О партии
Идеология
Лица
Деятельность
О Партии
Предвыборная программа
(утверждена XI съездом партии)
Программа партии, рабочий вариант
(актуальность 28.05)
Программа партииРегиональные отделенияИстория партииУставСимволикаВступитьПартнерыСОУТОфициальное печатное издание партииКонтакты
Кто есть кто в партии
Председатель партииСопредседатель партии – Председатель Центрального совета партииСопредседатель партии – Председатель Палаты депутатов партииЦентральный совет партииСекретарь Центрального советаИсполнительный Секретарь Президиума ЦС - Руководитель Центрального Аппарата партииСекретари Президиума Центрального советаПрезидиум Центрального советаСовет Палаты депутатовЦентральная контрольно-ревизионная комиссияПочетные члены партии
Партийная библиотека
25 справедливых законовПолитический словарьКниги Сергея МироноваВся библиотека
Исполнительная власть и МСУ
Органы власти субъектов РФОрганы МСУ
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Михаил Делягин и Валерий Гартунг об Основных направлениях единой государственной денежно-кредитной политики

18 ноября 2021

 см. также ↓

18 ноября Государственная Дума приняла проект постановления № 17890-8 "Об Основных направлениях единой государственной денежно-кредитной политики на 2022 год и период 2023 и 2024 годов". С докладом выступила Председатель Центрального банка Российской Федерации Эльвира Набиуллина. Вопрос докладчику задал депутата фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ – ЗА ПРАВДУ", заместитель председателя Комитета по экономической политике Михаил Делягин. Позицию фракции представил председатель Комитета по защите конкуренции Валерий Гартунг.

Михаил Делягин:

- Уважаемая Эльвира Сахипзадовна, скажите, пожалуйста, почему Банк России системно игнорирует принципиальную разницу между ситуациями с избытком денежной массы и с её недостатком?

Сейчас в России денежный "голод", недомонетизация экономики, а Банк России ужесточает политику, как будто инфляция вызвана избытком денежной массы, а не произволом монополий и не ростом издержек? Извините, но политика Банка России сегодня напоминает лечение дистрофика от ожирения. А вы ведь и сами в своё время говорили, что ваши антиинфляционные меры ведут к обеднению населения.

Скажите, пожалуйста, чем вы можете объяснить применение мер ужесточения финансовой политики к заведомо несоответствующей им ситуации?

Спасибо большое.

Эльвира Набиуллина:

- Спасибо за вопрос.

Монетизация, конечно, это важный индикатор, монетизация к ВВП. У нас нет политики, связанной с тем... искусственного ограничения денег или чего-то ещё,  мы управляем инфляцией, управляем процентной ставкой для того, чтобы экономика имела соответствующие ресурсы. Кстати, монетизация экономики растет не из-за того, что вы напечатали ничем не обеспеченные деньги и раздали их по низким ставкам, от этого монетизация не растет. Если посмотреть на опыт многих других стран и наш собственный, монетизация более чувствительна к инфляции и растет, когда инфляция низкая, и банки склонны кредитовать экономику.

Нам важно, чтобы был действительно доступный кредит на основе низкой инфляции. Обеспечивать таким образом, чтобы искусственно низкие ставки кредитования были для предприятий, и при этом население оплачивало это из своего кармана путем того, что оплачивает высокие цены по продуктам питания, по продовольствию, мне кажется, это не та политика, которую должно проводить ответственное государство.

И при низкой инфляции мы управляем именно... инфляционное таргетирование означает долгосрочную стабильную низкую инфляцию. При снижении инфляции, при её стабильности растет доля долгосрочных кредитов, и кредитные ставки по долгосрочным кредитам становятся более доступными. Мы видим это и на примере ипотеки, поэтому факты говорят о другом. Спасибо.

Выступление Валерия Гартунга:

- Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги! Иду на трибуну и думаю, пытаюсь осмыслить, что здесь происходит у нас. Меня вот коллеги спрашивают: что происходит? Я могу только объяснить, что здесь нам пытаются объяснить необъяснимое.

Ну как при падающей экономике растут цены? Я понимаю, что цены растут при двух вариантах.

Первое – это гиперинфляция, когда бесконечно печатаются деньги, но этого у нас нет. А второе – когда растёт потребление, когда рыночные механизмы работают. В нормальных рыночных экономиках именно так и происходит. Что у нас происходит? "Поле чудес". У нас экономика не растёт, растут только цены.

Ну, давайте попробуем как-то объяснить эту ситуацию. Я начну с того, что вот у нас прекрасный отчёт Центрального банка, профессионализм Центрального банка растёт, отчёты всё лучше и лучше. Только экономика у нас не растёт, доходы граждан падают, и вот давайте в этой ситуации мы разберёмся, потому что на самом-то деле нас выбрали для чего? Для того, чтобы мы сделали всё возможное, чтобы жизнь граждан стала лучше. У нас это получается? Нет, не получается. 

И какие бы причины мы бы здесь не привели, они граждан не устроят, потому что им не нужны объяснения, почему они хуже и хуже живут.

Они хотят услышать, а как же сделать так, чтобы они жили лучше. Вот давайте мы на эту тему поговорим.

Несколько депутатов пытались получить, вытянуть из Эльвиры Сахипзадовны вот эту страшную военную тайну, а что же нужно на самом деле делать для того, чтобы сдержать инфляцию, при этом создать условия для экономического роста, ну и соответственно для роста доходов граждан. Вот точно, если бы её пытали, она бы, наверное, не сказала. Ну, попробую, попробую ответить на эти вопросы сам.

Эльвира Сахипзадовна, я понимаю, что вам не хочется, скажем так, камни в огород Правительства бросать. Но, извините, у нас ведь, я подчеркну, у нас единая государственная денежно-кредитная политика, она единая, то есть мы её обсуждаем. Но если её нет единой, тогда что мы обсуждаем? То, чего нет? А если она всё-таки есть и мы попытаемся её сделать единой, то давайте мы тогда поговорим о причинах инфляции.

В этом зале уже, мне кажется, это много раз звучало от разных фракций, в том числе даже от "Единой России", что на самом деле одной из главных причин роста цен является чрезвычайная монополизация российской экономики. Это первая причина.

Эльвира Сахипзадовна, там у вас в отчётах где-то это есть, но инструментов по борьбе с этим вы не предлагаете.

Может быть, нам тогда изменить формат, Вячеслав Викторович, и приглашать не главу ЦБ, а, например, профильного вице-премьера, который тоже бы отвечал за свою часть пути, которую должно пройти Правительство. Потому что на самом деле, если Правительство идёт в одном направлении, а ЦБ – в другом, ну, они точно никогда не встретятся. Наверное, когда-нибудь встретятся, когда Земной шар обогнут, но я думаю, что многие из наших граждан не доживут до этого светлого времени. Поэтому давайте перейдём к делу.

Я сразу перейду к тому, а что же нужно делать, на взгляд нашей фракции.

Вячеслав Викторович, вот вчера вы дали поручение нашему комитету, хоть и не прозвучало, что он профильный, Комитету по защите конкуренции. Хотя на самом деле профильным-то как раз, самым профильным должен быть Комитет по защите конкуренции, потому что отсутствие конкуренции является основной причиной инфляции. Ну, ладно. Я думаю, что в следующем году так оно и будет, и мы будем профильным.

Но мы выполнили ваше поручение, Вячеслав Викторович. Подготовили предложения, как сдержать инфляцию и при этом создать условия для экономического роста. И на примере хотя бы металлургической отрасли мы сформулировали предложения. Сергею Ивановичу я отдам сейчас, после встречи. Но эти предложения уже направлены.

Я надеюсь, что рабочая группа, которая создана у нас, в Государственной Думе, найдет ответы на те вопросы, на которые мы пытаемся найти ответ здесь сейчас. У нас пока это не получается. И поэтому, наверное, придётся нам самим это делать.

Потому что первая и основная причина инфляции, я сказал, – это монополизация экономики. И что с этим делать, мы будем это разбирать отдельно на рабочей группе.

Вторая причина – это ошибочная налоговая политика. Представьте себе, что Правительство проводит налоговый манёвр в нефтяной отрасли. Что это такое? Я много раз про это говорил, но ещё раз скажу.

Вы обнуляете экспортные пошлины на нефть, при этом поднимаете НДПИ внутри страны. И, чтобы не росли цены внутри страны на бензин, вы ещё возвращаете, отрицательными акцизами отдаёте то, что собрали, – нефтяникам. Всем хорошо. Всё отлично. Цены внутри выросли и дальше не растут, но при этом стоимость сырья подорожала. И, соответственно, сделала неконкурентоспособным переработку сырья внутри страны. Вот мы имеем ситуацию.

Дальше мы Правительству говорим: это ошибочное направление, надо в обратном направлении идти. Правительство настаивает, говорит, да нет, всё правильно, давайте-ка мы то же самое сделаем в металлургии. То же самое: обнуляем экспортные пошлины, поднимая НДПИ, вводим ещё и акциз на жидкую сталь. Это вообще у нас роскошью теперь будет пользоваться сталью, да? Машины, оборудование – это вообще роскошь. Действительно, с такой налоговой политикой мы доживём до того, что это действительно будет роскошью в России, когда производятся автомобили, строительно-дорожная техника, я не знаю, строительные материалы, потому что арматура – 85 тысяч за тонну. Как вы хотите? У нас что, стоимость жилья не будет расти? Конечно, будет расти.

Дальше. Пиломатериалы. Посмотрите, ну там ведь та же самая история. Пиломатериалы взлетели в три раза. Надо это останавливать? Надо. Что с этим делать? Нужно либо вводить квоты, либо вообще запрет на вывоз древесины, причём на длительный период. Не так что запретили, а потом отменили. Инвесторы пришли, вложили деньги в развитие деревообработки, а вы взяли в этот момент и отменили вот этот запрет на вывоз кругляка. И всё. И все инвесторы остались с носом, второй раз они уже, наверное, сюда не придут. Ну, давайте мы как-то здесь будем более последовательны.

Поэтому надо всё разворачивать и в нефтяной отрасли, и в металлургии, и в деревообработке, то есть во всех отраслях нужно создавать условия для того, чтобы всегда сырье внутри страны было дешевле чем при продаже за рубеж.

У нас есть даже положительный опыт свой, ну, я не буду про мировой опыт, я про свой скажу. У нас же на зерновом рынке ввели плавающие экспортные пошлины на зерно, индикативные, которые каждую неделю обновляются по индикативным показателям. Стал расти экспорт не зерна, а муки, то есть переработка стала более выгодной. Это вот изобретение наше, российское, ничего хитрого здесь нет.

Дальше. Опыт Китая: дифференцированный возврат НДС экспортерам сырья с 1983 года, 38 лет эта норма применяется. Мы вносили несколько раз, предлагали вообще запретить возврат НДС экспортерам сырья. Но сейчас мы уже не настаиваем, мы говорим, ну, давайте Правительству дадим возможность вводить в некоторые периоды, когда у нас, например, цена на сталь внутри страны выше, чем на мировых рынках, ну давайте мы введем на время хотя бы, отменим возврат НДС экспортерам сырья. Цена внутри упадет, и сразу можно процент возврата увеличивать. НДС – 20%. Но вы 1-2% не верните, вы денег соберете гораздо больше в бюджет, чем пытаетесь акцизами на жидкую сталь. При этом вы создадите условия для снижения цен внутри страны. Это экономический рост, и не будет инфляции, не надо ставку поднимать.

Вы нам графики здесь демонстрировали, но по ним же видно, что не коррелируются ваши действия по повышению учетной ставки и борьба с инфляцией, ну нет корреляции. От других факторов зависит. Но если зависит от других факторов, давайте мы эти другие факторы и будем обсуждать. Второй фактор – это налоговая политика неправильная, надо её менять.

Ну, и третий фактор — коррупция. У нас в декабре 2017 года создана коррупционная дыра в 223-м федеральном законе, где госкомпании, госкорпорации и естественные монополии, подчеркну именно вот этот сектор. Что такое естественная монополия? То есть это компания, цены на товары и услуги которой устанавливаются государством. Как они устанавливаются? Эти монополии приходят в энергетическую комиссию, либо региональную, либо в ФАС, приходят и говорят: вы знаете, мы раньше трубу покупали, допустим, за 100 рублей, а теперь за 500 её покупаем, будьте добры, нам в издержки это впишите и в тариф внесите.

Ну, проверили всё по закону, да, труба там была 100, теперь 500. Только почему она стала 500, когда она полгода назад была 100, никто уже не разбирается, потому что формально процедуры все законные. Процедура не нарушена, конкуренция уничтожена. И фактически на 30 триллионов рублей закупок в год уходит через эту коррупционную дыру. Ну, я по скромным подсчетам оценил, что если 20%, то это шесть триллионов. Что такое шесть триллионов при экономике, ВВП страны в 120 миллиардов? Это примерно 5%, вот они вам 5% роста дополнительно только за счет этой коррупционной дыры. Надо ее закрывать? Надо.

Председатель Правительства здесь с трибуны Думы сказал: мы готовы это делать, дадим положительное заключение Правительства, даже срок Правительству указал, Минфину – 23 мая. Сегодня у нас какое число? Уже давно не май месяц. Где положительное заключение Правительства, которое Минфин должен был дать? Нет его. А почему? А потому, что представьте, если в год шесть триллионов воруется, за несколько месяцев сколько нарубили? Вот и вся история. Понимаете? А это всё ложится в цену товаров и услуг. Поэтому, чтобы найти решение, нужно сначала определить причину.

А если причину мы не знаем, то тогда решения никогда не найдем.

Поэтому "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ – ЗА ПРАВДУ" не будет голосовать за утверждение единой денежно-кредитной политики, потому что ее нет.

Центральный Аппарат партии
+7 (495) 787-85-15
Пресс-служба
партии
+7 (495) 783-98-03
Общественная приёмная
фракции «СР» в Госдуме
+7 (495) 629-61-01
Официальный сайт Социалистической политической партии «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ – ПАТРИОТЫ – ЗА ПРАВДУ»
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2022