О партии
Идеология
Лица
Деятельность
Исполнительная власть и МСУ
Органы власти субъектов РФОрганы МСУ
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Дмитрий Ионин и Валерий Гартунг о регламентации веса посылок и передач осуждённым

19 февраля 2020

 см. также ↓

19 февраля Государственная Дума приняла в первом чтении проект федерального закона № 824298-7 "О внесении изменений в статью 90 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации" (в части регламентации веса посылок и передач, разрешенных к получению осужденными). С докладом выступил официальный представитель Правительства Российской Федерации, статс-секретарь – заместитель Министра юстиции Российской Федерации Вадим Федоров. Вопросы докладчику задали Дмитрий Ионин и Валерий Гартунг, от фракции "СР" выступил Валерий Гартнуг.

Дмитрий Ионин:

– У меня вопрос к докладчику. По вопросу передач и бандеролей есть нюанс, когда недоброжелатели осуждённых лиц или лиц, находящихся в СИЗО, специально используют лазейки и блокируют передачи. Например, есть возможность передачи одной бандероли весом в пять килограммов. Эти недоброжелатели отправляют в начале месяца пять килограммов, например, гнилой картошки, которую есть невозможно, или какого-то ещё неликвида, и тем самым блокируют передачи от родственников и других лиц, которые действительно хотели что-то нужное передать заключённым.

Как мы с этим будем бороться, если мы уж приводим в соответствие законодательство в части передачи бандеролей заключенным?

Вадим Федоров:

– Спасибо большое за вопрос. Просто такие случаи мне неизвестны. Если в бандероли передаётся пять килограммов гнилой картошки неизвестно от кого, то осуждённый просто не принимает эту бандероль с гнилой картошкой и это получение бандероли не засчитывается в общее количество посылок, передач, которые он может получить.

Валерий Гартунг:

– Уважаемый Вадим Витальевич, мне кажется, вы вводите в заблуждение депутатов, говоря о том, что сейчас установленный максимум посылки – 20 килограммов. У нас есть отсылочная норма на максимальный размер посылок, которые можно передавать внутри страны, там 50 килограммов. И, соответственно, эта норма применяется в системе ФСИН. Другое дело, не все учреждения ее исполняют. И поэтому вместо того, чтобы поднять максимальный размер, установленный в законе – 50, как это сейчас есть, вы берете и урезаете до 20-ти. Именно про это вам говорят депутаты, это то, с чем мы согласиться не можем. Вы поясните, пожалуйста, в чем причина, зачем вы урезаете с 50-ти до 20-ти? Спасибо.

Вадим Федоров:

– Валерий Карлович, спасибо большое за вопрос. Как я уже отвечал, у нас существует большое количество в том числе альтернативных операторов почтовой связи. И они могут устанавливать иные размеры тех норм, которые могут передаваться по внутрироссийским... соответственно, в посылках вес может быть разный. Как я уже говорил, вот что касается 50 килограммов. Для этого должны быть специализированные почтовые отделения, которые существуют в очень узком диапазоне, скажем так, в субъектах Российской Федерации. Вы же сказали – 50 килограммов, а там написано – именно негабаритный вес. Это предельный вес для негабаритных размеров. Соответственно, для габаритов, для стандартных посылок у нас раньше и было, и есть 20 килограммов. И я не знаю такой практики, как вы говорите, чтобы ряд учреждений УИС принимало и больше 50 килограммов, и 50 килограммов. Я не обладаю такой информацией.

Я знаю, что в настоящий момент учреждения уголовно-исполнительной системы в соответствии с законодательством, с правилами внутреннего распорядка принимают посылки весом 20 килограммов, причем это и сейчас было, еще хочу обратить внимание, и во времена Советского Союза было 20 килограммов установлено. 20 килограммов сейчас есть. Соответственно, мы в УИК именно прописываем ту норму, которая по факту была и есть, и я надеюсь, будет 20 килограммов.

Спасибо.

Валерий Гартунг:

– Уважаемый Александр Дмитриевич (Жуков, Первый заместитель Председателя ГД – Прим. ред.), уважаемые коллеги!

Наша фракция не будет голосовать за этот законопроект и вот почему.

Во-первых, у нас сотни тысяч людей находятся в местах лишения свободы не в самых благоприятных условиях и государство, которое не может им обеспечить достойные условия содержания, еще и пытается ограничить размеры посылок, которые направляются родственниками этим заключенным.

К сожалению, представляя законопроект, представитель Правительства, намеренно или нет, вводит в заблуждение депутатов, что, дескать, действующий порядок сейчас и так 20 килограммов. Но с трибуны было сказано, что у нас максимальный размер почтовых посылок внутри страны (габарит, негабарит, не важно), максимальный размер – 50 килограммов и сумма трех измерений – 300 сантиметров. Вот такие ограничения, и свыше этого размера нельзя направлять посылки. До 50-ти, если это подпадает под разрешенные размеры, можно направлять. Другое дело, что справедливо замечено в пояснительной записке, не везде и не во всех учреждениях есть возможности принимать такого рода посылки, опять же, хранить, потому что по правилам получения посылок вес меньше установлен и, соответственно, что делать с теми посылками, которые превышают допустимый этот вес, – это тоже проблема. Но, мне кажется, надо пойти по другому пути. Нужно закрепить, и правильно, что это мы закрепляем в законе, я с этим соглашусь, но закреплять нужно не 20, а 50 килограммов как максимальный разрешённый вес посылки.

Напоминаю, посылка, почтовое отправление, есть еще и передача, когда можно физически привезти заключенному необходимое. Вы заметьте по тексту, не только посылки, но и передачи ограничиваются, размер, вес. Понимаете? И тут уже ссылка на почту, мне кажется, бессмысленна. Поэтому мы считаем, что в таком виде законопроект нельзя принимать. А если он и пройдёт первое чтение, то во втором чтении нужно изменить размер, вес посылки, вес передачи. Еще раз подчёркиваю, игра слов здесь "посылка" и "передача" – две разные вещи. Ссылаясь на то, что почта не может переслать больше 20 килограммов, хотя по правилам "Почты России" установлено, что можно пересылать 50 килограммов, вы требуете еще и передачи ограничить.

Но вашими же правилами установлено, что максимальный размер передачи соответствует максимальному размеру разрешённой посылки – это 50 килограммов. Ну, я цитирую ваши правила, вы их возьмите и почитайте, приказы ваши, Минюста. Странно вообще с трибуны Думы заместителю министра ссылаться и указывать на приказы Минюста. Если у вас есть какие-то сомнения, давайте во втором чтении еще раз к этому вопросу вернёмся. Но в представленном виде, мы считаем, нельзя поддерживать законопроект. Нельзя ограничивать именно 20-ю килограммами. Если будет 50, мы согласимся.

Ну, и второе. Конечно же, ограничивать передачу лекарственных средств заключённым нельзя. Перед этим у нас был законопроект, касающийся людей, которые болеют общественно значимыми заболеваниями. И в это же время, когда есть возможность людям передать лекарства, чтобы они лечились, не после того, как они выйдут на свободу, а там лечились, в заключении, мы берём и ограничиваем. Ну, коллеги, как за это можно голосовать? И, конечно, цинично здесь написано: не потребует выделения дополнительных денежных средств из бюджета, из федерального бюджета. Ну, конечно, не потребует. Если мы вообще перестанем разрешать кормить заключённых, то вообще средств никаких не потребуется. Поэтому, коллеги, мне кажется, за такой закон голосовать нельзя. И призываю вас ещё очень крепко об этом подумать, потому что, как известно, на Руси от сумы и от тюрьмы не зарекайся. Спасибо.

Центральный Аппарат партии
Телефон: (495) 787-85-15
Факс: (495) 959-35-86
Пресс-служба
партии
Телефон: +7 (495) 783-98-03
Общественная приемная
фракции "СР" в Госдуме
Конт. тел: (495) 629-61-01
Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2020