О партии
Идеология
Лица
Деятельность
О Партии
Предвыборная программа
(утверждена XI съездом партии)
Программа партии, рабочий вариант
(актуальность 28.05)
Программа партииРегиональные отделенияИстория партииУставСимволикаВступитьПартнерыСОУТОфициальное печатное издание партииКонтакты
Кто есть кто в партии
Председатель партииСопредседатель партии – Председатель Центрального совета партииСопредседатель партии – Председатель Палаты депутатов партииЦентральный совет партииСекретарь Центрального советаИсполнительный Секретарь Президиума ЦС - Руководитель Центрального Аппарата партииСекретари Президиума Центрального советаПрезидиум Центрального советаСовет Палаты депутатовЦентральная контрольно-ревизионная комиссияПочетные члены партии
Партийная библиотека
25 справедливых законовПолитический словарьКниги Сергея МироноваВся библиотека
Исполнительная власть и МСУ
Органы власти субъектов РФОрганы МСУ
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Михаил Делягин и Валерий Гартунг о внесении изменений в Бюджетный кодекс

21 октября 2021

 см. также ↓

21 октября Государственная Дума приняла проект федерального закона № 1258306-7 "О внесении изменений в Бюджетный кодекс РФ и отдельные законодательные акты РФ и установлении особенностей исполнения бюджетов бюджетной системы РФ в 2022 году". С докладом выступил официальный представитель Правительства, заместитель Министра финансов Алексей Лавров. От фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ – ЗА ПРАВДУ" вопросы задали Михаил Делягин и Валерий Гартунг, выступил Валерий Гартунг.

Михаил Делягин:

- Уважаемый Алексей Михайлович, принятие закона косвенно означает наше одобрение НДПИ на руды. То есть мы отменяем чрезвычайно экспортные пошлины на металлы, заменяем НДПИ на руды, это конструкция налогового маневра, который мы сделали в нефтянке в 2018 году, один в один.

Тогда бензин подорожал, при этом все НПЗ стали убыточны, и мы их сейчас, прости господи, дотируем... Где гарантия, что не будет опять аналогичной ситуации? И почему сверхприбыль олигархов изымается из карманов российских граждан? В условиях отсутствия антимонопольной политики это будет рост цен, а не из экспортной сверхприбыли олигархов, что вроде бы удобнее?

И акциз – это налог на порок. Я в пороках, конечно, не спец, но мне интересно, каким именно пороком Минфин считает жидкую сталь?

Спасибо.

Алексей Лавров:

- Уважаемый Михаил Геннадьевич, а бензин – это какой порок, на который тоже есть акциз? Наша позиция состоит в том, что вопросы налогообложения нужно обсуждать в рамках обсуждения поправок в Налоговый кодекс.

Бюджетный кодекс в данном случае предлагает совершенно прозрачную счетную позицию, как разделить увеличенные доходы на примерно 175 млрд рублей бюджетной системы от дополнительных, возникающих не из-за каких-то наших внутренних условий, а чисто из-за внешнеэкономических условий дополнительных доходов.

Такое решение именно в этом законопроекте и предложено: 83 на 17. Если при этом будут какие-то изменения в самом налоговом законодательстве, не соответствующие этой конструкции, никто нам не мешает вернуться к этому ко второму чтению, но на данный момент то, что внесено в Налоговом кодексе в виде предложений, то и реализовано в Бюджетном кодексе.

Мы же должны двигать законодательство одновременно, а не создавая между ними разрывов. Ну, одобрим мы Налоговый кодекс, а как доходы будем делить? Этот вопрос тоже же нужно решить, вот законопроект это и предлагает сделать.

Валерий Гартунг:

- Уважаемый Алексей Михайлович, я повторю вопрос коллеги Делягина: всё-таки цены вырастут или нет? И если вырастут, кто за это заплатит: потребитель или производитель, потому что как мы знаем, акциз вкладывается в цену и, соответственно, ее поднимает?

Второй вопрос, который Вячеслав Викторович вам задал: это в плюс развития экономики или в минус? Тоже хотелось бы услышать.

Ну и следующее. Доходы бюджетной системы в целом, они вырастут или упадут?

И последний вопрос: импортеры будут этот акциз на жидкую сталь платить или нет, импортеры машин, оборудования, которые сделаны из этой стали?

Спасибо.

Алексей Лавров:

- Валерий Карлович, общий объем доходов составляет 179 млрд рублей в 2022 году, 173 млрд в 2023 году и 170 млрд в 2024 году. Таким образом, доходы бюджетной системы за счет введения нового режима НДПИ и введения акциза вырастут, а цены... От принятия данных поправок цены не вырастут никак точно, потому что это всего лишь распределение доходов в бюджетную систему от изменяющихся налогов. Вопросы о влиянии на экономику, на импортеров, на динамику цен надо рассматривать, рассматривая само изменение режима налогообложения, а не изменений, вытекающих из него, в Бюджетный кодекс.

Выступление от фракции Валерия Гартунга:

- Уважаемый Вячеслав Викторович! Уважаемые коллеги!

Почему я утром предложил снять с рассмотрения этот законопроект? Да, потому что замминистра финансов не ответил ни на один вопрос, даже я их повторял, даже на ваши вопросы, Вячеслав Викторович, он был не готов.

Так такие сложные законы обсуждать нельзя. Приходит представитель Правительства, не отвечает ни на один вопрос, он говорит: это в Налоговом кодексе. Почему не внесли? Вы сказали: внесено и то, и другое. Почему вместе их не рассматриваем? Почему? Был бы Налоговый кодекс, мы бы увидели ставки, и вы бы тогда ответили на вопросы: влияет ли это на рост цен или не влияет и кто за это заплатит? Будет ли рост экономики или не будет? Бюджетная система выиграет или проиграет? Подчеркиваю, не только федеральный бюджет, о котором вы тут говорите 170 млрд, а в целом бюджетная система, в том числе, и внебюджетные фонды.

Попробую ответить на эти вопросы сам.

Первое. Зачитаю для начала, чтобы не было двоякого толкования. "Акциз это косвенный налог, налагаемый в момент производства на товары массового потребления внутри страны, включается в цену товара и фактически оплачивается потребителем" (Википедия). Вот просто, чтобы всем было понятно. То есть акциз 100-процентно перекладывается на потребителя. Нам тут говорят: цены-то не вырастут. Слушайте, вы нас за кого держите вообще?

Второе. Да, мне говорят, не читайте Википедию, но я просто более понятно объясняю, чтобы всем было ясно. Дальше. Вырастут цены или нет? Да, конечно, вырастут, потому что у нас олигополия в стране. Металлургам никакого труда не составит переложить это, что они и делают.

Мало того, как только прошло совещание в Правительстве, и металлурги договорились с Правительством, что не будет экспортных пошлин, цены на металл пошли уже вверх. За это время уже на 10 тыс. арматура подорожала на тонне. Это открытая информация. Забейте цены на металл, и вы увидите, каждую неделю растут цены. Это ещё не включили налоги. Они ещё не начали работать. Понимаете? Они уже включают сейчас экспортный паритет, потому что знают, что выгоднее будет продавать за рубеж, там рентабельность будет выше.

Что делают продавцы металла на металлургических заводах? Они, конечно, подгоняют, им понятно же, ты не можешь продавать на внутреннем рынке дешевле, а на внешнем дороже или наоборот. Тебе скажут – везти дорого, продавай. И они поднимают экспортный паритет. Всё, цены взлетят вверх. И не в два раза. Они взлетели с января по июль в три раза на металл. Как только ввели экспортные пошлины, они откатились назад. Процентов на 20, на 30, но всё-таки откатились. Как только Правительство договорится, они уже вверх пошли. Он ведь молчит, не говорит, что они ведь ещё отменят экспортные пошлины. Это не предмет этого закона, он правильно говорит. Ну, что вы нас вводите в заблуждение? Мы же парламентская страна и мы должны ответить людям на вопрос, почему всё дорожает.

Почему дорожают продукты питания, скажите мне, пожалуйста, если цена на металл, из которого сделан комбайн, выросла в три раза? Комбайн подорожает? Подорожает, очевидно. Уже подорожал. И ещё будет дальше дорожать. Это то, что сейчас подорожало, ещё цветочки, мы всё дальше увидим. Цены на продукты будут расти. Нам будут задавать вопрос – почему растут цены? Мы что будем отвечать – ну это мы в отдельном случае потом обсудим? Что значит: так нельзя? Надо обсуждать это всё вместе. Потому что нам с вами будут задавать вопросы. Вы поедете в регионы через неделю, вам этот вопрос зададут. Цены попёрли вверх уже. И пойдут ещё дальше с 1 января, когда вступят в силу поправки. Цены ещё взлетят.

Дальше будет ещё веселее. Придёт Набиуллина Эльвира Сахипзадовна и скажет – цены же растут, мы же не можем их остановить. Давайте-ка процентные ставки поднимем. Что получится? Машиностроительный завод, который покупает металл, у него цена на металл выросла в три раза. В процессе производства ему нужен пятимесячный запас металла, очевидно. Не буду вам подробно цепочку рассказывать, но от объёма производства, от объёма продаж – за месяц ему примерно пять объёмов нужно металла. Теперь за этот металл он должен заплатить в три раза больше. У него оборотные средства есть, у машиностроительного завода? У него маржа 5-7%. Посмотрите отчётность машиностроительных компаний. Где он эти деньги возьмёт? В банк пойдет. Банк ему сразу: ставочки подняли. Он снова это в цену будет вкладывать.

Дальше. Акциз тут нам ввели на жидкую сталь – это вообще вот у нас нонсенс какой-то, акциз. Да, на табак, алкоголь, ну мы понимаем, да, сверхпотребление, мы не хотим, чтобы потребляли, акциз вводим.

Я задаю вопрос: а как же тогда акциз будет оплачиваться на жидкую сталь, если машиностроительная продукция сделана из металла, завозится? Понимаете, то есть табак и алкоголь, если из-за рубежа завозится, там тоже акциз есть. А здесь его нет. И получается, что, вводя акциз на жидкую сталь, мы удорожаем машиностроительную продукцию внутри страны, но импорт не дорожает. Объяснить, что будет дальше? Сокращение объёмов производства внутри страны сразу будет.

Дальше что будет происходить? Экономика будет расти или падать? ВВП будет расти или нет? Будет падать. Доходы всей бюджетной системы при падающем ВВП будут падать? Падать будут. У нас налоговая система собирает примерно около 30-35% налоговой нагрузки от ВВП, да? Андрей Михайлович точнее может сказать. Он нам сказал: 170 млрд получит федеральный бюджет. Слушайте, 2-3% ВВП, если мы их просто потеряем, это 2-3 трлн. 30% от 2-3 трлн, не трудно догадаться, что это в несколько раз больше, чем та цифра, которую нам сейчас здесь декларируют. А это и внебюджетные фонды, фонд оплаты труда, это доходы бюджетной системы у вас там, в регионах, потому что подоходный налог там же платится, его будет меньше, потому что меньше будет создаваться рабочих мест, добавленная стоимость будет схлопываться. Это крайне вредная мера.

Что в итоге надо было бы сделать. Надо останавливать рост цен и изымать сверхдоходы у олигархов? Конечно, надо. Но надо у олигархов изымать, а не у граждан. У вас Делягин спросил: почему вы сверхдоходы олигархов из карманов граждан хотите вытащить, вы что?

Чтобы изъять сверхдоходы, нужно облагать экспорт, прежде всего. Не хотите экспорт облагать, у нас прекрасная вещь: когда на экспорт идёт, например, металл, та же жидкая сталь, НДС возвращается 20%. Введите дифференцированный возврат НДС экспортерам сырья. Закон лежит в Думе. Нам говорят: "Ни в коем случае нельзя, ни одной тонны нефти не продадим, вы что, ребята". Зато теперь граждане будут всё это оплачивать. Поэтому всё, что нужно было сделать, это ввести дифференцированный возврат НДС экспортерам сырья, ни в коем случае не отменять экспортные пошлины на металл, а ещё и квоты вводить.

Дальше. На жидкую сталь вводится акциз, но жидкая сталь в основном из лома плавится. Лом ты вывозишь, а если ты здесь перерабатываешь, ты платишь. Слушайте, если и искать иностранных агентов, то среди авторов этих законопроектов.

Центральный Аппарат партии
+7 (495) 787-85-15
Пресс-служба
партии
+7 (495) 783-98-03
Общественная приёмная
фракции «СР» в Госдуме
+7 (495) 629-61-01
Официальный сайт Социалистической политической партии «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ – ПАТРИОТЫ – ЗА ПРАВДУ»
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2022