О партии
Идеология
Лица
Деятельность
Исполнительная власть и МСУ
Органы власти субъектов РФОрганы МСУ
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Депутаты фракции "СР" задали вопросы руководителю ФАС Игорю Артемьеву

04 марта 2020

 см. также ↓

4 марта в Государственной Думе на правительственном часе с информацией выступил руководитель Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев. От фракции "СР" вопросы задали Валерий Гартунг, Федот Тумусов, Олег Нилов, выступил Валерий Гартунг.

Валерий Гартунг:

– Уважаемый Игорь Юрьевич, вы видите, что обсуждение идёт вокруг тарифов, никого не устраивает такой высокий уровень тарифов, у населения денег нет. И когда формируются тарифы, то, естественно, включаются экономически обоснованные, например, в топливно-энергетическом комплексе не только затраты на добычу, транспортировку, но ещё и капитальные затраты. Эти компании должны закупать по 223-му федеральному закону на конкурентных рынках при соблюдении конкурентных процедур.

При этом, в 223-м законе есть дыра, по которой эти компании могут проводить закупки без конкурентных процедур у взаимозависимых лиц, но подчёркиваю, взаимозависимые лица – это если одно лицо у другого в капитале имеет не более 25%.

Когда вы это решите? Я вопрос задавал уже Председателю Правительства, ушедшего в отставку, новому Председателю Правительства.

Игорь Артемьев:

– Уважаемый Валерий Карлович, во-первых, по взаимозависимым лицам.

Я напомню, что Правительство вносило законопроект и мы писали о том, что должны быть не взаимозависимые лица, указанные в законе и которые могут иметь всего 25% в капитале соответствующей дочерней или материнской компании, а группа лиц, то есть иметь 50% плюс 1%. Если бы это была группа лиц, как мы предлагали, именно такая формулировка была принята парламентом, это бы означало, что действительно сделки этих взаимозависимых лиц, находящихся под контролем одного собственника и группы собственников, можно было бы не учитывать в раздельности, а считать, как единое лицо. Об этом говорит закон о конкуренции, статья 9. Когда же получилось, что 25%, то действительно – нужно очень внимательно смотреть за этими сделками, потому что там очень много происходит вещей, которые нужно контролировать, вещей крайне неприятных.

Вообще это один из элементов той политики, которую нужно серьёзно менять. Дело всё в том, что поставки у единственного поставщика достигли небывалой цифры в последнее время и составляют 50% государственного заказа, то есть половина уходит без конкурентных процедур. Раздаются, к сожалению, и сейчас, и в основном, на уровне регионов (конечно, основная цифра идёт), раздаются компаниям без каких-либо прозрачных процедур и, конечно, это не может нас не беспокоить.

Мы много раз пытались провести ревизию единственных поставщиков, но нам каждый раз это не удавалось.

Федот Тумусов:

– Уважаемый Игорь Юрьевич, во время встречи на фракции я обратился к вам по поводу монопольно высоких цен интернет-провайдеров у меня в родной Якутии, но сегодня у меня вопрос по тарифам на электроэнергию.

Дело в том, что мы приняли специальный закон по регулированию тарифов на электроэнергию в Дальневосточном федеральном округе, но три года прошло, в конце прошлого года мы продлили на год. И в связи с этим у меня к вам вопрос: как Федеральная антимонопольная служба смотрит на решение этой проблемы, каким образом нужно отрегулировать, чтобы тарифы на электроэнергию в районах Дальнего Востока, на северных территориях были приемлемы для развития экономики и для социальной жизни граждан нашей страны? Спасибо.

Игорь Артемьев:

– Уважаемый Федот Семёнович, мы как раз были той службой, которая по поручению Президента разрабатывала соответствующие подходы, для того чтобы те очень высокие тарифы на электроэнергию, которые были в подавляющем большинстве регионов Дальнего Востока, выровнять с соответствующими энерготарифами для так называемой первой и второй ценовой зоны, то есть, практически, для европейской части России.

Да, это не имеет прямого отношения к прямому счёту по затратам, и там электроэнергия будет стоить дороже, но есть политические факторы, есть геополитические факторы, есть необходимость развития бизнеса, есть принятые программы парламентом и Правительством, которые должны развивать наш Дальний Восток. И для того, чтобы это делать, нужно прежде всего, чтобы хлеб экономики, то есть электроэнергия, стоила хотя бы столько же, сколько стоит в европейской части. Поэтому туда не шли никакие инвестиции, ничего этого не было, и вы знаете, что решение Президента и принятие соответствующих нормативных актов Правительства очень большое облегчение принесло этим регионам, хотя это только начало.

Мы поддерживаем продление соответствующих льгот по тарифам для Дальнего Востока за счет европейской и уральской части. Поддерживаем, как и раньше поддерживали.

Олег Нилов:

– Игорь Юрьевич, я посмотрел, в 2004 году, когда вы пришли в ФАС, цены на бензин были 15 руб., на дизель 11. Сейчас бензин в три раза дороже стал, а дизель в четыре раза дороже. То есть дизель уже дороже бензина стал за 16 лет. Рост цен на дизель – 400%, 25% в год в среднем. И вы говорите, что не было политической воли, не было законов, не было постановлений Правительства.

А где вы были? У вас не было встреч с премьером? У вас не было встреч с Президентом? Вы здесь часто бываете. Где ваши представленные наработки? Давайте эти законы – завтра же будут внесены, завтра же мы этой монополии, наконец, заслон поставим. Игорь Юрьевич, так нельзя. "Аргентина – Ямайка 5:0". Вы разгромлены монополистами.

Игорь Артемьев:

– Спасибо большое, уважаемый Олег Анатольевич.

Я хотел сказать следующее: как наши цены были в два раза ниже, чем в Европе, так они и остались, как они примерно соответствовали ценам в Соединённых Штатах, так они и остались. Иными словами, та тенденция, которая была общемировой, она и сохранилась за эти 16 лет, смею вас заверить.

 Теперь другой вопрос в данном случае: что произошло несколько лет назад, когда резко, стремительно взлетели цены. Это произошло один раз, всё остальное время за эти 16 лет цены после принятия соответствующих законов и оборотных штрафов держались в пределах инфляции, в этом была наша работа. Это так называемый налоговый маневр. Об этом сказал Президент, о том, что он был сделан таким образом, что цены внутреннего рынка неизбежно должны были вырасти.

Что мы предлагали, и в том числе здесь? Мы предлагали ввести так называемый обратный акциз, сейчас его называют демпфирующей надбавкой, когда бюджет после пересечения определенного рубежа цены отсечки на мировых рынках из каждых 1 тыс. руб. – 1 руб. направляет на компенсацию соответствующим нефтяным компаниям, и этот демпфер отсекает цену.

И поэтому у нас в прошлом году, в 2019-м, когда этот демпфер был введен, цены росли ниже инфляции, и то же самое будет в обозримой перспективе в ближайшие 10 лет. Я могу вам это сказать, потому что все механизмы заложены, мы их разрабатывали, эти механизмы.

Выступление Валерия Гартунга:

– Уважаемый Александр Дмитриевич! Уважаемые коллеги!

Уважаемый Игорь Юрьевич, вы слышали, представитель самой крупной фракции в Госдуме сказал, что будет вас во всем поддерживать. А теперь я опишу, в чем бы мы хотели, чтобы они вас поддержали.

Тут много было сказано об антикартельных полномочиях ФАС. Но давайте мы посмотрим на структуры российской экономики. Более 70% российской экономики находится под контролем государства. Если мы посмотрим ту долю экономики, которую составляют отрасли и которую мы сегодня рассматриваем: это энергетика, это топливно-энергетический комплекс, мы увидим, что у нас тотальное доминирование госкомпаний в ТЭКе, и, собственно говоря, эти же госкомпании создают завышенные тарифы для населения, то есть фактически грабят население.

И сегодня вам представители правящей фракции сказали, что мы вас готовы поддержать, давайте-ка мы их всех остановим. Только они вас не в том направлении направляют.

Давайте мы антикартельные ваши полномочия увеличим и будем на рынке искать картельные сговоры. Да не надо их искать. Это госкомпании, которые контролируют все рынки. Единственное, что нужно сделать, чтобы облегчить участь граждан, нужно просто запретить госкомпаниям в обход конкурентных процедур проводить закупки.

Почему я про это говорю? Потому что даже по официальным данным, по 223-му федеральному закону, по которому госкомпании, госкорпорации и естественные монополии должны проводить государственные закупки, объём этих закупок производится в год примерно – 30 трлн руб. Сопоставьте с 20 трлн федерального бюджета, доходной части, 30 трлн. Если даже 10% уйдёт в откаты, то это три трлн руб. Уходит гораздо больше, чем три трлн руб. на самом деле.

Теперь – как с этим бороться? Да закройте дыру в законе, которая позволяет закупки взаимозависимых лиц производить.

Вы правильно сказали, что вы предлагали, когда 223-ФЗ принимался, что группа лиц как бы выводится из-под этого закона. Так оно и есть. Но если в группе лиц производятся закупки, то всё равно участники этих закупок проходят контроль в группе лиц. Это предусмотрено в 223-м федеральном законе.

А вот если они за пределами группы лиц, то они должны по открытой конкурентной процедуре проводить. Но из этой части изъяли закупки взаимозависимых лиц, то есть у тех компаний, доля в которых более 25%, от 25 до 50%, принадлежит госкорпорациям. Вот они делают эту долю от 25 до 49%, и они без конкурентных процедур могут всё, что угодно, закупать.

Я сказал, рынок – 30 трлн руб. Как это примерно выглядит (я не буду названия компаний приводить в пример) в нефтяном секторе. Две компании крупнейшие. Операционные удельные затраты на добычу одного барреля нефти в рублях – 194 руб., у другой компании – 244. Удельные капитальные затраты (это то, о чем я говорю, где закупки производятся) – уже 491 руб. (это в 2,5 раза больше, чем затраты на добычу) и 482 руб. на баррель. Умножьте на те миллиарды баррелей, которые в год у нас добывается, – нефть, вы увидите, о каких суммах идет речь.

И если мы посмотрим, посчитаем, какая прибыль должна быть, то у меня все цифры есть, я могу вам дать почти шесть трлн руб. в год. Где эти прибыли? Этих прибылей нет в отчетах. Куда они прячутся? А в эти самые госзакупки, в закупки. То есть покупают, условно говоря, какой-то металлоконструкции – 100 руб. за тонну. Очевидно, ну, я не с потолка взял, это даже в очереди у вас заводы будут стоять, чтобы по 100 руб. за тонну металлоконструкцию вам продать, а закупается она по 500. Это я не с потолка цифры беру, это данные из закупок, а не с госзакупок.

И как вы считаете, какие тарифы при этом будут? Ну, конечно, они будут космическими, потому что эту прибыль пятикратную, ещё же надо как-то отбить, они же в убыток не будут работать, иначе их же снимут, они же госкомпании. Поэтому поднимаются тарифы.

Они приходят в ФАС, экономически обосновывают, говорят, смотрите, мы же процедуры все соблюли в соответствии с законом 223-ФЗ, вот вам закупки, вот вам затраты. И вы ничего не сделаете, вы скажете, ну да, действительно, – обосновали. И народ наш платит.

В электроэнергетике та же история. Как вы мне объясните, что среднее предприятие берет себе 10 мегаватт мощности, станцию ставит не самую эффективную, согласитесь, да, это там не гигаватты и у них инвестиции отбиваются, думаете, за какой срок? За два года.

Вы мне объясните, почему тогда мы закладываем окупаемость 10, 15, 20, 30 лет для крупнейшей компании? Где эти деньги, куда они уходят? Да вот сюда же и уходят, в эти же госзакупки.

Если вы будете на конкурентных процедурах закупать генерирующие мощности и создавать их – это одно. А если вы делаете это через прокладки всевозможные, то аппетиты приходят во время еды, – там можно в разы увеличивать их стоимость.

Коллеги, оставьте малый и средний бизнес в стороне, с них уже ничего не выдавишь. Займитесь естественными монополиями, госкомпаниями, госкорпорациями, – вот где деньги, которые теряет вся страна, вот где надо искать.

Я все время вспоминаю старый анекдот, а заканчивается он так "Искать надо там, где потерял, а не там, где светло". Я понимаю, что с госкомпаниями и крупнейшими компаниями ФАС не может справиться, но при помощи самой крупной фракции в Государственной Думе, я думаю, вы справитесь.

Поэтому, коллеги, мы вам подсказали, где нужно искать, мы вам готовы помочь. Нужные вам проекты законов мы уже внесли в Государственную Думу, осталось только нас поддержать, а мы вас, конечно же, поддержим. И я хочу сказать, что согласен с оценками, которые давались вашей работе, мы ее тоже высоко оцениваем. Спасибо.

Центральный Аппарат партии
Телефон: (495) 787-85-15
Факс: (495) 959-35-86
Пресс-служба
партии
Телефон: +7 (495) 783-98-03
Общественная приёмная
фракции «СР» в Госдуме
Конт. тел: (495) 629-61-01
Официальный сайт Социалистической политической партии «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ – ПАТРИОТЫ – ЗА ПРАВДУ»
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2021