О партии
Идеология
Лица
Деятельность
О Партии
Предвыборная программа
(утверждена XI съездом партии)
Программа партии, рабочий вариант
(актуальность 28.05)
Программа партииРегиональные отделенияИстория партииУставСимволикаВступитьПартнерыСОУТОфициальное печатное издание партииКонтакты
Кто есть кто в партии
Председатель партииСопредседатель партии – Председатель Центрального совета партииСопредседатель партии – Председатель Палаты депутатов партииЦентральный совет партииСекретарь Центрального советаИсполнительный Секретарь Президиума ЦС - Руководитель Центрального Аппарата партииСекретари Президиума Центрального советаПрезидиум Центрального советаСовет Палаты депутатовЦентральная контрольно-ревизионная комиссияПочетные члены партии
Партийная библиотека
25 справедливых законовПолитический словарьКниги Сергея МироноваВся библиотека
Исполнительная власть и МСУ
Органы власти субъектов РФОрганы МСУ
Пресс-служба
АнонсыКонтакты
См. также
разделы
Партия в СМИ

Илья Пономарев о годовщине президентства Дмитрия Медведева

05 марта 2009

 см. также ↓

Как Вы оцениваете первый год, прошедший со дня избрания Дмитрия Медведева Президентом России? Что нового Дмитрию Медведеву удалось привнести в российскую политику? Какие из его инициатив Вы оцениваете положительно, а какие, напротив, отрицательно?

С президентством Дмитрия Медведева в обществе связывали надежды (довольно смутные) на некоторую либерализацию режима. Эти надежды отчасти оправдались. Весьма осторожная политическая реформа несколько облегчила положение оппозиционных политических партий (отмена избирательного залога, сокращение числа предвыборных подписей, обещание предоставить пару мест в Думе партиям, набравшим более 5% голосов, но не преодолевшим семипроцентного барьера). Вероятно, разумным можно было бы считать увеличение на год депутатских полномочий и президентского срока, но эти меры, как мне кажется, носят ситуативный характер и сопряжены со стремлением президентско-премьерского тандема как можно дольше двигать властными рычагами.

СМИ по-прежнему остаются подконтрольными – за редким исключением. Периодическое мелькание на телеэкранах оппозиционеров напоминает мне упомянутую Набоковым практику помещать на американских школьных фотографиях одного негритёнка – но не более одного, не дай Бог.

Наделение региональных парламентов правом выдвигать кандидатов на губернаторские посты – это перекладывание из одного кармана в другой (все знают, кому там принадлежит большинство).

Дмитрий Медведев успешно справился с некоторыми случившимися в течение года кризисами. Если не вдаваться в детали, решение о военном противостоянии Грузии было правильным (другое дело, что до этого столкновения можно было и не доводить). Признание Абхазии и Южной Осетии в качестве независимых государств – весьма разумная мера, хотя и сильно запоздалая (но это уже не вина Медведева).

Несомненно правильным я считаю стремление Президента к более тесному политическому и военному сотрудничеству с азиатскими республиками бывшего СССР, с Китаем. Движение в этом направлении представляется весьма перспективным, как и упрочение связей с латиноамериканскими государствами.

Можно ли по прошествии года сказать, что Дмитрий Медведев стал признанным первым человеком в стране? Какими делами, заявлениями, посылами, действиями подтверждается его самостоятельность как политика? Как можно охарактеризовать политику, проводимую Медведевым – демонстрирует ли он преемственность с прежним курсом или же можно ожидать его изменения? Оправдывает ли он ожидания, которые связаны с его либеральным имиджем?

Медведев пока не понятен большинству россиян. Некоторые считают его дублёром Путина, некоторые – хитрым и ловким политиком, некоторые – менеджером-прагматиком. На него возлагают определённые надежды либералы, его действия одобряют и некоторые националисты-державники (особенно политику во время конфликта с Грузией и довольно жёсткую позицию на нефтегазовых переговорах с Украиной); левым импонирует готовность Медведева сотрудничать с Венесуэлой, Боливией, Кубой. Однако подлинного лица Медведева мы пока не знаем.

В любом случае, пока можно говорить не о каком-то новом курсе Медведева (по сравнению с путинскими временами), а о коррекции прежней политики. В большинстве случаев коррекция эта весьма разумна, а принимаемые президентом решения кажутся адекватными вызовам. Конечно же, преемственность сохраняется, но существуют и условия для постепенного изменения некоторых тенденций путинских времён. По-видимому, президент решил, прежде чем начать по-настоящему действовать, спокойно укрепить свои позиции, тем более, что команда премьера вынуждена заниматься стремительно рушащейся экономикой.

Следует обратить внимание и на то, что Медведев воздерживается от пересмотра решений, принятых его предшественником. Не слишком заботясь о своём "либеральном имидже", он не препятствует новому судебному преследованию Ходорковского и Платона Лебедева. Сохраняется сложившаяся в путинские времена практика поощрения угодных власти миллионеров-миллиардеров. Однако дело Чичваркина показывает, что контроль президента над действиями различных кланов во власти весьма ограничен, и в то время, как Путин перестал быть источником всей власти в стране, Медведев таковым пока не стал.

Появился ли вокруг Медведева тот круг людей (фигуры, персоналии, партии, социальные слои), на которых он может надёжно опереться в своей политической деятельности?

Главный человек "вокруг Медведева" – это, конечно же, Путин. Это его сила, и это его же главная слабость. Медведев не слишком резко меняет прежнюю команду, но, думается, его кадровые назначения связаны именно с "надёжностью", с лояльностью и профессионализмом конкретных лиц (например, советника Президента Леонида Реймана, являющегося одновременно и секретарём президентского Совета по развитию информационного общества). С политическими партиями всё, кажется, абсолютно ясно. Обладающая конституционным большинством в Думе "Единая Россия", более чем лояльная президенту "Справедливая Россия", вполне карманная (ЛДПР) или бутафорская (КПРФ) оппозиция – всё это позволяет Медведеву не опасаться за устойчивость своего положения.

Основная проблема – это реальный кадровый резерв, те люди, которые были бы обязаны своим положением лично Медведеву. Нынешний состав "сотни" – шаг в правильном направлении, но довольно неуверенный.

Существует мнение, что 1-й год Президент формирует команду, следующие годы реализует своё политическое видение, а в последний год политика больше заботят перевыборы. Можно ли согласиться с этим утверждением, и стоит ли в ближайшее время ожидать от Медведева конкретных самостоятельных политических шагов? И если да, то каких?

Приведённое в вопросе утверждение верно лишь отчасти. Конечно, начало президентского срока – время формирования команды, коррекции властной системы, проверки её эффективности. Но медведевский первый год оказался наполнен такими событиями, на которые надо было реагировать немедленно, не ожидая, пока полностью определятся основные действующие лица политики и способы их взаимодействия. И во время августовского кавказского конфликта, и в период ухудшения отношений с Западом, и в начале финансового кризиса Дмитрий Медведев действовал вполне самостоятельно и ответственно.

Так что можно ожидать продолжения самостоятельной политики, но вряд ли её вектор всерьёз изменится. Возможно – и на это хотелось бы надеяться – Медведев будет большее внимание уделять высоким технологиям. Это, как признают многие аналитики и политические деятели в нашей стране и за рубежом (совсем недавно об этом говорила, например, Ангела Меркель), особенно важно во время кризиса. Выйти из него – значит не воспроизвести докризисную ситуацию, а сформировать такие экономические условия, в которых новый кризис будет маловероятен.

Вообще, кризис – это не проблема, это возможность. Но реализовать её может только человек со стратегическим мышлением и жёсткой рукой. Первого Медведеву не занимать; хватит ли у него решительности, мы ещё только выясняем.

Какие опасности как политика ожидают Дмитрия Медведева? Может ли сложиться такая ситуация, при которой в 2010 году мы уже не будем обсуждать 2-й год его президентства?

Я бы говорил не об опасностях, а о трудностях. Их хватает, но есть основания предполагать в Медведеве политическую волю.

Для свержения президента нет никаких предпосылок. Бюрократия может быть недовольна ротацией кадров или борьбой с коррупцией, но дальше глухого ворчания дело не пойдёт; баррикады тоже никто строить не станет, кроме десятка-другого маргиналов. Маловероятен и "сговор" Медведева с Путиным – в целях досрочно вернуть нынешнего премьера в президентское кресло.

В любом случае, правящая партия – не тот институт, который может иметь свою волю. Это не опора, и это не опасность.

Что бы Вы сказали, пожелали, порекомендовали Президенту, будь у вас возможность обратиться к нему лично?

Я порекомендовал бы Дмитрию Медведеву реализовать несколько стратегических проектов – новую программу ГОЭЛРО. Смелее призывать под свои личные знамёна незаурядных людей, которых много в России и помимо Питера. А ещё – чтобы Президент не следовал в своей политической практике каким-либо догмам, в том числе и либеральным, и внимательно вглядывался в насущные потребности граждан страны, прислушивался к разным политическим силам, в том числе и не представленным в парламенте.

Источник: Комментарии.ру

См. также
разделы
Партия в СМИ
Центральный Аппарат партии
Телефон: (495) 787-85-15
Факс: (495) 959-35-86
Пресс-служба
партии
Телефон: +7 (495) 783-98-03
Общественная приёмная
фракции «СР» в Госдуме
Конт. тел: (495) 629-61-01
Официальный сайт Социалистической политической партии «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ – ПАТРИОТЫ – ЗА ПРАВДУ»
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2021