О партии
Идеология
Лица
Деятельность
О Партии
Предвыборная программа
(утверждена XI съездом партии)
Программа партии, рабочий вариант
(актуальность 28.05)
Программа партииРегиональные отделенияИстория партииУставСимволикаВступитьПартнерыСОУТОфициальное печатное издание партииКонтакты
Кто есть кто в партии
Председатель партииСопредседатель партии – Председатель Центрального совета партииСопредседатель партии – Председатель Палаты депутатов партииЦентральный совет партииСекретарь Центрального советаИсполнительный Секретарь Президиума ЦС - Руководитель Центрального Аппарата партииСекретари Президиума Центрального советаПрезидиум Центрального советаСовет Палаты депутатовЦентральная контрольно-ревизионная комиссияПочетные члены партии
Партийная библиотека
25 справедливых законовПолитический словарьКниги Сергея МироноваВся библиотека
Исполнительная власть и МСУ
Органы власти субъектов РФОрганы МСУ
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Депутаты фракции "СР" о годовом отчете Центробанка

15 июня 2021

 см. также ↓

15 июня Государственная Дума приняла проект постановления Государственной Думы № 1187217-7 "О годовом отчете Центрального банка Российской Федерации за 2020 год". Отчет представила Председатель Центрального банка Российской Федерации Эльвира Набиуллина. Вопросы от фракции "СР" задали Федот Тумусов, Олег Нилов, Валерий Гартунг. От фракции выступил Валерий Гартунг.

Федот Тумусов:

- Уважаемая Эльвира Сахипзадовна, в прошлом году ровно год назад, я в этом зале задавал вам вопрос относительно возможности принятия закона о криптовалюте и, вообще, о перспективах развития рынка криптовалют. Ваш ответ был примерно следующий, что объем рынка очень маленький и особо торопиться с принятием закона не стоит. Тем не менее, закон за прошедший год принят, но самое печальное, что у нас в Российской Федерации процветает черный рынок криптовалюты, в белую криптовалюта плохо учитывается, не говоря о том, что уже люди не платят налоги. Тогда как в других странах это все учитывается и находится под жестким контролем Центрального банка.

Вопрос, как вы видите перспективу развития рынка криптовалюты у нас в России, и какие меры принимаются в этом направлении Центробанком? Спасибо.

Эльвира Набиуллина:

- Спасибо за вопрос. Здесь позиция наша не изменилась, мы относимся к так называемым криптовалютам достаточно сдержанно, это денежный суррогат и мы против того, чтобы криптовалюты как частные цифровые, даже деньгами их не хочется называть, использовались для расчета внутри страны.

Я прошу не путать криптовалюты и цифровой рубль, это разные вещи. Цифровой рубль – это цифровая форма национальной валюты, обеспеченная Центральным банком, и мы этот проект будем развивать, как и большинство центральных банков в других странах. Сейчас 56, если память мне не изменяет, банков работают над цифровой собственной валютой, национальной валютой, но это не относится к криптовалюте.

Рынок криптовалюты транснациональный, его достаточно сложно ограничивать на национальном уровне. Кстати, разные страны по-разному относятся к криптовалютам. У некоторых даже более жёсткий запрет, чем у нас, а у нас есть запрет на расчёты, у нас легализовано обладание, в том числе, как основа для налогообложения, нужно соответствующие поправки дообсудить и принять. Но практически никто не допускает криптовалюту, как средство платежа. Вот недавно Сальвадор допустил, но у них собственной валюты нет. Я не думаю, что это для нас пример. Мы будем мониторить ситуацию. Поэтому здесь наша позиция не изменилась. Нам нужно дать гражданам и бизнесу удобные средства платежа, технологии позволяют это сделать. Вот эти технологии все цифровые, они позволяют это сделать. Но делать это надо на национальном уровне, чтобы понятно, кто несёт ответственность, а не частные анонимные лица, которые выпускают непонятные криптоактивы. Поэтому позиция такая – дать возможность людям и бизнесу пользоваться национальной удобной валютой, в том числе в цифровом виде.

Спасибо.

Олег Нилов:

- Эльвира Сахипзадовна, мы часто призываем бизнес к социальной ответственности, но вот я бы хотел спросить вас, как вы считаете, не надо ли призвать банки к социальной ответственности, к морально-этической ответственности? Считаю, что от бешеных сверхприбылей даже в тяжелые пандемические времена происходит какой-то кураж. Чего стоит только пример, когда то "Альфа", то Сбербанк делают своим лицом моральных уродов? Как вам такая хайп-политика?

И самое главное, на прошлом заседании был отвергнут в очередной раз наш закон о запрете банковского роуминга, о запрете этих бешеных комиссий, которые банки получают до 20% в прибыли своей, и эти прибыли баснословные сейчас. Давайте вот таким образом их заставим социальную ответственность нести: запретим комиссионные для физических лиц.

Эльвира Набиуллина:

- Олег Анатольевич, спасибо большое за вопрос, он действительно важный, хотя мы занимаемся регулированием экономическим, законодательным, но социально-этические вопросы, они очень важны. И на самом деле многие, во многих сегментах финансового рынка созданы саморегулируемые организации, которые, в том числе, уделяют внимание этическим стандартам, этическим кодексам, не только вопросам стандартизации продуктов и так далее. В банковской системе, к сожалению, этого нет, мы несколько раз несколько лет обсуждаем этот вопрос с тем, чтобы там как-то вышло саморегулирование, возникло и развивалось. Пока, к сожалению, этого не удаётся. Мы это видели и когда у нас начались недобросовестные продажи – мисселинг продуктов. Мы рассчитывали, что сама система с этим справится. Но прибыли, мы знаем классиков, это коммерческие организации, да, высокая прибыль она довлеет над, к сожалению, социальными этическими стандартами, поэтому нужно какие-то вещи регулировать. Поэтому мы выходим с инициативами, например, по защите прав инвесторов.

Я не знаю, нужно ли регулировать вопросы, кого привлекают для рекламы банки. Наверное, сейчас они действуют в соответствии с законодательством. Но, конечно, вопросы, наверное, требуют обсуждения на профессиональных площадках, ассоциациях и так далее.

Что касается запрета роуминга и вопросов комиссий. Вот мы как страна, как финансовая система находимся на том этапе, когда технологически можно все переводы, все расчёты делать более дешёвыми, это так. И действительно банки, у которых есть монополия в некоторых сферах розницы, могут держать повышенные тарифы. Мы поэтому развиваем конкуренцию, поэтому мы создали систему быстрых платежей, будем развивать её функционал, к которому могут подключаться все участники финансового рынка. И там тарифы, например, на переводы где-то раза в три меньше, чем эквайринг по системе, например, по расчётам за товары и услуги.

Мы собираемся расширять этот функционал. Это не конкурент банкам – это основа для всех банков для того, чтобы они пользовались технологическими возможностями, конкурировали и снижали тарифы. Но действительно уровень тарифов нужно снижать в экономике.

Валерий Гартунг:

- Уважаемая Эльвира Сахипзадовна, действительно, зажатие спроса через повышение процентной ставки в рыночной экономике, конечно, влияет на инфляцию и снижает инфляцию, потому что таким образом происходит сбалансирование спроса и предложения. Но, учитывая, что в России ненормальная ситуация с конкуренцией, у нас это не работает. Так вот это и в заключении комитета было указано, и вопрос вам из зала задавали, вы всё-таки кроме работы со ставкой, повышая или понижая её, вы какие ещё методы планируете применять для того, чтобы реально остановить инфляцию в крайне монополизированной экономике, такой как российская экономика? Вот какие еще кроме этого вы будете меры принимать? Потому что мы же понимаем, что только ставкой вы инфляцию не остановите.

Спасибо.

Эльвира Набиуллина:

- Спасибо большое, Валерий Карлович, за вопрос.

По поводу нашего влияния на инфляцию. Во-первых, ставкой мы влияем на инфляцию, мне кажется, мы это продемонстрировали и в предыдущие годы. Но мы влияем, вы абсолютно правы, на совокупный спрос, мы даже не на отдельные элементы его влияем, а на совокупный спрос.

Здесь хотела бы отметить, иногда бывает путаница, что сдерживание спроса – это не сдерживание потребления вот ни в коем случае, потому что когда инфляция растет, просто за тот же объем товаров и услуг люди вынуждены платить больше, цены растут, это не сдерживание потребления, это сдерживание избыточного спроса, когда спрос превышает предложение.

И я уже действительно в предыдущем вопросе говорила о том, что здесь очень важна политика на стороне предложения, на стороне предложения конкуренция абсолютно важна, да, у нас не везде, мягко так скажем, достаточный уровень конкуренции. Там, где есть конкуренция, мы видим сразу эффекты возникают. Но мерами денежно-кредитной политики мы недостаток конкуренции не исправим. Поэтому мы действуем своими способами.

И еще раз хочу подчеркнуть, Правительство подготовило меры, реализует меры, которые направлены на повышение конкуренции, на снятие избыточных административных регулятивных барьеров, да, это занимает время, но это магистральный путь для того, чтобы развивалось производство, в ответ на растущий спрос развивалось производство.

Да, спасибо.

Выступление Валерия Гартунга:

- Уважаемая Эльвира Сахипзадовна! Уважаемые коллеги! Наша фракция не будет голосовать за утверждение отчёта ЦБ. Предыдущие три фракции почему-то про это не сказали, как они будут голосовать, но, видимо, "за", судя по выступлениям. И вот почему мы будем против голосовать.

Давайте начнём с 2020 года. Здесь нам Эльвира Сахипзадовна очень ярко рассказала, как в пандемию финансовый сектор, имеющий большой запас прочности, оказался в состоянии помочь экономике страны. Как он помог экономике страны, мы видим по отчётам, финансовым результатам за 2020 год. Финансовый сектор очень хорошо заработал на экономике страны.

Теперь давайте посмотрим. Граждане заработали у нас что-то в прошлом году? Да нет, доходы граждан упали. Экономика у нас тоже, наверное, вверх попёрла. Да нет, падение экономики у нас. А финансовый сектор у нас в шоколаде. Правильно, очень хорошо регулирование у нас построено.

Государство потратило 7 трлн рублей на поддержку финансового сектора, и в тяжёлой ситуации, конечно, он на высоте оказался, ещё 1 трлн заработал. То есть при любом раскладе – финансовый кризис, рост экономики – финансовый сектор у нас всегда в шоколаде. Ну, понятно.

Теперь давайте по ценам на жильё. Когда мы здесь принимали решение убить 214-й закон, фактически ликвидировав конкуренцию в строительной отрасли, я вам тогда говорил с трибуны Думы: это приведёт к тому, что у нас на 20%, на 30% вырастут цены на жильё. Я говорил с этой трибуны? Насколько они выросли? Они выросли ещё больше. Понятно, да? Цены выросли не из-за того, что дали деньги людям, чтобы они заплатили за квартиры, а потому что убили конкуренцию.

Эльвира Сахипзадовна, в конце, отвечая на вопросы, вы ключевую вещь сказали: ключевой ставкой вы не сможете компенсировать отсутствие или недостаток конкуренции. Золотые слова. Вот давайте к этому и вернёмся.

Мы можем сколько угодно в ступе толочь воду, но мы не приблизимся ни на шаг к решению проблемы, как остановить рост цен.

Если мы будем говорить только о ключевой ставке, вверх или вниз она идет, конечно, если цены падают, то это заслуга ЦБ, а если цены растут, то это внешняя конъюнктура. Коллеги, а в прошлом году цены падали и ставка снижалась, это не внешняя конъюнктура была? Весь мир перестал работать и поэтому ничего не стали покупать. Но это же очевидно. Тем не менее, цены на жилье у нас росли, и сейчас растут. Цены на металл взлетели в три раза.

Ну как вы удержите инфляцию 6-8%, даже пусть 8%, я уж не говорю про 4%, если у вас цены на металл взлетели в три раза? Можно было этого избежать? Можно было. Что нужно было делать? Да, вам в этом зале говорили постоянно и в принципе правильные вещи были написаны в заключении комитета. Нужно экспертные пошлины вводить, либо квоты вводить. Ведь почему взлетают цены? Да, потому что у нас нет конкуренции внутри страны, у нас ни в финансовом секторе, ни в энергетическом секторе, ни в металлургическом – нет конкуренции.

Как взлетели цены на металл? Металлурги, пользуясь тем, что цены на внешних рынках выросли, взяли и продали все свои мощности за рубеж и сократили предложения на внутреннем рынке. Вот и все, понимание? А у строителей заказы, госкомпании, у них госпрограммы есть. Естественно вице-премьер Белоусов говорит – нахлобучили государство, нахлобучили всю экономику, и финансовый сектор тоже здесь поучаствовал, я сейчас про это скажу. То есть получается сейчас мы обсуждаем, как Банк России должен действовать для того, чтобы сдержать инфляцию, а Эльвира Сахипзадовна говорит – мы не можем сдержать инфляцию, потому что недостаток конкуренции мы компенсировать не можем. Так вот давайте говорить об этом. Мы же, все фракции фактически об этом в том или ином виде говорили, и вопросы вам задавали.

Эльвира Сахипзадовна, мы понимаем, что это вне вашей компетенции, но если вы вместе с Правительством не будете работать над демонополизацией экономики, вы не остановите цены никогда в жизни. Вы хоть задерите сейчас процентные ставки, учетную ставку сделайте 20%, вы остановите экономику страны. Цены остановите? Нет, не остановите.

Металлурги просто уменьшат еще поступление на внутренний рынок металла, и еще могут поднять цены, и в три, и в четыре раза смогут поднять.

То же самое в финансовом секторе. Вы все делаете для того, чтобы убить конкуренцию. Посмотрите: малые и средние банки вы убиваете каждый день. Госбанки все захватили. Я уже не говорю про энергетический сектор, где у нас этот налоговый манёвр пресловутый в нефтяной отрасли, когда взяли и сделали сверхприбыльными продажи нефти за рубеж, а внутри создали дефицит, и цены на бензин пошли.

Вот где у нас причины, Эльвира Сахипзадовна. Если мы с этими причинами не разберёмся, цены мы не остановим никогда.

Спасибо.

Центральный Аппарат партии
+7 (495) 787-85-15
Пресс-служба
партии
+7 (495) 783-98-03
Общественная приёмная
фракции «СР» в Госдуме
+7 (495) 629-61-01
Официальный сайт Социалистической политической партии «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ – ПАТРИОТЫ – ЗА ПРАВДУ»
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2021