О партии
Идеология
Лица
Деятельность
Исполнительная власть и МСУ
Органы власти субъектов РФОрганы МСУ
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Дмитрий Горовцов о ратификации 20 статьи Конвенции ООН о противодействии коррупции

18 февраля 2015

 см. также ↓

На пленарном заседании Госдумы 18 февраля от фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" с десятиминутным заявлением по актуальным социально-экономическим, политическим и иным вопросам выступил Дмитрий Горовцов:

 mp4 

– Доброе утро, уважаемые коллеги!

Как известно, коррупция – это зло, в войне с которым наша страна одна из самых активных в мире. Какие только структуры не создавались для этой борьбы за последние годы: и межведомственная комиссия Совета безопасности, и Совет по противодействию коррупции при Президенте Российской Федерации, и национальный антикоррупционный комитет. И чего только не придумали за эти годы: и Национальную стратегию по противодействию коррупции и Национальный план противодействия коррупции, который подлежит обновлению каждые два года, наконец, некие пакеты антикоррупционных законов, всего не перечислить.

На книжных полках, уважаемые коллеги, можно будет уже скоро найти историю борьбы с коррупцией в Российской Федерации, которая грозит стать многотомной.

Но результаты, к сожалению, не радуют. Уже третье десятилетие в рейтингах коррумпированных стран мы находимся на позорнейших местах во второй сотне.

На почве этих неудач в обществе возросла достаточно мощная идея: зачем десятилетиями изобретать собственный российский велосипед, надо полагать, что коррумпированные чиновники, их действия и приёмы идентичны во всем мире. И почему же не взять за основу зарубежный опыт и не использовать отработанную методику, которую рекомендует Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции, ратифицированная Российской Федерацией ещё в 2006 году?

Надо сказать, что в 2007 году Президент Российской Федерации Владимир Путин своим указом даже создал межведомственную рабочую группу "для подготовки предложений по реализации в законодательстве Российской Федерации положений конвенции".

Но состав и следы её деятельности мне обнаружить не удалось. Дело в том, что уже в 2008 году Президент Дмитрий Медведев её просто ликвидировал.

Базовые положения конвенции содержатся в статье 20. Во-первых, государство вводит в национальный Уголовный кодекс норму о незаконном обогащении.

Во-вторых, чиновник обязывается объяснять, как ему удалось приобрести имущество на имеющиеся доходы.

Но противники конвенции первоначально встали в гордую стойку защитников Конституции нашей страны: якобы будет нарушаться презумпция невиновности. Но они в упор не замечают не только международные практики, но и разъяснение российского КОНСТИТУЦИОННОГО Суда о том, ЧТО "запреты и ограничения, обусловленные специфическим статусом должностного лица, не могут рассматриваться как неправомерные ограничения конституционных норм".

Более того, на этом поприще появились правоведы, которые в поисках аргументации в защиту неприкосновенности высшего чиновничества достигли вершин демагогии. Вдумайтесь: оказывается, принятие этих норм конвенции ведёт нашу страну в сталинские репрессии 1937 года. Естественно, в ход уже пущены доводы о том, что принимать статью 20 нельзя, поскольку она противоречит российской системе права и оно не знает таких терминов, как "незаконное обогащение" и "публичное должностное лицо", используемых в конвенции.

Как будто в наши с вами обязанности не входит, восприняв абсолютно правильную идею, адаптировать её в национальное законодательство.

Сегодня в двух комитетах Госдумы имеются депутатские поправки, связанные с темой незаконного обогащения чиновников. Эти поправки в Комитете по безопасности подписаны депутатами от Коммунистической партии Российской Федерации, от Либерально-демократической партии России и СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ и имеют моральную поддержку видных членов "Единой России".

Эти поправки предлагают ратифицировать статью 20 в полном объёме. А в Комитете по уголовному законодательству предлагают напрямую ввести статью об ответственности за незаконное обогащение в Уголовный кодекс нашей страны.

Имеются также два заключения Правительства Российской Федерации. В одном случае оно продолжает ссылаться на необходимость соблюдения для чиновников всё той же презумпции невиновности, в другом тексте заключения утверждается, что положения статьи 20 реализованы путём принятия Федерального закона от 3 декабря 2012 года, номер 230-ФЗ "О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам".

По этому закону проверка данных о соответствии расходов и доходов чиновников фактически возложена на их руководителей и кадровиков. Реальных возможностей проводить эти проверки не имеется. Именно поэтому в законе закрепили их право направлять запросы в прокуратуру и силовикам, уполномоченным на осуществление оперативно-розыскной деятельности.

Оттуда предполагалось черпать информацию о доходах (расходах), об имуществе и обязательствах имущественного характера лица, которое эти сведения представило. Но прокуратура и оперативники, уважаемые коллеги, не банк общих сведений о гражданах, а тем более об их имущественных приобретениях.

Надо проводить проверки достоверности и полноты их сведений. По запросам каких-то эфемерных структур от исполнительной власти они процессуально делать это не в праве. Более того, как раз тут-то и надо говорить о грубом нарушении конституционных прав граждан.

Добавлю, что на фоне стенаний о презумпции невиновности в законе позабыли предусмотреть элементарные права проверяемых чиновников: знакомиться с собираемыми на них материалами, далее пользоваться услугами адвокатов и обжаловать принятые решения. И практически любой чиновник может лишиться работы на основе этой дремучей процедуры проверки в полностью закрытом режиме.

И ввели ещё одну новеллу, упоминаемую законом. Что по иску прокуроров в пользу государства может быть изъято имущество, если не будет предоставлено сведений, которые подтверждали бы его приобретение на законные доходы.

Уважаемые коллеги, прошло два года, настала пора дать оценку именно практике применения этого детища. Я констатирую, что мне не удалось обнаружить ни одного случая, чтобы какой-либо федеральный чиновник лишился бы своей должности, а суды изъяли бы у него имущество. Более того, таких исков просто не существует. И, по сути, внесением этого закона, я хотел бы это подчеркнуть, просто остановили нараставшую в обществе дискуссию по принятию положений конвенции.

Наряду с этим продолжается бессмысленное складирование непроверяемых деклараций, в соответствии с которыми и на основании которых средства массовой информации, любой критик могут оттянуться по полной на том или ином чиновнике или депутате Государственной Думы.

Нам представляется, что бесконечными терроризированиями нас просто уводят от главного предмета спора. Ратифицировала Россия статью 20 Конвенции в полном объеме или нет, где тут различия между оговорками и толковательными заявлениями, существенной роли не играет.

Надо публично, уважаемые коллеги, ответить на главный вопрос: согласны ли мы реализовать ключевые положения этой статьи конвенции? В случае положительного ответа борьбу с коррупцией поведут именно те, кому это и положено – правоохранительные органы нашей страны. И появление статьи о незаконном обогащении в Уголовном кодексе Российской Федерации позволит им в полном объёме задействовать и уголовно-процессуальные нормы, и закон об оперативно-розыскной деятельности. Именно этого и страшатся коррумпированные чиновники.

Что касается Государственной Думы, то можно установить, что статья об ответственности за незаконное обогащение вступит в силу с 1 января 2016 года. Этого времени должно хватить, чтобы решить все вопросы, носящие, скорее, технологический характер. Надо будет раскрыть понятие публичного должностного лица именно применительно к нашему законодательству, определить подследственность расследований по делам этой категории, а также уровень дачи согласия на возбуждение этих дел в отношении отдельных категорий лиц. Главное, что у нас появится ясная цель и понимание, что эта работа – не имитация для корзины.

Очевидно, что на сегодня мы имеем противостояние двух позиций по отношению к стратегии борьбы с коррупцией. С одной стороны, представители верхнего слоя чиновнической вертикали, которые годами надувают нормативные мыльные пузыри, внушая нашему обществу абсурдную мысль, что чиновничество будет само себя защищать. И пока им удаётся блокировать все попытки обсуждения проблемы.

С другой стороны, свыше ста депутатов Государственной Думы из трёх фракций – КПРФ, ЛДПР и "СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ", подписавших законопроект о необходимости принятия этих поправок, реализующих требования 20-й статьи конвенции, причём, у "СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ" это требование является программным. Соответствующие поправки комитеты не выносят на заседания, в одном случае свыше двух, а в другом случае – свыше четырёх лет. Создали проблему, загнали её внутрь и не дали обсуждать, дождались того, что эта идея взята на вооружение группой Навального, которая легко собрала в поддержку свыше ста тысяч пользователей интернета и превращается из юридической в политическую. Теперь, что, объявить нас, депутатов, пособниками Навального? Это же абсурд. Давайте тогда, включайте в эти пособники и весь Конституционный Суд Российской Федерации, поскольку его председатель тоже высказался по этому поводу. Закончу цитатой из его доклада.

Эта цитата из доклада Валерия Дмитриевича Зорькина: "Борьба с коррупцией и незаконным обогащением действительно стала одной из самых болезненных проблем российского общества. Вроде бы меры для борьбы с этим явлением, естественно, принимаются, но результат пока явно неудовлетворительный. Одна из причин в том, что Россия до сих пор не ратифицировала статью 20 Конвенции ООН против коррупции".

Я благодарю за внимание. Спасибо.

Центральный Аппарат партии
Телефон: (495) 787-85-15
Факс: (495) 959-35-86
Пресс-служба
партии
Телефон: +7 (495) 783-98-03
Общественная приемная
фракции "СР" в Госдуме
Конт. тел: (495) 629-61-01
Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2020