О партии
Идеология
Лица
Деятельность
О Партии
Предвыборная программа
(утверждена XI съездом партии)
Программа партии, рабочий вариант
(актуальность 28.05)
Программа партииРегиональные отделенияИстория партииУставСимволикаВступитьПартнерыСОУТОфициальное печатное издание партииКонтакты
Кто есть кто в партии
Председатель партииСопредседатель партии – Председатель Центрального совета партииСопредседатель партии – Председатель Палаты депутатов партииЦентральный совет партииСекретарь Центрального советаИсполнительный Секретарь Президиума ЦС - Руководитель Центрального Аппарата партииСекретари Президиума Центрального советаПрезидиум Центрального советаСовет Палаты депутатовЦентральная контрольно-ревизионная комиссияПочетные члены партии
Партийная библиотека
25 справедливых законовПолитический словарьКниги Сергея МироноваВся библиотека
Исполнительная власть и МСУ
Органы власти субъектов РФОрганы МСУ
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Кто мешает убрать порнографию с российских телеканалов?

23 марта 2009

 см. также ↓

ПРОНЬКО: 19 часов и 6 минут – время в российской столице. Это радио Финам FM. Мы начинаем ежедневную интерактивную программу "Реальное время". У микрофона Юрий Пронько. Всем добрый вечер! Сегодня мы продолжим наш разговор, начатый в минувшую пятницу об отечественном телевидении. И если в конце прошлой недели с Владимиром Познером мы в основном говорили об информационной составляющей, то сегодня поговорим о нравственной составляющей. Сегодня унас с вами в "Реальном времени" Елена Драпеко, очень известная советская актриса, а ныне политик, первый заместитель председателя Комитета ГД России по культуре, член фракции "Справедливая Россия". Елена Григорьевна, добрый вечер!

ДРАПЕКО: Добрый вечер!

ПРОНЬКО: Спасибо большое, что пришли! Правда, тема у нас далеко не веселая. И, ну, в какой-то степени перекликается и с вашей прошлой деятельностью и с нынешней деятельностью, как политического деятеля.

ДРАПЕКО: Да, но вы меня уже не хороните как актрису. Я все-таки действующая еще. Сейчас как раз меряю костюмы и парики на новый фильм.

ПРОНЬКО: Да? Будете нас радовать?

ДРАПЕКО: Я надеюсь.

ПРОНЬКО: Отлично. Но, не о новых работах Елены Драпеко сегодня пойдет речь. С Еленой Григорьевной мы поговорим о порнографии. "Кто мешает убрать порнографию с российских телеканалов?" И вот, смотрите, Елена Григорьевна, что я вижу вот из тех писем, которые уже пришли. Кстати, напомню средства коммуникаций нашим слушателям. 730-73-70 – телефон многоканальный и finam.fm – наш сайт в интернете. Звоните, пишите, все к вашим услугам. "Вопрошающий", он так подписался – "вопрошающий": "А когда на российских телеканалах была порнография? Неужели я пропустил? Эротику по телевизору показывают, порнографию лишь по платным каналам плюс 18 лет. Разницу объяснять нужно?". Это вот "вопрошающий". Слава пишет: "А она вообще есть?! Скажите, когда и на каком канале? По-моему, тема несколько не актуальна". Так считает Слава, вот так он подписался. Елена Григорьевна?

ДРАПЕКО: Ну, может быть, Славе очень повезло. Может быть, он живет в Москве. А мои избиратели из городов РФ пишут, что очень часто по кабельным каналам показывают, ну, просто жесткое порно. Может быть, им показывать нечего.

ПРОНЬКО: Может быть.

ДРАПЕКО: Может быть, уже всю американскую продукцию, какая была, уже всю показали. Теперь перешли на немецкую, специализированную.

ПРОНЬКО: Это ответ Славе. А вот что касается "вопрошающего", разницу объясните. Какова разница? Он пишет: "Я не видел на телеканалах российских порнографии. Эротику видел, эротику показывают, а порнографию нет, только по платным". Давайте начнем с главного момента.

ДРАПЕКО: Давайте. С определения.

ПРОНЬКО: С определения.

ДРАПЕКО: На сегодняшний день в РФ нет определения, что такое порнография.

ПРОНЬКО: Почему в РФ нет определения?

ДРАПЕКО: Потому что нет закона. К сожалению, единственное упоминание о порнографии, нет, не единственное, у нас есть два закона, где упоминается о том, что она есть в природе. Это Уголовный кодекс, статья 242 и 242.прим, где говорится о незаконном распространении порнографии и закон о СМИ, который запрещает выдачу лицензий порнографическим изданиям. И существуют международные обязательства РФ. Есть международная конвенция о запрете распространения порнографии. РФ как правопреемник обязана ее исполнять, но не исполняет.

ПРОНЬКО: Почему?

ДРАПЕКО: Потому что не принимается закон.

ПРОНЬКО: Почему не принимается закон?

ДРАПЕКО: Вот если бы я это знала. Я все ищу того человека, который бы мне сказал, почему он не исполняется, т.е. не принимается. Потому что все говорят: "Да, да, да, не хорошо, не хорошо, надо бы, надо бы", но когда мы подаем проект закона, депутаты, то выясняется, что у этого проекта закона страшное количество недостатков, в результате которых ну, никак его нельзя принять.

ПРОНЬКО: Вот совсем никак?

ДРАПЕКО: Ну никак. И правительство, которое как бы могло бы, поскольку оно намного умнее нас, могло бы само сочинить такой закон, тоже его почему-то не сочиняет. Я вела переговоры с отделом правительства нашего, который очень мучаясь и страдая, сказал, что, "ну, мы бы попробовали детскую порнографию, вот давайте начнем с этого, потому что взрослую, ну, наверно, это не пройдет".

ПРОНЬКО: Подождите, т.е., минуточку. Чиновники правительства РФ вам, как депутату ГД, вам, как одному из руководителей Комитета Нижней палаты по культуре говорят: "Навряд ли формулировка порнографии вообще пройдет через парламент"?

ДРАПЕКО: Увы, увы. Вот такая сегодня несчастная ситуация. Здесь, может быть несколько объяснений. Во всяком случае никто внятного объяснения нам не дал. Это только мои версии. Вот свои версии я могу выдать в эфир, если они кому-нибудь интересны.

ПРОНЬКО: Да, абсолютно.

ДРАПЕКО: Во-первых, сегодня медиапространство наше, оно живет по принципу "чем больше зрителей это смотрят, тем выше рейтинг, чем скандальнее, тем выше рейтинг". И вот этот рейтинг нужен только для одного. Для того, чтобы рекламодатели размещали на вашем канале свою рекламу. А стало быть платили вам деньги. И это извлечение прибыли из эфира, из радиоэфира, из телевизионного эфира – это и есть сегодня главная задача всех наших телевизионных каналов. А как известно, существуют такие темы, которые привлекают внимание своей скандальностью. Ну, это темы проблемы выживания, допустим. Вот почему у нас все время насилие. Там убили, тут зарезали. У нас, так сказать, миллионы людей ездят отдыхать, но вот во Вьетнаме автобус рухнул в пропасть и показывают по всем каналам в течение недели этот кошмар. Не для того, чтобы люди не поехали отдыхать, а потому что люди, которые собираются или собирались бы отдыхать, им интересно, а вдруг с ними что-нибудь такое случится и надо посмотреть, чтобы с тобой это не случилось. Вот это интерес сохранения жизни.

ПРОНЬКО: Ну, смотрите, хорошо. Это прикладной интерес. А вот эти эротические или детективные, чернуха, порнуха, это вот что?

ДРАПЕКО: А это тоже запретная тема. Чернуха и порнуха – это тоже запретные темы. Есть понятие греха, оно выросло вместе с нашей верой на протяжении тысячелетий и до православной веры оно существовало во всех религиях.

ПРОНЬКО: Т.е. нам это интересно? Нам это хочется?

ДРАПЕКО: Нам интересно, потому что это запретно. Этого никто никогда как бы в публичном информационном пространстве не показывал, боже, какой кошмар, показывают, иди, смотри, смотри, что показывают. И вот на этом интересе и работают сегодня эти наши каналы, которые то ненормативную лексику выдают в эфир, то показывают неподобающие места или неподобающие действия.

ПРОНЬКО: И смотрите, и вам в ГД не удается пробить даже формулировку порнографии?

ДРАПЕКО: Вот 7 версий, поверите? Я уже давно в ГД, третий созыв. И вот за это время на моих глазах вносились 7 версий закона. Самый серьезный и самый проработанный – это был т.н. закон Говорухина, нашего режиссера, Станислава Сергеевича Говорухина, который очень такой объемный был закон, где было написано, чем отличается эротика от порнографии, как следует вводить это в оборот, как бы, что можно показывать эротику и в какое время и для каких категорий зрителей. И поскольку порнография должна быть в нашей стране запрещена, то какие кары будут на тех, которые нарушат этот запрет. Т.е. все в этом законе было. Но закон этот получил вето.

ПРОНЬКО: Президента?

ДРАПЕКО: Вето Совета Федерации сначала было, вето президента, которые мы даже не смогли преодолеть, потому что президентская администрация, еще тогда ельцинская, а потом уже путинская, отказались создать даже согласительную комиссию. У нас, когда накладывается вето, ну, с чем-то там не согласна высшая власть, по закону создается согласительная комиссия, которая эти проблемы обсуждает и пытается урегулировать их и найти взаимоприемлемые формулировки.

ПРОНЬКО: Подождите, мне надо понять. Правильно ли я понял сейчас, что на протяжении всех последних лет администрация президента, правительства РФ мало того, что ничего не вносит по этой тематике, я имею в виду законопроекты, они, вот как вы говорите, законопроект Говорухина наиболее был подготовленный, и они не готовы были даже создать согласительную комиссию на нахождение общих точек?

ДРАПЕКО: Да.

ПРОНЬКО: Так, я что-то не могу понять. А почему у нас в администрации президента, в правительстве такая позиция? У нас там чиновники что ли озабоченные чем-то?

ДРАПЕКО: Не знаю, может быть, действительно. У нас всегда было очень такое, ну, как бы ханжеское отношение к этой теме. И в свое время, вы знаете, на Венеру Милосскую пытались трусы надеть. Поэтому было все всегда запрещено. И вот вместе с гласностью, вместе с раскрепощением, видимо, пришла и вот эта запретная тема.

ПРОНЬКО: Т.е. чиновники не готовы ее обсуждать?

ДРАПЕКО: Они не готовы. Я хочу сказать, что нынешняя администрация президента, кажется, свою позицию меняет. Меняет ее постепенно, во всяком случае вот сейчас.

ПРОНЬКО: Президента Медведева.

ДРАПЕКО: Медведева, да. Дмитрия Анатольевича Медведева. Вот

сейчас от имени президента внесен проект закона в ГД, в котором впервые упоминается о нравственном здоровье и о заботе государства, об обязанности государства заботится о нравственности несовершеннолетних. Впервые.

ПРОНЬКО: О нравственности взрослых не говорится?

ДРАПЕКО: Про взрослых пока не говорится.

ПРОНЬКО: А, да. Вас же тогда предупредили, что это не пройдет.

ДРАПЕКО: Ну да, меня они предупредили. Ну вот появился первый, так сказать, первая ласточка, мы очень обрадовались, потому что именно, ну, что воспитывать взрослых людей. Воспитывать надо детей и ограждать их надо от ненадлежащей информации. И мы посмотрели законодательную базу зарубежную и, например, в Италии в 1997 году по требованию общественности аналогичный закон был принят, который как раз и говорил о защите нравственности несовершеннолетних от ненадлежащей информации. Это касается публичного информационного пространства, которое должно быть защищено. Закон принят и теперь специальная комиссия отслеживает ситуацию на всех каналах, не только на государственных, но и на всех частных, кабельных каналах. Если она обнаруживает, что показывается информация, которая может нанести вред нравственности несовершеннолетних, то у этой компании отбирают лицензию, запрещают ей вещать.

ПРОНЬКО: Т.е. это достаточно жесткое решение.

ДРАПЕКО: Вот в Италии-то было принято так. Я думаю, что мы тоже пойдем этим же путем.

ПРОНЬКО: А сколько времени нам понадобится на этот путь, Елена Григорьевна?

ДРАПЕКО: Не знаю, я надеюсь, что, сейчас у нас есть в разработке еще несколько законов. Если может быть администрация Дмитрия Анатольевича Медведева изменит свою позицию по этой части, то мы, депутаты, готовы просто немедленно внести свои проекты законов.

ПРОНЬКО: А есть по этому вопросу, что называется, межфракционная борьба? Ну, вы понимаете, о чем я говорю. Сколько бы не упиралась СР, навряд ли вам удастся пробить вот эту стену, если не договоритесь с ЕР.

ДРАПЕКО: С ЕР договариваться не надо. Потому что ЕР – это правительственная фракция.

ПРОНЬКО: А, т.е. там...

ДРАПЕКО: В том смысле, что как правительство им скажет, так они и проголосуют. Поэтому договариваемся мы не с ними, а с правительством. С правительственными чиновниками, с теми, кто, так сказать, посажен караулить эту сферу.

ПРОНЬКО: Эти парламентские кресла.

ДРАПЕКО: Ну, естественно, конечно. У нас ведь ЕР иногда что делает, когда бывает вот такой уж совсем как бы закон, против которого нельзя голосовать, потому что иначе ты будешь просто в глазах общества злодеем, они не голосуют.

ПРОНЬКО: Т.е. вообще не голосуют?

ДРАПЕКО: Просто не голосуют, не принимают участия в голосовании. А поскольку для того, чтобы закон прошел, надо набрать 226 голосов, то, естественно, мы, вся оппозиция вместе, набрать их не можем без них. И закон проваливается.

ПРОНЬКО: Но хочется верить, что вам удастся договориться с администрацией президента Медведева.

ДРАПЕКО: Я, знаете, думаю, что да. Что вот как говорят мудрые американцы – step by step, постепенно. Мы пытались решить вопрос сразу. Запретить эту порнографию, да и все, сделать определение и каждого...

ПРОНЬКО: Причем, понимаете, вещи-то, само собой разумеющиеся. Ну какой здравомыслящий нормальный человек будет порнографию смотреть, вот объясните мне?

ДРАПЕКО: Ну, смотрят же. И покупают журналы. Вот есть такой журнал злодейский "Видео гид". Какой-то дедушка из какого-то города России прислал нам в ГД этот страшный журнал. Мы бы сами, конечно, не пошли его покупать.

ПРОНЬКО: Я понял, вы попали в рассылку. Есть такое понятие рассылка.

ДРАПЕКО: Нет, дед прислал.

ПРОНЬКО: Администрация президента, ГД, Совет Федерации.

ДРАПЕКО: Может быть, он туда тоже послал. В моем экземпляре ужаса, который был на первой странице, а это реклама порнографических фильмов, просто самых настоящих. Жуть какая-то! Было написано – 300 тысяч экземпляров тираж журнала. Ну какой у нас литературный журнал или какой журнал для детей, для юношества издается таким тиражом? А "Видео гид" издается. Представляете? Значит, он пользуется спросом.

ПРОНЬКО: Да, безусловно.

ДРАПЕКО: Он продается в гостиницах, пожалуйста, вот можете пойти и купить в гостинице, там на развале у этих тетенек, которые дежурят.

ПРОНЬКО: Елена Григорьевна, мы, когда в пятницу был у меня Владимир Познер, и слушатели его тоже критиковали, говорили – вот, там всякие сериалы, петрушки выступают, типа юморески ходячие какие-то. Юморески ходячие, потому что артисты... На что Владимир Владимирович сказал: "Ну, господа, вы это смотрите. Телевидение – это животное, которое рассчитано на ваши рейтинговые предпочтения".

ДРАПЕКО: Я не согласна с Владимиром Владимировичем. Я считаю, что наша страна умнее, нравственнее и гораздо, как сказать, серьезнее того, что им показывают.

ПРОНЬКО: Елена Григорьевна, но смотрят же.

ДРАПЕКО: У меня ощущение, что это сознательное воспитание таких плотоядных, знаете, потребителей. Потому что ведь зрители многие пишут нам письма, что

чтобы увидеть умного человека по телевидению, нужно не спать всю ночь. Показывают передачи с умными людьми после 11 вечера.

ПРОНЬКО: Ну да, того же Познера в полдвенадцатого вечера.

ДРАПЕКО: Да. Если ты хочешь что-нибудь умное услышать – не спи. А люди же работают. Поэтому они говорят – ну, давайте мы эти все ток-шоу дурацкие, всех этих как бы смехачей перенесем на ночь, когда уже мозги устали и хочется отдохнуть. А вот в рейтинговое время давайте показывать умных людей, которые будут говорить о серьезных вещах. Очень многие говорят, что сегодня телевидение наше и радио стали кривым зеркалом, которые совершенно не отражают жизнь страны.

ПРОНЬКО: Вы считаете, не отражают?

ДРАПЕКО: И я согласна. Я вот только что вернулась из Петропавловска-Камчатского, я была на Камчатке, уже как бы край света.

ПРОНЬКО: Дальше же Америка.

ДРАПЕКО: Какие умные, какие серьезные, какие развитые люди. Мне было интересно с ними разговаривать обо всем. О политике, о законодательстве, об искусстве. Они интереснее, чем то, что им показывают по телевидению. Какие замечательные люди живут в Краснодарском крае. Приезжаю туда на праздник Лермонтова. И там в селе на лугу в поле, где зрители сидят просто в траве, выступает симфонический оркестр.

ПРОНЬКО: Да вы что?

ДРАПЕКО: Выходит симфонический оркестр и на скрипках играют классическую музыку. И счастливые люди хлопают так.

ПРОНЬКО: Это где? Где это?

ДРАПЕКО: В Краснодарском крае.

ПРОНЬКО: Там погода хорошая. У нас в Москве еще, да...

ДРАПЕКО: Там было лето, был Лермонтовский праздник, было совершенно замечательно. В Тарханах на Лермонтовском празднике, как люди читают Лермонтова сегодня. И сколько этих людей. Их тысячи! Понимаете.

ПРОНЬКО: Елена Григорьевна, но мы же с вами понимаем, если вот на двух мониторах мы включим здесь, как вы говорите, Лермонтовские чтения, симфонический оркестр, я не знаю, Грига, Гайдна, кого угодно из великих, а на этом мониторе мы включим с вами порнуху, этот монитор будет пользоваться большей популярностью, нежели первый.

ДРАПЕКО: Это правда, потому что, к сожалению, крапива растет сама, а розы надо выращивать.

ПРОНЬКО: Красиво сказано, абсолютно.

ДРАПЕКО: Конечно. И я считаю, что роль государства как раз в этом. Показывать модель поведения, что есть высокое. Низкое, оно само вылезет, понимаете.

ПРОНЬКО: Объясните мне пожалуйста, Елена Григорьевна, почему на государственном телевизионном канале ВГТРК показывают, ну да, я не могу сказать, что они порнуху крутят, нет, это было бы ложью. Может быть, они крутят, когда я уже сплю, может быть. Но, я думаю, что нет.

ДРАПЕКО: Нет-нет, не крутят, не крутят.

ПРОНЬКО: Но. Насилие они крутят. Почему? Вы как депутаты ГД имеете право задать вопрос тем, кого вы финансируете. Почему?

ДРАПЕКО: Право-то мы имеем, только они нам говорят: "А у нас свобода. Вы, депутаты, пытаетесь нам ограничить свободу распространения информации".

ПРОНЬКО: Какой информации?

ДРАПЕКО: И я вам скажу, что у меня руки по локоть в синяках. Каждый раз, как только мы пытаемся их спросить: "Ребята, а что это вы там за деньги наших налогоплательщиков нам показываете?" Они говорят: "А мы творцы, вы нам не мешайте, а кроме того рейтинг". Вы посмотрите – самая рейтинговая передача у Андрея Малахова была про битцевского маньяка, который зарезал страшное количество людей. И это так, но я говорю об этом как социолог.

ПРОНЬКО: У меня нет слов.

ДРАПЕКО: И поверьте мне, что это действительно так. Люди смотрят не потому, что им это нравится, а для того, чтобы не попасть в такую ситуацию. Мы смотрим документальные ужасы по НТВ для того, чтобы с нами этого не случилось. Ну как, если бы вы сейчас мне сказали: " Елена Григорьевна, холера! Я вам сейчас расскажу, как будем спасаться, как будем выходить из студии, чтобы вы не заразились". И я брошу все дела и буду слушать вас во все уши.

ПРОНЬКО: Елена Григорьевна, но в то же самое время есть одно очень такое распространенное выражение. Кто крикнет слово "Пожар!", он должен отвечать за это слово. Кто крикнет слово "Холера!", он должен отвечать. Телеканал, который транслирует вот эту грязь, должен нести ответственность.

ДРАПЕКО: Я с вами совершенно не согласна. В государстве российском есть специально уполномоченный орган правительственный, называется Федеральная служба по надзору в СМИ.

ПРОНЬКО: Страшная структура, все должны бояться ее.

ДРАПЕКО: Да, должны, но не боятся. Потому что

за мои 9 лет работы в ГД ни у одного канала, ни у одной газеты не была отозвана лицензия на том основании, что они нарушают российское законодательство в части нравственности.

ПРОНЬКО: И всем все хорошо. Нету проблем.

ДРАПЕКО: Чиновников. Вы думаете, что мы их не приглашали, что мы их не спрашивали. Мы как депутаты имеем право получать информацию. Мы не можем контролировать исполнение закона, к сожалению. Нас лишили этого права. Но мы можем получать информацию. И мы вызывали бывшего, до нынешнего, сейчас новый начальник Федеральной службы. И спрашивали: "Ну как же так, ведь вы же зарплату получаете за то, что вы должны отслеживать эту ситуацию".

ПРОНЬКО: И что он говорит?

ДРАПЕКО: Он говорит: "А у меня всего 50 человек, и что они будут все кабельные каналы смотреть?

ПРОНЬКО: Да.

ДРАПЕКО: И все эфирные каналы смотреть?

ПРОНЬКО: Да.

ДРАПЕКО: У нас нет таких возможностей". Тогда мы говорим: "Ну раз вы такие немощные и не можете смотреть, давайте создадим общественную структуру". Мы же предложили и Сергей Михайлович Миронов, лидер нашей партии...

ПРОНЬКО: А я уже знаю, что вам сказали – вы зажимаете свободу слова. Вам так ответили?

ДРАПЕКО: Нет. Про свободу слова как раз эта Федеральная служба молчала. Но я хочу закончить свою мысль. Дело в том, что Миронов Сергей Михайлович, председатель Совета Федерации и лидер СР внес законопроект в ГД об общественном контроле над телевидением. Т.е. о создании общественных советов по контролю. Раз чиновники не справляются. Мало того, мы не знаем фамилии этих чиновников, которые определяют, что нравственно, а что безнравственно. Кто они такие? Что сделали они в стране такого замечательного, что им дано право определять, что нравственно, а что безнравственно? Поэтому мы и говорим – давайте призовем людей уважаемых. У нас есть Общественная палата. Но наделим их не рекомендательными функциями, а решающими функциями. Вот эти люди, которых знает пофамильно и уважает вся страна, которые уже сделали для страны, так сказать, свой вклад внесли. Известные художники, писатели, врачи.

ПРОНЬКО: Актеры.

ДРАПЕКО: Может быть, и актеры. Но люди уважаемые страной. Пусть они будут физики, такие, как Капица. Пусть они будут журналисты, такие как Познер. Пусть они определяют что есть нравственно в РФ. Вот это экспертное заключение, потому что никакого не взвесить, не измерить невозможно. Это можно заключить только экспертным путем. Вот мы трое собрались и договорились, что в РФ вот это на сегодняшний день нравственно, а вот уже безнравственно. Понимаете? Но нам тоже не дают пройти этому закону.

ПРОНЬКО: Елена Григорьевна, а может быть мы с вами ханжи, может быть, знаете, мы знаем, что это интересно, а вот, как это говорит нынешняя молодежь, типа делаем вид из себя, что мы такие нравственные, такие Пронько – ханжа, Драпеко – ханжа. Может быть, ну, дать народу повеселиться, ну пусть впитает в себя.

ДРАПЕКО: Ну уже веселимся сколько лет. 15 лет веселимся, но народ-то недоволен.

ПРОНЬКО: Народ не хочет это смотреть.

ДРАПЕКО: И вы недовольны, что ваши дети могут в любой момент,..

ПРОНЬКО: Нет, нет.

ДРАПЕКО: ...включив кнопку телевизора, это увидеть.

ПРОНЬКО: А я нашел, как. Я исключаю каналы из меню.

ДРАПЕКО: А вы знаете, что, я купила такой смешной телевизор, который пин-код запрашивает. И для того, чтобы его включить, нужно нажать циферки, как в телефоне.

ПРОНЬКО: Вы где такой аппарат нашли? Вы мне за эфиром скажете.

ДРАПЕКО: Мне его подарила подруга. Подарила мне на 8-е марта, подарила для кухни телевизор. И я что-то крутила, крутила, я вообще человек очень такой технический. Я очень люблю покрутить, кнопочки понажимать.

ПРОНЬКО: Но главное не сломать.

ДРАПЕКО: В общем, в результате он у меня стал запрашивать пин, телевизор. Вот

если такие телевизоры с пинами поставить, то тогда дети, придя домой, не смогут без разрешения родителей смотреть недозволенные передачи.

ПРОНЬКО: Они, знаете, где будут смотреть? Они будут смотреть в интернете.

ДРАПЕКО: Вот это ужас. У нас есть специальный отдел в российском...

ПРОНЬКО: Вот если родители не будут заниматься воспитанием своих детей нравственным, они будут смотреть, интернет позволяет это все делать.

ДРАПЕКО: Да. Но здесь тоже специальные и проекты законов есть, и есть как бы механизмы. Ведь китайцы поставили фильтры на все входящие свои каналы. И у них теперь ничего не проскочит. Но нам опять говорят – это ограничение распространения информации.

ПРОНЬКО: На святая святых, свободу слова, Елена Григорьевна, позарились.

ДРАПЕКО: А кто вам сказал, что это святая святых? Я вам скажу, что в хартии политических прав и свобод, европейской хартии, есть 19-й пункт, который говорит, что допускается ограничение свободы распространения информации в целях защиты нравственного здоровья общества. В целях государственной безопасности. В целях защиты прав личности. Есть такая норма в международном документе, который РФ ратифицировала. Т.е. у государства есть такое право поставить вот такие фильтры на публичное информационное пространство.

ПРОНЬКО: Мы продолжим наш разговор с Еленой Драпеко сразу после новостей середины часа.

ПРОНЬКО: 19:33 – время в российской столице. Сегодня в "Реальном времени" Елена Драпеко, первый заместитель председателя Комитета ГД России по культуре. "Кто мешает убрать порнографию с российских телеканалов?" – тема нашего разговора. К слову "порнография" я бы еще добавил слово "насилие", которое присутствует во всех формах, жанрах и т.д. Но вот честно скажите, уважаемые слушатели, 730-73-70, вам это интересно смотреть? Вот смотрите, посыл постоянно идет на что? На то, что это востребовано. Елена Григорьевна, востребовано телезрителем. Вот эти сценки, скандальчики. Вот смотрите, у нас какие программы сейчас набирают обороты. Где там, я прошу прощения, кто с кем поспал, кто у кого что украл или не украл. Вот это. И причем, самое-то потрясающее. У нас вот эти "звезды" ходят из канала в канал, из канала в канал. Это потрясающая, анекдотичная ситуация. Сами про себя пишут, сами про себя снимают фильмы, сами передачи, друг друга приглашают в программы.

ДРАПЕКО: Юра, страна дураков. Ха-ха. А что делать?

ПРОНЬКО: Но, смотрите. Александр замечает на нашем сайте finam.fm: "Наивный вопрос... А кто мешает запретить петь под "ФАНЕРУ"... Ваше окружение в ГД..."

ДРАПЕКО: Нет, почему. Запретить петь под "фанеру"?

ПРОНЬКО: Да.

ДРАПЕКО: Хотите я вам скажу мою позицию? Кобзон за то, чтобы запретить. А я просто знаю ситуацию с нашими артистами. Они ведь получают деньги только от живого исполнения. Если на Западе артист дает концерт в поддержку продажи своего диска, то у нас артист с диска ни копейки не имеет. Только за то, что ты горлом поешь. И поэтому мне просто жалко наших артистов, которые горлом зарабатывают деньги.

ПРОНЬКО: Елена Григорьевна, т.е. вы так закрываете глаза на это?

ДРАПЕКО: Поэтому, я считаю, что да. И я голосовала за это. В афише должно быть указано или на билете должно быть написано,..

ПРОНЬКО: Поет под "фанеру".

ДРАПЕКО: ...что исполнение под "фанеру". И пожалуйста, хочешь заплатить 500 рублей, чтобы посмотреть на этих исполнителей вживую и послушать их фонограммы, да бога ради, приходи. Но только покупатель должен знать, что он покупает.

ПРОНЬКО: Ну да, ну да.

ДРАПЕКО: Поэтому запрещать, я думаю, здесь не надо, а вот информировать покупателя о том, что именно он покупает, настоящее или подделку, это можно.

ПРОНЬКО: finam.fm – наш сайт в интернете и наш многоканальный телефон – 730-73-70. Это программа "Реальное время" на радио Финам FM. И я напомню, у нас сегодня в гостях Елена Драпеко. Ну что, продолжим наш разговор о том, как они сделали это? Это сделали. Ха-ха. 730-73-70. Алло, добрый вечер! Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Павел. У меня вот такой вопрос. Знакомы ли вы с книгой такой Сергея Нилуса, называется "Протоколы сионских мудрецов"?

ДРАПЕКО: Я слышала про эту книгу и даже выдержки где-то читала, мне присылали избиратели. Но целиком не читала.

ПРОНЬКО: Павел, к чему вы ведете?

ДРАПЕКО: К чему, к порнографии это имеет отношение?

СЛУШАТЕЛЬ: Мне кажется, что как раз это имеет к вопросу порнографии, потому что там все четко прописано, что это все давно продуманная политика, которая происходит с нашей страной, еще начиная, наверно, до 17-го года.

ДРАПЕКО: А-а. Я поняла, вы имеете в виду развращение. О том, что надо развратить население. Ну тогда этой политике уже несколько тысяч лет. Потому что добро и зло бьются на планете на протяжении, ну, наверное, всего существования цивилизации.

ПРОНЬКО: Но добро должно побеждать.

ДРАПЕКО: Ведь христианство и зародилось как нравственное учение и получило поддержку такую, потому что разлагающийся старый рабовладельческий мир показывал ужасы всякие вот этого нравственного падения. И именно христианство выступило за чистоту, за душевную, за то, чтобы человек стал подобен богу. А бог в понятии христианства – это высшее добро и высшая любовь.

ПРОНЬКО: А у нас нация не религиозная. У нас нация не религиозная, Елена Григорьевна. У нас люди идут на Пасху и на Рождество, дважды в год. Я никого не сужу, это дело каждого человека. А ящик смотрят каждый день.

ДРАПЕКО: Но это да. Но у старого поколения во все времена было понятие греха. Да, я плохо поступаю. Я грешу. Но я понимал, что я грешу. А ведь сегодня понятие греха изничтожили. Это норма.

ПРОНЬКО: Это стало нормой.

ДРАПЕКО: Это норма. Какой же это грех? Голубые, розовые, понимаете, полосатые, вот они тут тебе ходят обнявшись везде по всем каналам и нас еще заставляют уважать их право на публичный показ.

ПРОНЬКО: Да, согласен. Я не отношусь к сторонникам Юрия Михайловича Лужкова, но. В одном вопросе мы с ним очень солидарны. Причем, его критикуют же во всех столицах мира. Его коллеги из Лондона и т.д. Но он уперся...

ДРАПЕКО: И правильно делает.

ПРОНЬКО: ...и правильно сделал.

ДРАПЕКО: И правильно сделает.

ПРОНЬКО: Вот если он эту упёртость свою ослабит, нас точно все заставят – уважайте наши права. А мои права где?

ДРАПЕКО: А мои права? А Патриарх, который высказался совершенно неоднозначно по этому поводу. И все религии, все традиционные для РФ религии, все осуждают.

ПРОНЬКО: Но видите, слушатели-то в Интернете пишут: "А кто это там, а что это такое, а мы не видим и т.д.". Они ничего не видят.

ДРАПЕКО: Они не видят ничего.

ПРОНЬКО: Или не хотят видеть.

ДРАПЕКО: Они не понимают, что это безнравственно. Сегодня градация нравственного и безнравственного рухнула. Мы с вами находимся в такой комнате, наполненной туманом, где нет точки опоры. Вот раньше у нас было, не знаю, была религия, которая говорила, что есть хорошо, что плохо. Что есть грех, что есть не грех, а добродетель. Была идеология коммунистическая, которая говорила – вот есть 10 заповедей строителя коммунизма, вот это хорошо, а если вы вот это, то уже плохо. А сегодня разрушены эти два великих столпа, идеология и религия. И мы в этом тумане без потолка, пола и стен, где верх, где низ, что...

ПРОНЬКО: Причем страшно, Елена Григорьевна, очень часто же идет посыл, мы это типа все взяли с Запада. Вот я с этим не совсем согласен, потому что с Запада мы не взяли их нравственность и религиозность. Если в Америке человек в воскресенье не едет в храм, не важно, в какой, здесь не о конкретной конфессии, если он не едет в храм, он придурок и это все знают. Люди очень многие неверующие, им приходится ехать в воскресенье в храм, чтобы их не считали ненормальными. Мы же это не взяли. У нас два-три процента в лучшем случае в воскресенье в храмах находится, в мечетях и т.д.

ДРАПЕКО: Но я не считаю, что все должны толпами идти в храмы, это дело личное каждого, совести.

ПРОНЬКО: Это безусловно. Но если вы берете, вы берете и другое.

ДРАПЕКО: Но понятия должны быть, как бы общественный договор должен существовать. Почему я занимаюсь законодательством и пошла в законодатели? Потому что закон есть общественный договор. Вот мы с вами сегодня в этот момент времени истории договариваемся, что это можно, а это не можно. Это преступление, а это не преступление. Мы договорились, приняли закон и дальше мы живем по этому закону. Но ведь и законы сегодня не исполняются.

Есть закон, который запрещает показывать насилие и порнографию. И тоже некому отслеживать его исполнение. Т.е. закон есть, а не отслеживается.

И вот это самая большая беда. Что грешат те, кто должен показывать пример. Государственные мужи, которые на виду и которые должны быть моделью для подражания, вот веди себя хорошо и тоже станешь таким же. Именно они показывают нам не самые достойные примеры. Поэтому вот я с точки зрения, так сказать, была бы я директором, была бы я руководителем, то прежде всего условие нравственного поведения, именно нравственного, а не антикоррупционного, требовала бы от своих подчиненных, которые должны показывать пример все остальным.

ПРОНЬКО: Давайте вернемся к нашему телефону: 730-73-70 и к нашему сайту в интернете finam.fm. Алло, добрый вечер! Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Дмитрий. У меня вопрос к Елене Григорьевне. Вам не кажется, что вы не совсем теми вещами занимаетесь в ГД? Мне кажется, этот вопрос можно оставить вполне в покое. Люди сами разберутся, что им смотреть. Такие вещи, они всегда были и будут доступны. И сейчас и в Интернете, можно пойти на лотки на развал и купить. Если это нужно достать, то это всегда будет доступно. Не знаю, как в регионах, здесь в Москве действительно все заблокировано, нельзя посмотреть. Если это платный канал, вернее, это спутниковые каналы, то они заблокированы, заблокированы от детей, можно установить, как вы говорили, пин-код. Поэтому, ну, битва с ветряными мельницами, создание очередных бесчисленных общественных советов и комиссий, я не знаю, нужно ли это. И какой цели вы добьетесь от этого? Хотелось бы понять конкретную цель. Если это просто борьба ради борьбы, или есть действительно конкретная цель?

ПРОНЬКО: Спасибо.

ДРАПЕКО: У нас в рабочей группе работают специалисты из Института Сербского, это Институт судебной психиатрии, которые говорят, что информация может навредить просто состоянию человека и человек, который не склонен к преступлению, может его совершить. Это такое, люди, находящиеся, допустим, в латентном состоянии. Увидев примеры какие-то телевизионные, они начинают поступать в жизни так же, как они поступают... Вот сейчас, наигравшись в стрелялки в Интернете, начинают брать настоящее оружие и стрелять в живых людей.

ПРОНЬКО: В России причем, в России.

ДРАПЕКО: Да, понимаете.

ПРОНЬКО: Вот знаете, у нас сейчас очень распространено мнение, наши телевизионные каналы создают такое впечатление – в Америке, в Западной Европе, всех стреляют. Я смотрел сюжет о России или передачу, правильнее сказать, волосы дыбом встают. Мы очень многого не показываем и многое не знаем.

ДРАПЕКО: Поэтому есть такая концепция информационной безопасности России. Это официальный государственный документ, он был подписан в сентябре 2000 года, где говорится, что публичное информационное пространство РФ является предметом национальной безопасности, что мы должны его защищать, что мы должны его регулировать. Мы сейчас говорим о публичном информационном пространстве. Дома, у себя, в темной комнате можете смотреть все, что вы хотите, вы взрослый человек. Мы не будем вас воспитывать. Но ребенок, который еще не сформировался, которому может быть причинен вред этой информацией, должен быть от этой информации защищен. И для этого нужен закон и нужен контроль.

ПРОНЬКО: Смотрите, ну тут у нас и на сайте finam.fm всё очень бурно оказывается, я заглянул. Евгений, вот там большое очень письмо, он говорит, что вы большая ханжа. Евгений: "Елена – большая ханжа. Надо прочитать вам книгу Макиавелли "Государь"...по вашей же логике можно собрать экспертов, объявить вас врагом народа и расстрелять", и т.д. Но я не об этом хотел сказать. Здесь Евгений пишет: "Порнографию и проституцию надо узаконить – и в жестких рамках". Я точно не понял этого письма. "Узаконить" – это закон. "В жестких рамках" – что значит в жестких рамках? Т.е. узаконить окончательно и бесповоротно. Проституция на каждой московской улице. Давайте.

ДРАПЕКО: Выродимся. Выродимся и умрем.

ПРОНЬКО: А мы выродимся.

ДРАПЕКО: Выродимся непременно.

ПРОНЬКО: Елена Григорьевна, у нас самая большая проблема. Вот слушатели моей программы знают, это депопуляция. Мы на самом деле, это не шутки, мы можем потерять суверенитет над частью своей территории. Самая большая демографическая яма в мире – это Центральная Россия. Вот атласы, если внимательно смотреть, есть такие атласы. Аналитические атласы. Это Центральная Россия. А у нас видите как? Порнуху разрешить, проституцию разрешить. Все хорошо.

ДРАПЕКО: Во все времена и все народы защищали своих женщин. Они защищали свой генетический код. Вот, допустим, в древние времена туркмены, они бросали все: дома бросали, имущество, хватали женщин и убегали в пески. Потому что женщина – хранительница генетического кода народа, нации. А если мы своих женщин бросаем на панель, то мы выбрасываем свой генетический код. Мы превращаемся в мусор.

ПРОНЬКО: Но видите, как слушатели нам говорят – это борьба с ветряными мельницами.

ДРАПЕКО: Да нет, ничего, потихонечку, полегонечку, я думаю, мы приведем все в порядок. Я думаю, что наши зрители, слушатели уже заметили, что на центральных каналах у нас потихонечку все устанавливается. У нас сейчас проблемы есть с некоторыми частными каналами, с кабельными сетями. Это самая большая наша проблема. И с Интернетом. И вот сейчас мы как раз готовим модельный закон об Интернете в межпарламентской ассамблее стран СНГ. Я как раз руковожу этой рабочей группой, со специалистами, мы думаем, как нам отрегулировать, т.е. вот до какой степени и кто должен сегодня отвечать за то, что происходит в Интернете. Я думаю, что даже наш такой продвинутый слушатель согласится, что детская порнография есть надругательство не только над нравственностью, но даже просто над человечностью. Это невозможно.

ДРАПЕКО: Вы, вот чтобы все понимали, потому что я сейчас представляю, как на вас сейчас накинутся. Вы говорите не о фильтрации каких-то информационных каналов. Вы не говорите о запрете или цензурировании. Вы говорите о фильтрах вот этих порносайтов,..

ДРАПЕКО: Конечно.

ПРОНЬКО: ...детских, я не знаю, каких еще угодно.

ДРАПЕКО: Конечно, именно об этом идет речь.

ПРОНЬКО: Потому что, Елена Григорьевна, сейчас вас просто заклеймят. Скажут – Драпеко против свободы слова.

ДРАПЕКО: Я должна вас успокоить. В Конституции РФ прописано, что цензура в РФ запрещена. Но есть понятие цензура, которая как бы официальная. Вот в словаре прописанная. Что такое? Это просмотр информации до того, как она показывается зрителю или слушателю. Об этом речь не идет. Речь идет об оценке деятельности того или другого вещателя. Если он себе позволил, то он должен за это ответить. И это его право. Он может сказать: "Я позволю и потом пусть меня закроют". И мы закроем.

ПРОНЬКО: 730-73-70, finam.fm. Алло, добрый вечер! Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Елена! Добрый вечер, Юрий! Андрей. Я вот хотел в каком ключе высказаться. У меня ребенок пять лет и периодически бывает, когда показываем ей какую-то программу, либо фильм детский, разрешен который и интересен. И периодически такое бывает, что в рекламной заставке показывают рекламу как бы передач, которые связаны с насилием.

ПРОНЬКО: Анонсы программ.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. И вот уберечь от этого я не могу лично. Т.е. не успеваешь просто переключать, когда включается какой-то для ребенка ужас.

ДРАПЕКО: Андрей, вы совершенно правы.

ПРОНЬКО: Да. Андрей, вы не поверите, с госпожой Драпеко мы в перерыве обсуждали этот вопрос.

ДРАПЕКО: У нас потому что такой ужас: в детские каникулы в кинотеатрах в утренние сеансы показывают рекламу вечерних фильмов. И вот пришли вы сказочку с ребенком посмотреть, мультяшечку и какой-нибудь добрый фильм. И вот, представляете, блок рекламы, который идет 15 минут до того. Ужас. Моя дочка маленькая в этой ситуации, я помню, закрывала кошке глаза и говорила: "Сюська, тебе нельзя это видеть". Вот с этим можно бороться? Можно.

ПРОНЬКО: А Андрей говорит о том, что на телеканалах тоже можно включить, знаете, передачу детскую и нарваться на анонс.

ДРАПЕКО: Да. А увидеть рекламу взрослую.

ПРОНЬКО: А смотрите, как раззадорились. Антон пишет: "Почему вы периодически несете чушь? Запрет порнографии, насилия... Всё есть в И-нете, а "фильтры" – миф. Они технически нереализуемы". Он пишет, что будучи "web-программистом, задал вопрос: КАК? Закон невыполним". Ну и т.д. Тут огромное письмо. Значит, Антон, я вам...

ДРАПЕКО: Ну, он, наверно, не сильный web-программист.

ПРОНЬКО: Подождите, я хочу сказать, Антон, ну если вам это не интересно, зачем вы слушаете-то, ну не слушайте. Переключитесь на другой канал или на другую передачу.

ДРАПЕКО: Сейчас я его огорчу, Юра, я его огорчу. Дело в том, что китайцы поставили фильтры на все вот эти входящие в Китай информационные эти сети. А там и отслеживают. Шум был на весь мир по этому поводу. Потому что как, фильтрация информации, запрет свободы, а китайцы сказали: "А нам нравственность народа дороже свободы, поэтому у нас в Китае порносайтов не будет". И нет их там.

ПРОНЬКО: Ну, видимо, он пишет как web-программист, что-то такое он написал, что это миф, миф, миф.

ДРАПЕКО: Нет, не миф.

ПРОНЬКО: Подождите. Так вот, благодаря этим господам у нас в И-нете вся мразь и существует.

ДРАПЕКО: Может быть. Вот он тайно эти сайты и стряпает.

ПРОНЬКО: Вот его коллеги, я не говорю, что это Антон. Но его коллеги делали эти сайты, они получали деньги, может быть, у них детей нет, я не знаю.

ДРАПЕКО: Они сегодня не отвечают. А я хочу вам сказать, что у нас существует специальный отдел в Министерстве внутренних дел, отдел "К", которому поручено отслеживать и выявлять этих самых производителей такого рода сайтов. И возбуждать против них уголовные дела. Сегодня они нам доложили –

160 уголовных дел в РФ возбуждено против тех, кто бросает вот такие порносайты, особенно детские порносайты они внимательно отслеживают, в информационное пространство.

ПРОНЬКО: Да. Ну вот за ними есть создатели.

ДРАПЕКО: Конечно.

ПРОНЬКО: Т.е. есть идейные вдохновители, вот эти чокнутые, а есть те, кто зарабатывает на этом. Это в т.ч. те программисты, которые это делают. Вот мы с вами не технари, мы не знаем, как это делается. Но люди же получают за это. Вот когда он заливает, я знаю такой термин, заливает сайт, когда детей и т.д., вот он заливает, ему как, не противно это?

ДРАПЕКО: Ну, я думаю, что его черти будут жарить на том свете лет тысячу. И правильно сделают.

ПРОНЬКО: А может быть и больше.

ДРАПЕКО: Да. А на этом свете мы с вами, взрослые, умные, законопослушные люди обязаны принять специальные законы.

ПРОНЬКО: Еще послушаем. Алло, добрый вечер! Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер! Денис. Я занимаюсь информационными технологиями, в частности работаю у оператора связи и мне, вот те вопросы, которые задала Елена, я хочу сказать одну простую вещь как профессионал. Что для того, чтобы зафильтровать контент, подлежащий цензуре, либо нарушающий мораль в обществе, необходимы очень мощные системы программно-аппаратного комплекса. И эти деньги невозможно, т.е. они стоят очень больших денег, это невозможно обеспечить с помощью любого коммерческого оператора, существующего сегодня на рынке. Для этого в первую очередь государство должно принять большую финансовую программу и объявить об этой финансовой программе и конкретно давать задания по выполнению.

ПРОНЬКО: Т.е. Денис, подождите, принципиальный момент. Т.е. это на самом деле реализуемо, но это дорогостоящее мероприятие?

СЛУШАТЕЛЬ: На самом деле вещи, которые вы говорите, средств на рынке огромное количество, все это возможно сделать. Пример вам китайская модель Интернета, которая существует, где зафильтрованы практически огромное количество ресурсов, недоступных. Это все возможно, но это имеет две стороны медали. Первая сторона медали. Как только появляется такая программа, мне хочется задать вопрос: кто будет контролировать деньги поступающие на решение такой проблемы? И второй вопрос: кто будет контролировать, что за фильтр или, извините, я сленгом буду говорить, что забанили, что зафильтровали и какой контент? Под такое широкое понятие как порнография может попасть все, что угодно. И вы понимаете, такой механизм создания позволяет моментально фильтровать все остальное. Пример вам – коммерческие предприятия, работающие сейчас на рынке, я имею в виду частные большие корпорации, которые умудряются закрывать любой контент, не соответствующий их бизнесу, не нужный для них, и тем самым экономят деньги на Интернете и т.д. т.п. Все это возможно и в масштабе большой компании. Но. Это, во-первых, это, сразу повторяюсь, дорогостоящее мероприятие, особенно для операторов национального масштаба. Самостоятельно, даже с помощью инвестиционных программ, они не в состоянии будут привлечь деньги для этих материалов.

ПРОНЬКО: Денис, но вы мне ответьте на маленький мой вопрос, потом Елена Григорьевна прокомментирует. Вы как сами-то считаете, с этим надо бороться? Вот с этой мерзостью?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, с этим надо бороться. Мало того, я больше вам скажу. У меня дома, ну, я, как технарь, у меня дома стоит примитивный фаервол на своей машине, который закрывает ненужные ресурсы ребенку и жене. У меня на работе как бы то же самое, будут сделаны фильтры, которые отрабатывают. Но в первую очередь фильтр самый главный в голове у человека, в его воспитании, в его моральной подготовке.

ПРОНЬКО: Спасибо, Денис. Спасибо большое! Мне было важно услышать мнение профессионала.

ДРАПЕКО: Да, спасибо большое. У ребенка, к сожалению, в голове пока таких фильтров нет, поэтому мы должны его защищать. То, что касается контроля финансов...

ПРОНЬКО: И то, что дорого.

ДРАПЕКО: Ну, это мы пока еще не оценивали, это пока еще проект. У нас есть Счетная палата, которая отслеживает куда и на что идут государственные деньги. То, что касается, что именно будет закрываться, какой контент. Значит, ну, вот поэтому нам и нужен закон, где было бы сформулировано, что такое порнография. Это скорее всего педофилия, некрофилия, зоофилия, понимаете. Есть такое. Все, что является не нормой. Все, что не нормально, все это мы считаем, так сказать, извращением. Будем говорить так, вот извращение. То, что касается, он говорил о том, о чем сегодня идут споры у нас. В моей, допустим, рабочей группе идет спор – кто ответственен? Провайдер или тот, кто создавал контент, т.е. автор? Вот по сегодняшнему законодательству в РФ у нас отвечает автор, то бишь журналист, а не издание. Отвечает автор, а не провайдер. Хотя проще было бы, конечно, посадить фильтры и заставить провайдеров отслеживать, какой контент идет по их сетям. Но мы понимаем, что Интернет – это прежде всего как бы, ну, как электрические провода, это информационные сети. И есть отдельно то, что по ним идет, и это все может вполне подчиняться закону о СМИ. И то, что касается самой проводящей системы, это подчиняется уже другим законам, которые тоже у нас в РФ есть. Т.е. при желании, если волю проявить политическую, то мы даже в сегодняшнем законодательном поле можем очень многие вопросы решить. Но для меня самое главное – это провести вот эту самую границу между эротикой и порнографией для того, чтобы не смели все подряд. Чтобы не одели в трусы Венеру Милосскую. Для того, чтобы не запретили Рубенса или наших хорошеньких артисточек, которые на эстраде скачут, тоже не пытались одеть в хламиды.

ПРОНЬКО: Я сожалею о том, что у нас, во-первых, время уже заканчивается. У нас чуть больше одной минуты. Я не могу письма все зачитать, которые пришли. Но вот Ольга пишет: "Мне жаль детей. У меня две дочери. Телевизор они смотрят редко. Не потому, что не хотим, в принципе, а потому, что то, что показывают абсолютно точно не предназначено для несформированной детской психики". Ну и далее там переживания мамы. Да, мамы, святое, вот самое главное. И когда мне начинают говорить о том, что это надо узаконить, да, ребята, вы что? Да вы что? Алло, добрый вечер! Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Галина. Один раз хоть женщина выступит. Я в поддержку, конечно, общественного совета и все правильно говорит Елена Драпеко, понимаете, потому что я включаю телевизор днем, когда из школы приходят и сколько угодно тут безнравственности показывают. И в рекламе и в анонсах и в этой самой, что порнухи, чернухи, понимаете. А звонят вам уже люди, которые прошли эту школу, мужчины.

ПРОНЬКО: Нет, подождите. Не надо на нас, на мужчин так нападать. Ха-ха. Не надо. Может быть, мы, конечно, и грешны, как и все грешные люди, но не надо всех под одну гребенку. Елена Григорьевна, вы намерены, вот в завершении нашей программы мне хочется буквально 10 секунд, чтобы вы сказали, вы намерены до конца идти по этому вопросу?

ДРАПЕКО: Да, конечно. Это поставлена задача мне и партии СР, нашей фракции. Я отвечаю за это перед моими избирателями, я им обещала во время избирательной кампании, поэтому все, что будет возможно сделать, я сделаю. Я веду переговоры с правительством, я договариваюсь с моими оппонентами из правящей партии, я собираю то, что называется пул из депутатов разных фракций, разных политических ориентаций, тех, кто считает, что Россия должна быть все-таки страной, где дети защищены от ненадлежащей информации.

ПРОНЬКО: Но я знаю, вы мне за эфиром сказали, что вы за опытом собрались в США поехать.

ДРАПЕКО: Да, вот сейчас нас приглашают, 10 депутатов для того, чтобы мы поехали в США и посмотрели, как у них борются с этой заразой.

ПРОНЬКО: Там, я вам могу сказать, там не церемонятся, там бОшки откручиваются, только свист стоит. Елена Драпеко была сегодня в "Реальном времени". Мы продолжим наш эфир новостями, а затем Наталья Мандрова


Источник: Финам.FM

Центральный Аппарат партии
Телефон: (495) 787-85-15
Факс: (495) 959-35-86
Пресс-служба
партии
Телефон: +7 (495) 783-98-03
Общественная приёмная
фракции «СР» в Госдуме
Конт. тел: (495) 629-61-01
Официальный сайт Социалистической политической партии «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ – ПАТРИОТЫ – ЗА ПРАВДУ»
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2021