О партии
Идеология
Лица
Деятельность
О Партии
Предвыборная программа
(утверждена XI съездом партии)
Программа партии, рабочий вариант
(актуальность 28.05)
Программа партииРегиональные отделенияИстория партииУставСимволикаВступитьПартнерыСОУТОфициальное печатное издание партииКонтакты
Кто есть кто в партии
Председатель партииСопредседатель партии – Председатель Центрального совета партииСопредседатель партии – Председатель Палаты депутатов партииЦентральный совет партииСекретарь Бюро Президиума Центрального совета партии – Первый секретарь Президиума Центрального совета партииСекретарь Центрального советаРуководитель Центрального Аппарата партииСекретари Президиума Центрального советаБюро Президиума Центрального советаПрезидиум Центрального советаСовет Палаты депутатовЦентральная контрольно-ревизионная комиссияПочетные члены партии
Партийная библиотека
25 справедливых законовПолитический словарьКниги Сергея МироноваВся библиотека
Исполнительная власть и МСУ
Органы власти субъектов РФОрганы МСУ
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Андрей Кузнецов и Валерий Гартунг о предоставлении детям-инвалидам права на получение двух пенсий одновременно

18 октября 2023

 см. также ↓

18 октября Государственная Дума отклонила проект федерального закона № 288418-8 "О внесении изменений в Федеральный закон "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" (о предоставлении детям-инвалидам и учащимся инвалидам с детства права на получение двух пенсий одновременно). С докладом выступил заместитель руководителя фракции "СРЗП" Андрей Кузнецов. С содокладом – член Комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов Светлана Бессараб. Вопрос задал и выступил от фракции "СРЗП" Валерий Гартунг:

Выступление Андрея Кузнецова:

- Уважаемый Александр Дмитриевич (Жуков, Первый заместитель Председателя ГД – Прим. ред.), уважаемые коллеги!

Данный законопроект рождён, собственно говоря, по обращениям наших граждан. Сегодня в ходе рассмотрения национального доклада о демографической политике мы уже об этом говорили. Если кто, может быть, услышал, я задавал вопрос Татьяне Алексеевне как раз по поводу этого законопроекта.

Значит, у нас с вами сегодня законодательство уравнивает детей-инвалидов, которые имеют родителей, и детей-инвалидов, которые по каким-то причинам потеряли одного или двух родителей, потеряли кормильца. В чём здесь несправедливое уравнивание? То есть, если ребёнок-инвалид потерял кормильца или потерял родителя, он имеет право на пенсию по потере кормильца. Но когда он с этим правом обращается к государству, ему говорят – ты должен выбрать, либо ты откажешься от пенсии по инвалидности, либо ты останешься на этой пенсии, потому что наша пенсионная система, как сказано в заключении Комитета по труду, стоит на таких принципах, что нельзя получать две пенсии одному лицу.

И вот такая странная коллизия, несправедливая, потому что, ну, вот я сегодня Татьяне Алексеевне задавал этот вопрос, и она, в общем-то, ну, согласилась с тем, что нельзя одинаково оценивать ситуацию ребёнка, у которого есть родители, и у которого нет родителей. А если ещё речь идёт о ребёнке-инвалиде, то это совсем как бы неодинаковая ситуация. Но, с точки зрения государства мы ему говорим: нет, ты не можешь получать дополнительную меру поддержки, именно по потере кормильца.

Так вот, чтобы устранить эту несправедливость, мы предлагаем данный законопроект. Значит, здесь всё очень просто, то есть детям-инвалидам, которые (их там целый перечень) в разной степени, так скажем, лишились внимания родителей, потерявшие одного или обоих родителей, а также те, кто находятся на обучении (вот из этих категорий до 23 лет), дать им возможность получать пенсию по потере кормильца, потому что они кормильца потеряли и имеют на это право.

Значит, сразу же скажу, что пенсии по потери кормильца, их два вида – одна страхования, другая социальная. Ну вот им надо дать возможность совместить – получать и по инвалидности, и по потере кормильца.

Мы считаем, что это справедливо, что нет никаких оснований для того, чтобы отказывать. И не только по причинам как бы характера справедливости, но и по экономическим причинам, на которые обычно ссылаются у нас чиновники и некоторые депутаты. Я вам хочу сказать, что речь идёт, коллеги, примерно о 40 тысячах человек в нашей стране, 40 тысячах детей-инвалидов, которые потеряли родителей.

Для финансирования этого полномочия мы предполагали, чтобы с 1 июня, ко Дню защиты детей, в нашей стране в 2023 году этот закон начал бы действовать.

Но, поскольку он лежал достаточно долго без внимания, эту дату в нем надо поправлять. И с 1 июня, на финансирование в 2023 году примерно там, 1,8 миллиарда рублей, в следующем году – два с небольшим миллиарда рублей.

Коллеги, это совершенно не те деньги, чтобы вот сейчас торговаться о том, имеют они на это право, не имеют, противоречит это пенсионной системе или не противоречит. Просто, это ребенок, который потерял родителей, он инвалид, он получает уже по инвалидности. Кстати говоря, цифры я вам могу назвать.

Один из доводов, замечаний к этому законопроекту, значит, содержит такое, что Правительство говорит: ну, мы же уже как бы поддержали их, мы же им добавили пенсии. Я вам скажу, сколько добавили, вот размеры социальных пенсий по инвалидности и по случаю потери кормильца повышались в том числе с 1 апреля 2023 года, они повышены и составляют на данный момент: инвалидам I группы с детства и детям-инвалидам – 17 тысяч 167 рублей, это самая большая пенсия. Дальше идет по убывающему, инвалидам с детства II группы – 14 тысяч 300 и 73 копейки и инвалидам III группы – 6 тысяч 80 рублей, там, тоже 38 копеек. Представляете, как повысили здорово? По случаю потери кормильца детям до 18 лет – 7 тысяч 153 рубля. О чем идет речь-то? Вот мы ему запрещаем эти 7 тысяч 153 рубля получить что ли дополнительно?

Я понимаю, что есть отрицательное заключение Правительства. Есть дисциплина партийная, есть у нас система, вертикаль, которая управляется, в ней всё должно быть системно, наша система не должна трястись как жидкий студень под влиянием каких-либо событий. Это всё не оспаривается. Наша система только крепче будет, если мы с вами вот в таких законопроектах будем принципиальны.

И пускай Правительство ищет деньги и финансирует это для того, чтобы защитить эти 40 тысяч человек. Понимаете, здесь дело принципа просто.

Идем дальше. Контраргументы. Ну, какие еще контраргументы?

Противоречит системе, что две пенсии получать нельзя. Берем практику. У нас есть практика, когда две пенсии получают. Но знаете, кто две пенсии может получить вот из детей-инвалидов? Дети-инвалиды, потерявшие родителей, которые являются военнослужащими, которые отдали свой долг, погибли при исполнении, имеют заслуги перед государством. И, внимание, коллеги, в качестве льготы их детям-инвалидам позволяется получить эти 7 тысяч рублей дополнительно. Понимаете?

Ну, давайте мы не будем доводить до абсурда. Вы думаете, что если мы назвали это поддержкой, льготой, наш с вами народ не видит что ли, что мы занимаемся просто декорациями, и здесь еще говорим о принципах пенсионной системы, что она имеет какие-то принципы, что два человека, что один человек две пенсии не может получать и так далее. А уж если он заслуги имеет, то его ребенку-инвалиду мы 7 тысяч позволим получить, в отличие от обычного ребенка, который потерял своих родителей, которые не являются, не имеют заслуг перед Отечеством. Ребенок-то в чем виноват, инвалид, почему он страдает за то, что его родители не герои?

Коллеги, я вас прошу. Это серьезный вопрос. Даже если мы сейчас его отклоним, к нему надо будет возвращаться. Но будет правильнее, если мы примем сегодня в первом чтении, наша фракция призывает вас это сделать, сделать ответственный выбор. Спасибо.

Вопрос Валерия Гартунга:

- Уважаемая Светлана Викторовна, у меня просто к вам лично вопрос. Неужели вы считаете, что ребенок-инвалид, да еще потерявший кормильца, не может рассчитывать на помощь от государства в своем обеспечении? Ведь ему... ребенок-инвалид потерял единственного кормильца. Почему мы ему не можем по второму основанию платить пенсию? Это что, такие большие расходы? У нас, что, государство не может себе этого позволить? Спасибо.

Светлана Бессараб:

- Валерий Карлович, я могу сказать вам, что в 2017-м, в 2018 году я направляла обращение соответствующее в Министерство труда и социальной защиты населения с просьбой рассмотреть такую возможность – предоставить две пенсии. Поверьте, это не первый раз и не последний далеко, когда этот вопрос (этот актуальный и своевременный, очень острый вопрос) поднимается в стенах Государственной Думы и непосредственно в нашем комитете.

К сожалению, я получила отрицательный отзыв. Я, как видите, зачитала вам заключение комитета, заключение Правительства, Счётной палаты. И нужно действительно обратить внимание на то, что в какой-то степени некорректно и представлен законопроект, неправильно произведены расчеты с учетом дефицитного бюджета, я не буду говорить, в какой тупик это заводит. Но также хочу обратить внимание, что даже в своём докладе, к сожалению, выступая от авторов законодательной инициативы, были приведены неверные данные. Ну, например, о том, что дети участников специальной военной операции получают две пенсии.

К сожалению, это не так. Дети участников специальной военной операции, как иные члены семей, получают компенсационную выплату совершенно по другому закону, это ФЗ-360 о денежном довольствии военнослужащих и военной службе, по-моему.

Так вот, сегодня, выступая за этой трибуной Ярослав Нилов, мой коллега по комитету, как раз обратил внимание Татьяны Алексеевны Голиковой на то, что мы от всей Госдумы комитетом по труду выступаем за то, чтобы хотя бы детям участников специальной военной операции, детям-инвалидам предоставить право на две пенсии. Мы уверены, что мы добьемся в конечном итоге результата положительного. Но сегодня, когда статья 83 бюджета не выполнена, мы не можем прийти к иному заключению, кроме отказа.

Вопрос Андрея Альшевских (депутат фракции "Единая Россия"):

- В связи с этим у меня к вам вопрос: насколько корректно принимать федеральный закон, где не учтены интересы новых территорий? Это первое.

Второе. Может быть, был смысл этот законопроект отозвать и подкорректировать? Спасибо.

Андрей Кузнецов:

- Дело в том, что, Андрей Геннадьевич, на комитете, когда я представлял этот законопроект, я изначально обратился к коллегам от "Единой России", ваша партия, в которой вы состоите, и фракция, с предложением такого рода, что если мы собираемся, коллеги, решать этот вопрос, то давайте мы его отзовём, отработаем и, если надо, внесём там от всех фракций, потому что это всех волнует.

Но, если мы не видим такой перспективы, я им сразу сказал, коллегам, что мы тогда будем вносить. Вот избран такой вариант именно по причине того, что первый вариант не услышали и не захотели. Ну, уже пройден этот путь, понимаете. Видимо, мы сейчас можем много говорить, но по делам, коллеги, получается, что не хотим мы решать этот вопрос, ну, не хотим. Вы же сами говорите, Светлана Викторовна, с какого, с 17-го года вы пытаетесь это решить. Ну, что, вы два миллиарда не можете решить что ли? Это же смешно просто. Это смешно, 40 тысяч человек. Это с точки зрения идеологии, коллеги, с точки зрения морального превосходства какого-то, да, удовлетворения, даже с этой точки зрения это просто недопустимо, что мы не можем для детей-инвалидов, которые потеряли родителей, оказать дополнительную пенсию.

Спасибо.

Выступление Валерия Гартунга:

- Уважаемый Иван Иванович, уважаемые коллеги! Наша фракция, безусловно, поддержит этот законопроект. Мало того, мы призываем вас это сделать.

Но давайте пройдёмся по аргументам, которые были высказаны представителем комитета за то, чтобы отклонить этот законопроект, дескать, там цифры не те указаны. Но дело в том, что, Светлана Викторовна, если вы внимательно бы слушали докладчика, то вы просто цифры про разные категории детей приводили. Вы говорили про 17 тысяч пенсию под одну категорию, а он вам говорил про другую категорию. Понимаете? Поэтому цифры как раз корректные, все те цифры, которые он назвал, они корректные, они совпадают и с вашими, просто вы говорили, вы услышали об одной категории, а сравнили с другой.

Что касается финансово-экономического обоснования. Ну вы тут говорите о том, что, дескать, ну вот укажите там источники финансирования. Смотрите, о каких цифрах идёт речь. В 2023 году нужно 1,82 миллиарда рублей, ну чуть меньше двух миллиардов, в 2024-м – 1,93, в 2025-м – два миллиарда. То есть речь идёт о двух миллиардах в год. Коллеги, в этом зале принято решение об одобрении отрицательного акциза нефтяным компаниям в размере 3,3 триллиона руб. Это в полторы тысячи раз больше, чем сумма, которая здесь нужна. Какие вам еще источники нужны? В полторы тысячи раз.

Я думаю, что вознаграждение одного члена совета директоров из этих крупных компаний, которым вы порадели тремя с лишним триллионами рублей, хватило бы для того, чтобы профинансировать все эти нормы. Одного хватило бы, одного дохода, одного человека, члена совета директоров годового. Понимаете? А вы тут рассказываете, что денег нет. Ну как так, коллеги? Начинаете рассказывать, что нужно, чтобы получать ребёнку, потерявшему обоих родителей, заслуги перед государством.

Какие заслуги у него могут быть? Они у него будут, наверное, если он доживёт до того возраста, в котором он сможет эти заслуги заслужить. Как он послужит государству? Ему ещё вырасти надо, ему дожить до этого возраста нужно, а вы ему в этом праве отказываете.

Коллеги, мне кажется, тут даже говорить не о чем, надо просто голосовать за это.

А то, что там отрицательное заключение Правительства, – мы будем бороться, мы будем их убеждать, – коллеги, кого убеждать, голосуете вы, а не Правительство, вы голосуете. Возьмите, и проголосуйте, и никого убеждать не надо.

Спасибо.

Заключительное слово Андрея Кузнецова:

- Сразу хочу ответить на вопрос, который Андрей Геннадьевич Альшевских поставил. Ну, конечно, во втором чтении можно скорректировать то, о чём вы говорите, точно так же, как и дата вступления, о которой я говорил, и расчёты, о которых здесь говорилось. У нас расчёты меняются, у нас статистика... Знаете, как Росстат работает интересно? У нас вон сегодня приводили цифры, как бедность падает быстро, да? То есть тут много вариантов решения вопроса. Самое главное – хотеть решить этот вопрос. Вот складывается впечатление, что есть установка этот вопрос не решать по каким-то причинам. Я не знаю, по каким.

Коллеги, ну, здорово, что мы, и мы вас поддерживаем, да, и мы действительно к этому присоединяемся, что в отношении детей-инвалидов участников специальной военной операции будет решён вопрос, никаких сомнений нет в этом, об этом сказала Татьяна Алексеевна, что готовится это всё, значит, дополнительными выплатами и так далее. Это здорово, но это не достижение в данном случае. Вы, что, считаете, что это льгота что ли такая, прямо обалдеть какая? Извините за непарламентское выражение. Участнику специальной военной операции, на попечении у которого находится ребёнок-инвалид, вы такую льготу даёте, оказывается, мы тебе 7 тысяч доплатим, да? Кстати, 7 тысяч, у кого один родитель, у кого два – 14 платят.

Но разницы между этими цифрами, вот, честно, я не вижу, понимаете, не вижу разницы, потому что другое унизительно мало для той ситуации, в которой оказался ребёнок-инвалид и его семья, понимаете, неполная или полностью разрушенная семья уже. Поэтому, ну, давайте не будем смешивать две разные темы, давайте не будем упираться в то, что, значит, мы не можем решить с 2017 года этот вопрос. Коллеги, на дворе 2023-й, шесть лет прошло. Что должно произойти, чтобы этот вопрос решился? Ну просто честно ответить на этот вопрос. Надо, чтобы его другая партия внесла? Давайте внесём другой партией, давайте решим. Указ Президента. Президент чётко говорит: вот есть вопрос, который Дума должна решить. Дума берёт и решает. Давайте, я специально это не готовил, я вам найду тысячу высказываний Президента на этот счёт, насчёт того, что надо детей-инвалидов поддерживать и семьи с детьми-инвалидами, ну, это же понятно.

Вот честно говорю, не понимаю, почему этот вопрос не решается, почему он встречает сопротивление, что вот такие надуманные предлоги какие-то. Ну, действительно коллеги сказали, мы с вами отдаём Правительству решать вопросы гораздо большего объёма – по два триллиона, по четыре триллиона – и ничего, не возникает вот такой дотошности: а откуда вы тут источники взяли? Да откуда бы ни взяли, действительно правильно было сказано, это парламент, это как раз те вопросы, которые Дума может диктовать Правительству, и обязана диктовать. И никакого здесь заблуждения нет, что там кто-то на себя одеяло перетаскивает.

Мы реально работающий парламент должны быть, а не те, которые просто исполняют здесь картинку, что мы кому-то помогаем. Кому нам позволили помочь, мы помогли. Но здесь же очевидный вопрос, очевидный. А кому не позволяют, не можем помочь. Но понимание есть, что, да, они делят этот тришкин кафтан, они грамотно его делят, они его распределяют, они действительно болеют за это, но работают в рамках вот этих ограничений.

Здесь какие ограничения, скажите мне. Какие ограничения в отношении этих 40 тысяч человек, детей-инвалидов, которые потеряли своих родителей? Что ограничивает нашу с вами волю, чтобы им помочь? Вот, честно говоря, я не понимаю, у меня есть письма, обращения граждан, я не сам по себе так начал вопросом заниматься. Но мне нужно от вас, если вы парламент ответственный, дайте мне тогда возможность ответить этим людям. Я им что должен сказать? Что нам Правительство пообещало, что оно решит этот вопрос? Светлана Викторовна, уважаемая, она честно сказала, молодец, она говорит: я с 2017 года пытаюсь это решить, не могу. Я благодарен вам за эту информацию, за это откровение.

Значит, вопрос не в этом, не в позиции комитета, а в том, что нужно всё-таки тем, кто должен это делать, указать на то, что они должны это сделать. И проголосовать за этот закон. Спасибо.

Центральный Аппарат партии
+7 (495) 787-85-15
Пресс-служба
партии
+7 (495) 783-98-03
Общественная приёмная
фракции в Госдуме
+7 (495) 629-61-01
Официальный сайт Социалистической политической партии «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ – ПАТРИОТЫ – ЗА ПРАВДУ»
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2024