О партии
Идеология
Лица
Деятельность
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Депутаты фракции "СР" задали вопросы генпрокурору РФ Юрию Чайке

29 мая 2019

 см. также ↓

29 мая в Государственной Думе в ходе "правительственного часа" с информацией выступил Генеральный прокурор Российской Федерации Юрий Чайка. От фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" задали вопросы Валерий Гартунг, Анатолий Грешневиков и Олег Николаев, выступил Николай Рыжак.

Валерий Гартунг:

– Уважаемый Юрий Яковлевич! На различных интернет-ресурсах регулярно появляется клеветническая информация в отношении не только депутатов Государственной Думы, членов Правительства, но даже Президента Российской Федерации. Я вам направлял несколько депутатских запросов с такой информацией, где просил бы применить полномочия, данные Генеральному прокурору. К сожалению, мои запросы, а их было четыре, не дали результата, и, фактически, разбирательства, которые начались, так ничем не закончились. Если вы меня примете лично, готов дать дополнительную информацию, которую не хотел бы озвучивать в зале.

Но вопрос в чем состоит. Как вы считаете, как должен выглядеть механизм реализации предоставленных прокуратуре прав и обязанностей в данном случае? Что можно сделать или нужно сделать для оптимизации этой работы, чтобы все-таки был результат?

Дело в том, что я даже пытался через суд эту проблему решить, но даже при наличии судебного решения Роскомнадзор отправляет к Генпрокуратуре.

Юрий Чайка:

– Во-первых, действительно, судебная процедура о признании указанных вами материалов, запрещенных к распространению, очень длительная. Это абсолютно верно.

Однако сейчас, на наш взгляд, ситуация должна поменяться, 18 марта в Закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" внесены соответствующие изменения и Генеральная прокуратура наделена полномочиями по внесудебной блокировке сайтов, содержащих клевету, материалы, выражающие явное неуважение к обществу, к государству, органам, осуществляющим государственную власть.

Буквально в мае мною подписано распоряжение, в котором Генеральной прокуратурой определены лица, ответственные за подготовку в Роскомнадзор требований по ограничению доступа к ресурсам, содержащим указанную информацию, либо ее удаление.

Существуют уже примеры. В частности, совсем недавно в Ярославле прокуратурой инициирована проверка по факту размещения в открытом доступе информации, оскорбляющей человеческое достоинство, выражающей явное неуважение к Президенту Российской Федерации, и по результатам гражданин привлечен к административной ответственности, и Роскомнадзор по нашему требованию данный ресурс заблокировал. То есть, практика формируется, мы находимся пока в этом вопросе в начале пути, но, думаю, дальше мы решим.

Если какие-то вопросы у вас дополнительно будут, мы готовы вас принять и обсудить. Спасибо.

Анатолий Грешневиков:

– Уважаемый Юрий Яковлевич, в 90-е годы народ достаточно получил отравленной пищи киноиндустрии в виде "Бригады", телевизионной "наркоты" и чернухи, и мы потеряли целое поколение. Сегодня мы можем потерять страну: реабилитация фашизма, русофобия, экстремизм – активно заполняют культурное пространство. Почему прокуратура не пресекает беззаконие, не задумывается, для чего писатель Чижова пишет, что блокаду Ленинграда устроил Сталин и русские сами морили себя голодом? Зачем издательство "Эксмо" выпускает мемуары фашистского лётчика? С какой целью выходят фильмы типа "4 дня в мае", где советский офицер вместе с фашистами уничтожает наш танковый батальон за намерение изнасиловать девочек из немецкого приюта? Писатель Быков пишет книгу о предателе Власове, призывает расчленить Россию ради будущего? А историк Пивоваров рекомендует: нужно, чтобы Россия потеряла Сибирь?

Во всём этом беззаконии – идеологической диверсии – позиция прокуратуры, по-моему, негосударственная, зачастую с двойными стандартами. Почему пропаганда нацизма не преследуется, а уголовные дела заводятся на тех, кто защищает русскую историю, например, на историка Платонова? Откуда избирательность в применении статьи по экстремизму? Спасибо.

Юрий Чайка:

Во-первых, мы разделяем вашу обеспокоенность участившимися попытками искажения истории Второй мировой войны. Но я бы не был так категоричен, как вы говорите здесь нам. Не все подобные случаи можно отнести к уголовно наказуемым деяниям по реабилитации нацизма, так мы их всех можем пересажать в тюрьму.

Многие высказывания в адрес бывшего советского строя, его руководства, хотя и вызывают справедливое возмущение общества, лежат, скорее, в плоскости нарушения нравственных и этических норм. 

И полагаю, что подобным неоднозначным высказываниям и публикациям должны дать свою оценку, прежде всего, общество, журналистские и писательские союзы.

То, по названным вами фактам органами прокуратуры уже проведены проверки, которые показали отсутствие в действиях лиц признаков состава преступления.

В частности, в отношении писателя Быкова оснований для направления материалов в следственные органы для решения вопроса об уголовном преследовании мы не нашли, но тем не менее мы понимаем, что проблема эта остра, мы её видим, мы её знаем. Я ещё раз говорю, мы жёстко реагируем в рамках всех тех полномочий, которые мы имеем, на все эти вещи.

Спасибо за вопрос.  

Олег Николаев:

– Уважаемый Юрий Яковлевич, одним из способов обеспечения законности и защиты прав граждан в государстве является деятельность органов прокуратуры, которые, выступая оком государевым, участвуют при осуществлении правосудия, в том числе в уголовном процессе.

Доля оправдательных приговоров и так низкая в современной России, за последние годы упала более чем в два раза. Если в 2014 году было 0,54%, в 2015-м – 0,43%, в 2016-м – 0,36%, то в 2018-м всего лишь 0,23% оправдательных приговора.

При этом изменился подход к оправданиям. Граждан, обвиняемых в коррупционных преступлениях, суды оправдывают чаще, злоупотребление служебным положением – это 2,1%, превышение служебных полномочий – 1,6%, среди обвиняемых в служебном подлоге более 3%.

В связи с этим, как вы считаете, насколько обеспечивается законность и конституционность защиты прав граждан?

Юрий Чайка:

Спасибо большое за вопрос.

В последние годы отмечается снижение уровня преступности в стране и, как следствие, сокращение числа уголовных дел, направленных в суд.

Приговоров судов, в том числе и оправдательных, также становится меньше. При этом огромное влияние на статистику реабилитированных оказывает чрезмерное число уголовных дел, просматриваемых судами в так называемом особом порядке, которые, по сути, не предполагают оправдание подсудимого.

Сейчас в таком порядке рассматривается практически 70% уголовных дел. Поэтому априори оправдательных не может быть приговоров. Разумеется, все судебные решения, в том числе и по делам, рассмотренным в особом порядке, тщательно изучаются прокурорами и оцениваются на соответствие законодательству. При наличии оснований мы, естественно, обжалуем приговоры, вынесенные в нарушение закона. Здесь надо тоже ещё правильно считать. Я бы считал удельный вес от тех дел, которые рассмотрены в обычном порядке, число оправдательных приговоров, а не от общего массива всех уголовных дел, рассмотренных судом. Я думаю, что если вы посчитаете с этой плоскости, то оправдательных приговоров будет немножко побольше. Хотя, действительно, с учетом сокращения преступности рост уголовных дел, падение количества уголовных дел, направленных в суд, естественно, уменьшается и количество оправдательных приговоров.

Спасибо.

Выступление от фракции Николая Рыжака:

– Уважаемый Вячеслав Викторович (Володин, Председатель ГД – Прим. ред.)! Уважаемый Юрий Яковлевич! Уважаемые депутаты, приглашённые!

В 90-е годы по воле деструктивных сил, когда разрушалась наша великая страна, был выдвинут сомнительный и провокационный лозунг: "Армия, службы безопасности, правоохранительные структуры вне политики".

Сейчас спала пелена этих нападок. И мы должны понять эти основные несущие конструкции государства по своим действиям, по их последствиям, всё это укладывается в политический смысл, они носят подчёркнуто политический характер.

Даже отвечая на реплику Юрия Яковлевича относительно внесённого представления о лишении депутатских полномочий, это уже имело политический резонанс. Абстрагироваться и демонстрировать подчёркнутую политическую инфантильность мы не имеем право.

Почему? Потому что именно эти несущие конструкции государства обеспечивают безопасность государства, территориальную целостность, независимость, гарантируют конституционные права нашим гражданам. И центральное место в решении этих вопросов принадлежит фигуре прокурора –   центральной фигуре в области защиты справедливости и законности в государстве. Это первое.

Очевидно, кому-то нравится подчеркнуто отстраненная позиция Генеральной прокуратуры по многим вопросам. И это в условиях новых технологий. Это в условиях критического вала, который обрушился на нашу страну. Именно сейчас мы должны все сделать, для того чтобы вооружить наши прокурорские структуры необходимым правовым механизмом, который позволит в новых условиях защитить все устои государства и интересы каждого нашего гражданина.

Неслучайно прозвучали здесь слова моих коллег, как реагировала прокуратура на те или иные основания. Здесь я должен полностью поддержать и выступление депутата Жириновского. Да, если нет оснований для прокурорского реагирования, в частности, на коллективный депутатский ответ в отношении писателя Быкова, есть же эффективный механизм официального предостережения. Нет основания для возбуждения уголовного дела. Но есть же другие механизмы. Так задействуйте их! И резонно возникает вопрос – а хватит ли у нашей прокуратуры политической воли и необходимого механизма, для того чтобы по существу разобраться с теми уголовными делами, которые возникли в отношении представителей силовых структур, у которых изъяты миллиардные суммы денег? Это что-то новое в явлении современной российской державы. И мы должны ответить и на этот вопрос.

Поэтому нам представляется необходимым, что нельзя все это отдавать только прокуратуре. А и на себя часть взять информации и какие-то меры.

Надо расширять рамки парламентского контроля, государственного контроля, он должен органически вписываться в общие контрольные функции.

В этой связи "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" справедливо ставит вопрос, а может быть все-таки серьезно отнестись и возвратить в уголовное законодательство институт конфискации по отдельным видам преступления. Может быть, это кого-то остановит?

Надо откровенно признать, и не случайно Генеральный прокурор на выступления на коллегиях, в Совете Федерации ставил вопрос о том, что в результате проведенных реформ многие сложные дела затягиваются. И сегодня коллеги выступали, Юрий Петрович (Синельщиков, депутат фракции КПРФ – Прим. ред.) говорил о целом ряде тех полномочий, которые утрачены прокурором. Это тоже результат этих реформ. С издания 87-го закона в 2007 году прокурор фактически потерял возможность контролировать предварительное расследование и дознание.

Мы вносим предложение, Вячеслав Викторович, это очень важно, я не знаю, в какой форме мы будем его реализовывать, может быть, проведем слушания, может быть, межведомственные группы создадим, но прокурору надо возвращать все полномочия. Мы не говорим о том, что надо создавать специализированные следственные подразделения в рамках самой Генеральной прокуратуры, пусть Следственный комитет сам разбирается, но контрольные, надзорные функции прокурору надо возвращать на всех этапах. Он должен иметь всё то, что было изложено Юрием Петровичем, и в полной мере реализовывать. То есть постоянный контроль, если есть необходимость изымать, передавать другому, брать под сомнение, добиваться устранения недостатков в положенные сроки с исчерпывающим исследованием всех доказательств. Тогда у нас не будет ни того, о чем мы сейчас говорим, – в районе нуля оправдательных приговоров. А ведь к чему оправдательные приговоры, нет состязательности в суде, а ведь это часть 3 123-й статьи Конституции гласит – "судопроизводство должно основываться на основе состязательности и равноправия сторон". А у нас получается в основном обвинительный уклон идет. Следователь должен в одинаковой мере как доказывать существо совершенного преступления, так доказывать и невиновность, он должен здесь равновесие выдерживать и роль прокурора в этом определяющая.

Я думаю, что надо закон о прокуратуре сделать законом конституционным, чтобы у Генерального прокурора были права внесения законодательной инициативы, чтобы его авторитет в стране звучал громко, гласно и всем понятно. Благодарю за внимание.

Центральный Аппарат партии
Телефон: (495) 787-85-15
Факс: (495) 959-35-86
Пресс-служба
партии
Раб. тел.: +7 (495) 783-98-03
Моб. тел.: +7 (916) 249-49-47
(только для СМИ)
Общественная приемная
фракции "СР" в Госдуме
Конт. тел: (495) 629-61-01
Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2019