок, рынок страховых услуг и так далее. В связи с этим хотел бы также отметить такую не очень хорошую тенденцию, как монополизация на финансовых рынках по всем направлениям. Мы это видим и на банковском рынке, и на страховом, и на рынке коллективных инвестиций. Монополия – это снижение качества и увеличение цены предоставляемых услуг. В связи с этим, мы считаем, что Центральный банк должен иметь "дорожную карту" развития конкуренции на всех финансовых рынках для того, чтобы способствовать и качеству оказываемых услуг, и снижению цены этих услуг.

Мы, конечно же, отмечаем большую работу по развитию национальной платёжной системы, считаем, что очень многое сделано. И в то же время видя, какую большую работу по внедрению новых технологий Центральный банк проводит, хотели бы отметить, что необходимо это делать ещё быстрее, поскольку бумажный документооборот крайне большой, он измеряется миллиардами рублей и многими тоннами бумаги. В XXI веке мы должны переходить на цифру, технологии это позволяют, и Центральный банк имеет все, в том числе материальные возможности это активно внедрять.

В заключение я хотел бы ещё раз отметить большую работу Центрального банка, и ещё раз подтвердить, что Комитет предлагает принять отчёт Центрального банка к сведению. Спасибо.

Валерий Гартунг:

 mp4 

– Уважаемая Эльвира Сахипзадовна, вы сказали, что для роста инвестиций нужна низкая инфляция. На мой взгляд, для роста инвестиций нужен, прежде всего, платёжеспособный спрос и высокая доходность от вложенных инвестиций по шкале "риск – доходность". В связи с этим вопрос: а как вы считаете, что первично – экономический рост или низкая инфляция? Что бы вы поставили на первое место? Спасибо.

Эльвира Набиуллина:

– Валерий Карлович, вопрос действительно важный, его часто задают. Мне кажется, это ложное противопоставление. Устойчивый экономический рост на базе низкой инфляции – это то, что возможно, то, что нужно, и то, что показывают другие страны. Устойчивый рост на основе низкой инфляции. Безусловно, нужно повышение платёжеспособного спроса. Важно, чтобы этот спрос был направлен на увеличение количества товаров, а не просто, чтобы люди платили, у них повышенный платёжеспособный спрос, просто оплачивали выросшие цены товаров.

Поэтому, низкая инфляция очень важна и для инвестиций, я с вами абсолютно согласна, доходность и риск. Нам нужно снижать риски, обеспечивая соответствующую доходность, и нужно поощрять частные инвестиции. Я здесь не вижу противоречий. И наша политика направлена на то, чтобы снижать инфляцию, давать основы для экономического роста и основу для тех преобразований, которые дадут повышенные темпы экономического роста.

Спасибо.

Федот Тумусов:

 mp4 

– Уважаемая Эльвира Сахипзадовна! Я с большим восхищением наблюдаю за вашей деятельностью: железной рукой, железной волей вы наводите порядок в банковской сфере. Но в последнее время у меня нарастает тревога: а не выплеснем ли мы вместе с водой ребенка? Я имею в виду судьбу региональных банков, которые являются системообразующими в экономике, в социальной сфере регионов. Хваленый "Сбербанк", он уже ушел или уже уходит от малонаселенных пунктов, там нет ни банкоматов, ни старых добрых сберкасс и так далее. А нормативы, которые вы устанавливаете для банков, в частности, по размерам капитала, конечно, подходят для столичных банков, но для региональных это очень сложно.

И у меня вопрос такой: вы какой-то особый подход будете вырабатывать для региональных банков, которые являются системообразующими?

Эльвира Набиуллина:

– Спасибо за вопрос, Федот Семенович. Региональные банки мы только хотим поддерживать. Им сейчас очень тяжело конкурировать с крупными банками, плюс к этому ужесточается наше регулирование, поэтому мы предложили это реформирование и изменение системы. Те банки, у которых не будет достаточно капитала, будет капитал меньше одного миллиарда рублей, потому что есть и крупные региональные банки с филиалами во многих регионах. Те банки, которые работают на местах, у них сохранится капитал 300 миллионов рублей, и будут работать в основном с малым бизнесом, физическими лицами, но для них будет проще регулирование, им не надо будет вступать в несправедливую конкуренцию с крупными банками.

Для нас очень важно, чтобы эта их бизнес-модель оказалась жизнеспособной. Будем отрабатывать ее вместе с вами, следить, чтобы, действительно, региональные банки были устойчивы и обслуживали интересы региональной экономики.

Что касается доступности финансовых услуг, нас тоже эта тема беспокоит, у нас создан специальный департамент, который занимается финансовой доступностью. Мы видим, что многие банки, экономя издержки, закрывают свои отделения, и финансовая доступность может падать в сельских населенных пунктах и так далее.

Первое. Мы просим банки, и они на это реагируют, чтобы были передвижные пункты обслуживания населения, кассовые пункты, и с начала 2015 года их количество увеличилось на 30%, то есть такие передвижные пункты работают.

Второе. Большие надежды возлагаются на использование инфраструктуры почты, которая есть во многих регионах, и мы видим, что "Почта Банк" постепенно открывает там банковские окошки и оказывает основные финансовые услуги. Конечно, роль кредитных потребительских кооперативов в микрофинансовых организациях во многом есть в этих регионах. И новые технологии нужно проводить, в том числе, в небольшие населённые пункты, и широкополосный интернет, и давать возможность дистанционных услуг. Спасибо.

Александр Ремезков:

 mp4 

– Уважаемая Эльвира Сахипзадовна, золотовалютные международные резервы Российской Федерации за последние два года колеблются в районе 380-398 миллиардов долларов. В то же время на начало 2014 года они составляли 510 миллиардов. Почему-то за эти два года никак не удаётся восстановить эти международные резервы. Как вы это поясните? И что делает Центральный банк для решения этого вопроса?

Спасибо.

Эльвира Набиуллина:

– Спасибо большое, Александр Александрович, за вопрос.

Первое, что я хотела бы констатировать, уровень золотовалютных резервов достаточен для обеспечения безопасности финансовой системы нашей страны. По всем международным меркам, с точки зрения покрытия импорта, он там 17 месяцев покрывает его, с точки зрения краткосрочного долга, и к денежной массе. Мы, правда, считаем, что мы могли бы при благоприятных условиях их ещё увеличить, понимая, что у нас внешние шоки для нашей страны могут быть другими, и могут быть более серьёзными, и должны быть готовы к любому развитию ситуации.

Что касается динамики золотовалютных резервов. Действительно, когда был управляемый курс, расходовались в соответствии с правилами резервы на поддержание этого курса. Когда мы перешли к плавающему курсу, это позволило нам сохранить золотовалютные резервы. На минимуме, это начало 2015 года, если я не ошибаюсь, где-то весна 2015 года у нас было 350 миллиардов долларов, золотовалютные резервы, сейчас они чуть больше 400 миллиардов долларов.

Спасибо.

 mp4 

Валерий Гартунг:

– Добрый день, уважаемый Вячеслав Викторович (Володин, Председатель ГД – Прим. ред.), уважаемая Эльвира Сахипзадовна, уважаемые коллеги!

Начну с того, что высокая инфляция бьёт по самым малообеспеченным незащищённым слоям граждан только в одном случае – если государство не выполняет перед ними свои социальные обязательства, что и происходит в данный момент. Если бы мы с вами выполняли закон о пенсиях и индексировали пенсии всем пенсионерам, то индексация пенсий покрывала бы любую инфляцию – это первое замечание.

Второе замечание. А что первично: яйцо или курица? Все фракции задали вопрос, что первично: экономический рост или низкая инфляция? На самом деле Эльвира Сахипзадовна ответила, что низкая инфляция, как база экономического роста. В том-то всё и дело, что при наличии низкой инфляции мы не можем гарантировать высокий экономический рост. В этом проблема. А если мы поставим целью высокий экономический рост, то по большему счету инфляция будет вторична, потому что экономический рост можно обеспечить и при высокой, и при низкой инфляции, просто разные модели поведения.

Чтобы был высокий экономический рост, нужен сначала платежеспособный спрос, как у граждан, как у инвесторов, так и у государства должны быть деньги для инвестирования в инфраструктурные проекты, а потом уже бизнес должен выбирать и нужно такие условия создавать, чтобы по шкале риск-доходность инвестиции в ту или иную отрасль были более эффективны, более выгодны, чем в те, которые государство не считает приоритетными.

Для этого нужно, чтобы Правительство определило приоритетные отрасли, которые дают максимальную добавленную стоимость и создают условия для экономического роста, а ЦБ обеспечил их необходимыми финансовыми инструментами для финансирования всех необходимых инвестиций.

Конечно, печатать деньги, раздавать всем, неправильно, сразу взлетит инфляция, мы это проходили. Но и проектное финансирование тоже ничего не дает, потому что в масштабах экономики оно – три копейки на самом деле. Невозможно, чтобы Правительство своими постановлениями определяло практически все предприятия, которые будут получать или не получать это проектное финансирование, должен быть отраслевой принцип.

Положительный пример – сельхозпроизводители. Да, Андрей Константинович (Исаев, первый заместитель руководителя фракции "Единая Россия" – Прим. ред.) абсолютно прав, потому что сегодня пошел перекос, крупные производители получают все инвестиции, все льготы, а фермерам ничего не достается, но это не к Эльвире Сахипзадовне, это наша с вами работа, нужно над этим поработать. Нужно сектора экономики финансировать.

Положительный пример – производство сельхозтехники. Пожалуйста, небольшие деньги вложили, посмотрите, несколько лет экономический рост. Есть сектора экономики, которые, если в них инвестировать, дают в долгосрочной перспективе не повышение, а снижение инфляции, например, жилищное строительство. Дайте льготы по ипотеке, возьмите по 3%, бизнес не может, банки не могут, если они занимают у депозитов населения по 7%, по 3% давать, ЦБ может. Что произойдёт, если только в этот сектор пойдут деньги? Для начала появится спрос на квартиры, строительный бизнес начнёт закупать технику, нанимать людей, наращивать мощности, и на первом этапе некоторый всплеск инфляции будет. Но в долгосрочной перспективе, когда мощности вырастут, превысят спрос, спрос и предложение определяет рост цен, куда: вверх или вниз идёт, но это же арифметика, в долгосрочной перспективе цены будут снижаться, и так по многим отраслям. Вот вам инструменты, действуйте.

Теперь что касается курса рубля. Стабильный курс, безусловно, важен и нужен, но давайте посмотрим на реальную ситуацию, в которой оказалась наша экономика в данный момент. В декабре 2014 года взлетел курс доллара. Что произошло? Все биржевые товары, которыми торгует Россия, а это, прежде всего, сырьевые товары, взлетели в цене, в рублях, естественно, и они ведь не только на внешнем рынке стали дороже продавать, но и на внутреннем, и наши отечественные товаропроизводители, машиностроители, получили резкий рост издержек. Мало того, банки подняли ставки в одностороннем порядке. Попробуй их заставь сейчас опустить ставку, когда ставка ЦБ снизилась. У всех в договорах право одностороннего поднятия ставок. Регулятор мог бы это исправить, раз уж такая ситуация создалась.

Что произошло? Издержки выросли, стоимость заёмных ресурсов выросла для обрабатывающих секторов, а цены? А потом курс доллара пошёл вниз. Рубль стал укрепляться, и стал сжиматься спрос, китайцы пошли на наш рынок. В итоге, что получил товаропроизводитель за эти два года? Выросшие издержки и упавший спрос. И это кредитно-денежная политика. Какая бы инфляция ни была, какой бы курс доллара ни был, не будет у нас роста экономики. Поэтому для того, чтобы этого избежать, нужно сначала понять, что для нас первично? Экономический рост. Давайте тогда над ним и будем работать. Ведь банковский сектор за прошлый год заработал почти триллион рублей. Посмотрите, сколько заработало всё сельское хозяйство. Это на подъёме.

Или, например, обрабатывающие сектора. Ничего не заработали. Какой экономический рост у нас здесь будет? Поэтому мы не поддерживаем такую кредитно-денежную политику. Мы считаем, что кредитно-денежная политика должна проводиться, прежде всего, в интересах экономического роста и роста благосостояния граждан. А для этого нужно, чтобы и Государственная Дума, и ЦБ, и Правительство работали в одном направлении.

Спасибо большое.

Центральный Аппарат партии
Телефон: (495) 787-85-15
Факс: (495) 959-35-86
Пресс-служба
партии
Телефон: +7 (495) 783-98-03
Общественная приёмная
фракции «СР» в Госдуме
Конт. тел: (495) 629-61-01
Официальный сайт Социалистической политической партии «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ – ПАТРИОТЫ – ЗА ПРАВДУ»
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2021