О партии
Идеология
Лица
Деятельность
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Анатолий Аксаков рассказал о последних законопроектах, касающихся финансового рынка

07 июня 2019

Одной из тем, активно обсуждавшихся на Петербургском международном экономическом форуме, стал рынок микрофинансирования. Председатель Комитета Госдумы по финансовому рынку, депутат фракции "СР" Анатолий Аксаков рассказал о законопроекте об инвестиционном пенсионном капитале, закредитованности населения и наведении порядка в сфере микрокредитов.

В порядке нормы

— На полях форума говорилось, что закредитованность населения не несет никаких рисков финансовой стабильности. Вы согласны с этим утверждением?

— Я согласен с тем, что объем кредитов, выдаваемых населению, в том числе необеспеченных, по отношению к ВВП имеет незначительную долю. Необеспеченные кредиты — около 5% от ВВП. Если взять ведущие страны мира, то там потребительские кредиты по отношению к ВВП превышают 50%. В этом плане у нас всё стабильно, контролируемо, ЦБ действительно мониторит ситуацию. Коэффициенты риска при выдаче необеспеченных потребкредитов он недавно повысил, пытаясь охладить рынок. Вчера мы внесли на рассмотрение в Госдуму законопроект, по которому бюро кредитных историй должны будут формировать коэффициент предельной долговой нагрузки населения. Соответственно, банки будут учитывать его в своей работе и применять. С 1 октября текущего года вводится такой коэффициент. Думаю, это также будет сдерживать необеспеченное потребительское кредитование. Особенно той части, которая имеет сложности с обслуживанием потребительских кредитов.

— Наведение порядка в этом секторе идет нормально или надо как-то ускориться, ужесточиться?

— Нам надо было раньше все эти процессы запускать: наведение порядка, способы ограничения процентов, способы давления на людей, если они являются неплатежеспособными. В этом году мы уже реализовали норму, которая ограничивает закредитованность людей с точки зрения набегания процентов, пеней и штрафов на тело кредита. Поэтапно до 1 января следующего года предельная сумма, которую гражданин должен платить по кредиту, не должна превышать в полтора раза тело займа. Соответственно, многие кредиторы уже не смогут оказывать давление на людей, требуя огромную сумму, которая значительно превышает ту, которую они предоставили человеку. Бывало так, что превышало в 10 и более раз. Сейчас пени, штраф и проценты могут набегать в три раза от суммы, с 1 июля — в два раза и с 1 января 2020 года — в полтора раза.

— Есть ли какие-то нововведения относительно недобросовестных кредиторов?

— Мы сняли судебную защиту от нелегальных кредиторов, они могли выдавать заем, не имея на это право. И если вдруг заемщик не платит по займу, то могли обращать взыскание на предмет залога. Многие чуть ли не бизнес организовали под высокий процент под залог жилья. Далее этот заем не обслуживался, потому что высокие проценты, — забирали квартиру. Мы запретили "черным кредиторам" обращаться в суд, соответственно, они не смогут истребовать залог, поскольку кредит был выдан незаконно.

— То есть, по-вашему, МФО запрещать не нужно? Вы скорее согласны с Эльвирой Набиуллиной?

— Я согласен, что МФО не надо запрещать. Есть у нас организации, которые выдают кредиты предпринимателям для решения многих вопросов. Есть кредитные кооперативы, которые выдают заем для покупки посевного материала: например, люди покупают картошку для посева, посадили, вырастили, продали, рассчитались за предоставленный кредит. Это нормальная работа, и ее нельзя запрещать, но она должна быть в жестких рамках.

— Помимо кредиторов, у МФО есть еще инвесторы, и они с точки зрения закона не защищены, как вкладчики банка. Какие-то планы есть по этому поводу?

— Сейчас ведутся споры: Правительство предлагает увеличить сумму инвестиций, которую могут эти инвесторы осуществлять в соответствующие микрофинансовые организации. Я не сторонник этого. Мы сейчас по этому поводу дискутируем. Сейчас можно 1,5 млн инвестировать, хотят увеличить сумму до трех млн. Будем спорить. Надеюсь, нам удастся отстоять позицию, что не надо увеличивать сумму инвестиций в такие организации. Это риск.

— То есть вы не поддерживаете защиту этих вкладчиков?

— Безусловно, такой защиты, как в системе страхования вкладов, не будет. Это рыночный риск, который должен учитываться самими инвесторами. При этом мы внесли законопроект, который вводит понятия "квалифицированный" и "неквалифицированный инвестор". И вот неквалифицированным мы устанавливаем ограничения на финансовом рынке. Предусмотрено ограничение 50 тыс. руб. — не более. Если вы не разбираетесь в финансовом рынке, если у вас нет соответствующей бумаги или вы не прошли тест, то больше 50 тыс. вы инвестировать не можете ни в какие финансовые инструменты.

Инвестиции в далекое будущее

— Законопроект об инвестиционном пенсионном капитале находится в подвешенном состоянии. Может быть, в связи с сопротивлением придумать какую-то альтернативу? В Госдуме изучался зарубежный опыт применительно к нам. Может, Госдума хочет сделать какую-то свою пенсионную реформу с сохранением накопительной?

— Непростой вопрос, потому что он социально чувствительный. Любые разговоры про изменения в пенсионной системе напрягают людей, поскольку повышение пенсионного возраста было очень чувствительно воспринято населением. Поэтому есть опасение, что вроде благое дело для граждан, чтобы они, выйдя на пенсию, могли себя более благоприятно чувствовать, воспринимается с опаской. Сейчас ключевой вопрос — добровольность формирования этих накоплений. Весь фокус пропаганды темы пенсионных накоплений должен сместиться с экономической составляющей на социальную, что эти деньги для людей, так же как в Америке и других странах, что, выйдя на пенсию, они смогут ездить путешествовать, могут достаточно неплохо жить.

— Как должен определяться размер взноса?

— Во-первых, добровольно все. Процент, который они перечисляют в эту систему, определяется самим гражданином: 6%, 3% или 0% — это всё его решение. Далее освобождение от подоходного налога этой суммы плюс льготы предприятия, которые также перечисляются накопительно. Вот с этой суммы идет на затраты, на накопление работником того или иного предприятия. Плюс должна быть все-таки предусмотрена определенная сумма из федерального бюджета, пусть она будет незначительная, но стимулирующая людей накапливать деньги.

— Всё это уже есть в законопроекте, который пока никто не видел?

— Основная дискуссия развернулась вокруг добровольности. Есть мнение у некоторой части экспертов, что она все-таки скорее обязательная, чем добровольная, ну или квазиобязательная.

— То есть от нее можно будет отключиться?

— Можно, но вокруг этого сейчас идут дискуссии, для того чтобы градус негатива минимизировать или обнулить. Может быть, чуть-чуть сейчас поправится текст, и он будет вноситься. Для того чтобы у людей снять все опасения, но при этом никаких альтернативных законопроектов Госдума не собирается вносить. Здесь будет все-таки правительственный документ, а мы дальше будем его обсуждать, дорабатывать и т.д.

— По вашим ощущением, когда этот законопроект может быть принят?

— Ожидаю, если честно, если не в июне, то в июле его появления в Госдуме. Сейчас изучаем политическую составляющую этого вопроса, а юридическая уже подготовлена, но надо протестировать с точки зрения чувствительности для граждан этой темы.

— Алексей Моисеев, заместитель министра финансов сказал, что имеет смысл отказаться от первого типа. То есть фактически он сказал о том, что налоговая преференция, которая была предоставлена, для того чтобы привлечь внимание к этому инструменту, себя оправдала и давайте сэкономим. Как вы считаете, это правильная позиция?

— Думаю, что неправильно шарахаться в разные стороны — это подрывает доверие к власти. Поэтому если первый тип с налоговым вычетом необходимо сократить, то, может быть, сейчас сконцентрировать все более благоприятные подходы ко второму типу и, скажем так, больше не увеличивать сумму инвестиций по первому типу, но при этом увеличивать сумму по второму типу. Сначала до двух млн, как мы сейчас предлагаем, застраховать. У нас есть законопроект, который в первом чтении принят, и он страхует средства обоих типов. Может быть, для первого типа это не предусматривается, для второго типа мы предлагаем такое страхование для граждан прописать. Поскольку второй тип предполагает не менее трех лет инвестиций, есть предложение, чтобы часть средств в течение вот этих трех лет мог гражданин использовать, если какие-то жизненные обстоятельства этого требуют: кто-то умер, инвалидом стал, нужны деньги срочно на лечение, тогда интерес к этому типу будет возрастать. Соответственно, когда второй тип наберет обороты, а это, я думаю, не менее пяти лет, можно будет вернуться к тому, что говорил Алексей Моисеев. Сейчас, я полагаю, не время его отменять, надо с ним работать, он себя оправдал. Активы небанковских профессиональных участников на рынке ценных бумаг в прошлом году увеличились на 60%. Это хороший показатель, но доля небанковского вложения средств граждан минимальна, она там около 2% ВВП, и, конечно, это мало, нам еще здесь много надо работать.

— Эльвира Набиуллина сказала, что они сейчас обсуждают вопрос о том, как решить проблему активов недобросовестных собственников, которые прячут активы на время разбирательств. Она считает, что надо вводить систему досудебного взыскания активов, чтобы человек не успел всё это спрятать. Вы это будете поддерживать?

— Я поддерживаю, чтобы обеспечительные меры были реализованы. Поскольку мы видим по практике, что многие затянувшиеся процессы, связанные с банкротством той или иной организации, с отзывом лицензии, приводят к потере активов этих организаций. Поэтому, превентивно применив обеспечительные меры, можно сохранить многие и многие активы, а также сформировать приличную конкурсную массу и рассчитаться со всеми кредиторами. Так что в таком плане я сторонник того, что говорит Эльвира Сахипзадовна.

Первоочередные метры

— Сейчас возник острый вопрос в сфере жилищных сертификатов. Как лучше выдавать воспитанникам детдомов жилье? Жилищными сертификатами, квартирами? Потому что в обоих случаях их могут обмануть. Ваше мнение какое?

— Конечно, лучше квартирами, но жилье, к сожалению, в соответствующем количестве не существует. Должно быть сертификаты, причем они в цифровом виде должны фигурировать или учитываться органами опеки либо теми государственными институтами, которые за это отвечают. Очевидно, должна быть государственная программа обеспечения детей. В том числе должны выделяться и федеральные деньги, потому что практически всё отдано на уровни регионов, а у регионов нет возможности удовлетворить потребности этой категории нашего общества — детей-сирот — жильем.

— Как можно было бы решить эту проблему?

— Должна быть программа, которая четко знает, сколько детей у нас таких, сколько надо жилья строить. Полагаю, что федеральных денег немного-то и надо будет, но мы проблему решим. Я сейчас сам сталкивался с обращениями детей-сирот как депутат Госдумы. Благодаря судам они свои проблемы решали, но вопрос решался годами. Но если мы такое решение приняли, то оно должно быть реализовано. Это увеличивает доверие к власти и государству. Только через госпрограмму по обеспечению вот этой категории людей жильем. Так же как с военными, кстати: были выделены жилищные сертификаты, и через несколько лет проблема фактически была решена.

— Какие сейчас актуальные законопроекты, которые еще не приняты, может даже не разработаны, но они жизненно необходимы для развития финансового рынка, защиты населения как потребителей финансовых услуг?

— Закон о категоризации инвесторов: квалифицированные/неквалифицированные, профессиональные инвесторы. Мы рассчитываем, что в весеннюю сессию примем его, многие-многие вопросы по защите инвесторов будут сняты. Это раз. Во-вторых, цифровая тема. Она является крайне актуальной, сейчас закон о цифровых финансовых активах, об инвестиционной платформе, о регулировании действий электронных платформ, то есть маркетплейс, об электронном документообороте. Всё это у нас на повестке. Если мы примем закон, который позволяет цифровизировать весь документооборот, в том числе хранение документов в цифровой форме, это снизит издержки банков по хранению документов после их оцифровки, а значит, снизит стоимость тех услуг, которые он оказывают населению. И вот эта наша большая работа должна быть реализована в ближайшее время.

— Цифровизация — опасная область, поскольку сейчас очень много случаев, когда данные используются без ведома человека. И это приводит к тому, что люди могут, например, лишиться жилья.

— Электронная подпись, к сожалению, в последнее время стала инструментом многих преступлений, мошенничества, в том числе при переходе из одного негосударственного пенсионного фонда в другой, при продаже жилья, при оформлении кредитов. Поэтому необходимо навести порядок. Правительство подготовило законопроект по наведению порядка с удостоверяющими центрами. Их будет меньше, будут очень жесткие требования, в том числе к капиталу таких удостоверяющих центров. Им будет что терять, если они что-то нарушат. Ну и наши силовые структуры будут более серьезно подключены к этому вопросу по контролю за электронной подписью и правильному использованию. Так что здесь мы тоже, я думаю, уже в весенней сессии примем этот закон. Он не внесен еще, но в ближайшее время будет внесен. Тем более случаи, о которых вы сказали, может и не имеют массовый характер, но они резонансные, громкие. Они подтолкнут ускорение процесса принятия закона.

Источник: Газета "Известия"

Центральный Аппарат партии
Телефон: (495) 787-85-15
Факс: (495) 959-35-86
Пресс-служба
партии
Раб. тел.: +7 (495) 783-98-03
Моб. тел.: +7 (916) 249-49-47
(только для СМИ)
Общественная приемная
фракции "СР" в Госдуме
Конт. тел: (495) 629-61-01
Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2019