О партии
Идеология
Лица
Деятельность
Исполнительная власть и МСУ
Органы власти субъектов РФОрганы МСУ
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Елена Мизулина об ужесточении законодательства за преступления сексуального характера

26 января 2011

 см. также ↓

Сегодня Государственная Дума планирует принять в первом чтении проект федерального закона №349188-5"О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних".

Разработчиком законопроекта выступает депутат фракции "CПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" в Государственной Думе Елена Мизулина:

– Сегодня планируется принятие в первом чтении законопроекта, который эксперты и журналистское сообщество окрестили как "антипедофильский".

По уровню защиты детей от преступлений сексуального характера Россия представляет собой отсталую страну. Процессы либерализации уголовного законодательства допустимы, но не в отношении к преступлениям против детей.

Внесенные в последние годы в Уголовный кодекс Российской Федерации изменения, в частности, Федеральный закон от 27.07.2009 №215-ФЗ, хотя и ужесточили по ряду позицийуголовную ответственность за совершение преступлений против несовершеннолетних, однако не решили в полной мере задачиобеспечения государством надлежащей защиты детей, а по ряду позиций даже ухудшили их правовое положение.

По данным Следственного комитета Российской Федерации, только за первое полугодие 2010 года более 5 тыс. детей стали жертвами преступлений против половой неприкосновенности. За тот же период более 11 тыс. детей находились в розыске, 488 из них – малолетние, а около 1,5 тыс. до сих пор не найдены.

Количество совершенных в отношении несовершеннолетних преступлений, сопряженных с насильственными действиями, в 2009 году увеличилось по сравнению с 2003 годом на 37,0% (с 42 985 до 58 889). Всего лишь за год (по сравнению с 2008 годом) число малолетних детей, пострадавших от таких преступлений, возросло на 21,2% (с 14 539 до 17 619 человек), в том числе девочек – на 29,6% (с 4972 до 6445 человек).

Статистически фиксируется негативная динамика преступлений сексуального характера, совершаемых в отношении несовершеннолетних и малолетних детей: за последние семь лет их число возросло более чем вдвое (с 4,6 тыс. до 10,1 тыс.).

Число выявленных фактов ненасильственных половых сношений, мужеложства и лесбиянства с потерпевшими, не достигшими 16-летнего возраста, при их высокой латентности возросло за указанный период в 30,8 раз, развратных действий – в 3,6 раз, изготовления и оборота материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних – в 10 раз, вовлечения несовершеннолетних в занятие проституцией – в 11,8 раз.

Представленный проект федерального закона направлен на расширение уголовно-правовых гарантий защиты несовершеннолетних и малолетних от преступлений сексуального характера. Его принятие должно способствовать в целом повышению уровня безопасности детей в Российской Федерации.

Законопроект содержит комплекс поправок, которые начиная с принятия УК РФ в 1995 году так и не удавалось провести.

Особой поддержки заслуживают следующие новации вносимые рассматриваемым законопроектом :

1. Исключение признака "заведомости" осознания виновным несовершеннолетнего возраста потерпевшего (потерпевшей) из части второй статьи 121, из части третьей статьи 122, пункта "б" части второй статьи 1271, пункта "б" части второй статьи 1272, а также статей 134, 135 УК РФ.

Этот признак обоснованно исключен Федеральным законом от 27.07.2009 № 215-ФЗизстатей 131, 132, 2421, пункта "в" части третьей статьи 2281, пункта "а" части третьей статьи 230 УК РФ, не предусмотрен он и во внесенных указанным законом изменениях к статьям 105, 111 и 112 УК РФ.

Сохранение в составах преступлений, потерпевшими от которых являются дети, законодательно не определенного термина "заведомо" может использоваться в качестве инструмента манипулирования при решении вопроса о возбуждении или прекращении уголовного дела, служить коррупциогенной лазейкой для ухода виновных от уголовной ответственности.

2. Введение в примечании к статье 131 УК РФ легального определения понятия "беспомощное состояние потерпевшего (потерпевшей)".

Законодательное определение указанного термина будет способствоватьболее четкому разграничению насильственных и ненасильственных преступлений против половой неприкосновенности детей в правоприменительной деятельности.

Как показывает анализ следственной и судебной практики, несовершеннолетние и малолетние потерпевшие от таких преступлений не всегда направляются для проведения судебной экспертизы на предмет установления признаков их беспомощного состояния в момент совершения преступления. При этом даже малолетние потерпевшие, не способные в силу особенностей возрастного развития осознавать характер и значение совершаемых в отношении них действий сексуального характера, нередко не признаются лицами, находящимися в беспомощном состоянии. В результате совершаемые в отношении них половые сношения и иные действия сексуального характера необоснованно квалифицируются как ненасильственные преступления против половой неприкосновенности по статье 134 (135) УК РФ, а не по статьям 131, 132 УК РФ, признаки составов которых в подобных случаях налицо.

Такой подход противоречит опыту современной судебной экспертной практики. По данным многолетних исследований ГНЦ ССП имени В.П. Сербского, дети до 10-11-летнего возраста в норме не способны понимать ни характер, ни значение совершаемых с ними действий сексуального характера, малолетние 11-12-летнего возраста понимают характер сексуальных действий, но не понимают их значения. Результаты комплексных сексолого-психиатрических экспертиз, проведенных с 1993 по 2008 гг., показали, что доля потерпевших по статьям 134, 135 УК РФ, в той или иной степени не понимавших характер и значение совершаемых в отношении них действий сексуального характера или не способных оказывать сопротивление посягающему, составила от 70 до 90%.

У каждого третьего из них в последующем развивались выраженные психогенные состояния в форме тревожно-фобических расстройств и поведенческих нарушений, приводящие в дальнейшем к асоциальному поведению, наркотическому и алкогольному злоупотреблениям, формированию сексуальных отклонений (вплоть до формирования садомазохистских тенденций и гомосексуальной ориентации), невозможности создания гармоничной семьи, членовредительству, агрессии,суициду.

3. Исключение из части 3 статьи 134 УК РФ квалифицирующего признака, предусматривающего совершение указанных в диспозиции статьи действий сексуального характера в отношении лица, не достигшего 12-летнего возраста.

Введение Федеральным законом от 27.07.2009 №215-ФЗ в статью 134 УК РФ этого квалифицирующего по существу означает признание законодателем возможности "добровольного" согласия детей любого возраста, включая младенцев (в связи с тем, что нижняя граница возраста в части 3 статьи 134 УК РФ законом не определена) на половые сношения и иные сексуальные контакты с взрослыми лицами. Такое законодательное решение приводит к размывание сложившихся критериев разграничения насильственных и ненасильственных преступлений против половой неприкосновенности детей, что окончательно дезориентирует и без того крайне неединообразную следственно-судебную практику по данной категории уголовных дел.

Необходимость установления повышенного нижнего возрастного порога защиты детей от сексуальных злоупотреблений обусловлена реальным состоянием развития современных российских детей и подростков, характеризующимся, по заключениям специалистов, процессами ретардации (нарушением психофизического созревания, касающегося телосложения, полового и психологического развития), как мальчиков, так и девочек, пришедшими на смену акселерации (ускорения психофизического созревания) 60-х гг. По данным ведущих медицинских центров страны системы РАН, РАО и РАМН, полная половая зрелость, необходимая для безвредного начала половой жизни, у современных российских подростков формируется в среднем не ранее чем к 18 – 20 годам. Только к этому возрасту у большинства из них появляется готовность к осознанно-волевому вступлению в половые отношения и способность понимать в полной мере характер и значение последних и их последствия для физического и психического здоровья. Парциальная инфантильность, незрелость, нарушения психологического развития в настоящее время обнаруживаются почти у каждого третьего старшеклассника, а среди детей из неблагополучных, дисфункциональных семей еще чаще (у 50 – 80%). К тому же по данным Минздравсоцразвития России, с начала нового тысячелетия более чем у 30% юношей и девушек выявлена задержка полового созревания.

4. Повышение в квалифицированных составах статей 134 и 135 УК РФ уголовной ответственности за наиболее общественно опасные формы совершения предусмотренных ими преступлений в отношении лиц, не достигших, соответственно, 16-ти и 14-летнего возраста.

Предлагаемая дифференциация уголовной ответственности позволит учитывать при назначении наказания повышенную степень общественной опасности совершения в отношении ребенка половых сношений, мужеложства, лесбиянства и развратных действий родителями или иными специальными субъектами, выполняющими обязанности по воспитанию несовершеннолетнего; одновременно в отношении нескольких потерпевших; в помещении или на территории образовательного, воспитательного, лечебного либо иного учреждения, обязанного осуществлять надзор за несовершеннолетним (несовершеннолетней).

По данным современных медицинских исследований в случаях инцестных половых контактов с родственниками и иными членами семьи (которые фиксируются в 40% случаях подобных сексуальных злоупотреблений) детям причиняются особо тяжкие психологические травмы, способствующие нарушениям их нравственного, психического и психосексуального развития, формированию у пострадавших страха, пассивной подчиняемости и зависимости.

Не менее опасным является растление детей педагогами, воспитателями, иными лицами, ответственными за их воспитание, от которых потерпевшие нередко находятся в полной зависимости. В зарубежном уголовном праве для обозначения подобных способов совращения несовершеннолетних используются понятия "соблазнение" ребенка или "злоупотребление авторитетом" и предусмотрены более строгие меры уголовной ответственности.

Не вызывает сомнения необходимость введения в статьи 134, 135 УК РФ такого квалифицирующего признака, как совершение деяния в помещении или на территории детского учреждения, свидетельствующее о дерзости содеянного и серьезных деформациях личности преступника.

5. Приведение диспозиции статьи 134 УК РФ в соответствие с ее названием РФ путем дополнения части 1 названной статьи указанием на "иные действия сексуального характера, связанные с сексуальным контактом" с потерпевшим (потерпевшей).

В отличие от названия статьи 134 УК РФ, где говорится о половом сношении и иных действиях сексуального характера, ее диспозиция помимо полового сношения включает лишь два вида действий сексуального характера: мужеложство и лесбиянство. Однако ими согласно статье 132 УК РФ действия сексуального характера не ограничиваются. В связи с этим все "иные действия сексуального характера", если они имели место без применения насилия или угрозы его применения с лицом, не достигшим установленного законом возраста, квалифицируются по статье 135 УК РФ как развратные действия.

Во избежание юридических коллизий статья 135 УК РФ законопроекта вполне обоснованно дополняется примечанием, в котором приводится законодательное определение понятия "развратные действия" как "действий сексуального характера, ...не связанных с непосредственным сексуальным контактом с потерпевшим (потерпевшей)", что позволит более четко разграничивать такие "бесконтактные" действия с иными действиями сексуального характера, ответственность за которые предусматривается предлагаемой новой редакцией статьи 134 УК РФ.

6. Закрепление в уголовном законодательстве определений понятий "порнографические материалы и предметы", "материалы или предметы с порнографическими изображениями несовершеннолетних".

Отсутствие указанных дефиниций создает серьезные трудности в правоприменительной практике, обусловливает неединообразное решение вопроса о наличии (отсутствии) признаков состава преступления, предусмотренного статьями 242, 2421 УК РФ в разных регионах страны.

Обязанность государств по закреплению в национальном законодательстве определения понятия так называемой детской порнографии, тождественного используемому в российском уголовном праве термину "материалы или предметы с порнографическими изображениями несовершеннолетних", признана на уровне международных стандартов. Несмотря на это в Российской Федерации такая дефиниция до сих пор отсутствует.

Предлагаемое законопроектом определение понятия "материалы или предметы с порнографическими изображениями несовершеннолетних" в полной мере отвечает международно-правовым определениям "детской порнографии" и ее юридически значимым признакам, закрепленным в европейских конвенциях: "О преступлениях в сфере электронной информации" (2001 г.), "О защите детей от сексуальной эксплуатации и посягательств сексуального характера" (2007 г.), Факультативном протоколе к Конвенции ООН о правах ребенка, касающимся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии (2001 г.), Рекомендации Rec (2001) 16 Комитета Министров Совета Европы относительно защиты детей от сексуальной эксплуатации (2001 г.), Модельном законе государств-участников СНГ "О противодействии торговле людьми" (2008 г.) и других международных актах.

7. Расширение в соответствии с международными стандартами перечня уголовно-наказуемых деяний в сфере сексуальной эксплуатации детей путем установления уголовной ответственности: за незаконное изготовление, хранение, перемещение материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетнихчерез Государственную границу Российской Федерации без цели ихраспространения, публичной демонстрации или рекламирования.

Повышенная степень общественной опасности таких деяний заключается не только в совращении несовершеннолетних и малолетних потерпевших, используемых преступниками в качестве моделей для изготовления порнопродукции, но и в преждевременном, не свойственном возрастным потребностям возбуждении у детей нездорового интереса к сексу и формировании у них психосексуальной зависимости от подобного рода занятий, что способствует вовлечению в секс – и порнобизнес все новых и новых юных жертв.

По данным зарубежных исследований, у 83% задержанных владельцев детской порнографии были изъяты изображения детей в возрасте от 6 до 12 лет, у 39% – от 3 до 5 лет, у 19% – до 3 лет и даже грудных младенцев. Регулярный просмотр детской порнографии искусственно стимулирует проявление у лиц с педофильной ориентацией извращенной сексуальной активности, подталкивает их к поиску все более сильных ощущений, нередко удовлетворяемых путем совершения развратных действий и иных, более тяжких преступлений против половой неприкосновенности детей, в том числе малолетних.

8. Введение в качестве самостоятельного состава преступления в статье 1511 УК РФ такого общественно опасного деяния как использование ребенка в качестве модели для изготовления и оборота "детской порнографии" либо участника зрелищного мероприятия порнографического характера.

Выделение из действующей редакции статьи 2421 УК РФ этого состава преступления как наиболее опасной разновидности деяний в сфере изготовления и оборота материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних и его размещение в главе 20 УК РФ представляется вполне обоснованным.

Указанные деяния в качестве видового и непосредственного объектов посягают прежде всего не на публичные интересы общественной нравственности, а на права и законные интересы индивидуально определенных несовершеннолетних пострадавших. Степень общественной опасности таких преступных посягательств несравнима с вредом, причиняемым общественной нравственности в случаях оборота порнографических материалов, изготовленных с использованием рисованных. анимационных или виртуальных образов детей без привлечения в этих целях реально существующих несовершеннолетних моделей.

9. Установление повышенной уголовной ответственности за массовые, публичные формы растления детей, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования в квалифицированных составах статей 135, 242, 2421 УК РФ.

Публичные формы распространения детской порнографии с использованием сетей Интернета, мобильной связи, навсегда запечатлевающие акт растления ребенка и делающие его доступным для многочисленной аудитории пользователей, влекут по действующему уголовному законодательству Российской Федерации такую же ответственность, как и иные, частные, "приватные" способы совершения этого преступления.

Тем временем, количество преступлений, связанных с изготовлением и распространением детской порнографии в сфере тeлeкoммуникаций и кoмпьютepнoй инфopмaции по данным МВД России с 2004 по 2009 годы выросло в 30,5 раз (с 30 до 356).

Зарубежные страны давно приняли соответствующие поправки в свое уголовное законодательство. Ответственность за владение детской порнографией предусмотрена в 55 государствах, за совершение преступлений в сфере изготовления, хранения и оборота детской порнографии с помощью компьютерных технологий – в 68 государствах мира.

Предлагаемые изменения социально, криминологически и юридически обоснованы и соответствуют международным стандартам в сфере защиты детей от преступности.

Центральный Аппарат партии
Телефон: (495) 787-85-15
Факс: (495) 959-35-86
Пресс-служба
партии
Телефон: +7 (495) 783-98-03
Общественная приемная
фракции "СР" в Госдуме
Конт. тел: (495) 629-61-01
Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2020