О партии
Идеология
Лица
Деятельность
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Валерий Гартунг о внесении изменений в закон о контрактной системе в сфере госзакупок

11 апреля 2019

11 апреля Государственная Дума приняла в первом чтении проект федерального закона № 682010-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (по вопросу совершенствования отдельных положений о закупках). С докладом по данному законопроекту выступил заместитель Министра финансов Российской Федерации Алексей Лавров. От фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" задал вопрос и выступил Валерий Гартунг.

Вопрос:

– Уважаемый Алексей Михайлович, меня мучает со вчерашнего дня вопрос, хотел бы на него получить ответ.

Скажите, пожалуйста, чем отличается фраза "максимальная цена" от фразы "максимальное значение цены"? И второй вопрос. Чем отличается фраза "наименьшая цена" от "наименее низкой цены"? Потому что это по тексту у вас везде идёт. Спасибо.

Алексей Лавров:

– Уважаемый Валерий Карлович, можно мы рассмотрим контекст, в котором фигурируют эти выражения? И наверняка они содержат разные значения, но если выяснится, что это по существу одно и то же, нам надо будет привести терминологию к единообразию. Здесь вы совершенно правы, это просто усложняет правоприменение, когда одно и то же явление описывается разными терминами.

Выступление Валерия Гартунга:

– Что вы думаете, я вынес сюда? Это вот тот самый 44 закон, в который мы вносим поправки. Я не поленился, принес закон, и в контексте теперь буду задавать вопросы.

Во-первых, меня интересует методика поощрения сотрудников министерств, которые готовят проекты федеральных законов. Судя по объему проекта федерального закона, который сегодня вносится, тут более 100 изменений внесено, у них, видимо, за каждое изменение доплата какая-то производится, потому что я сидел и не мог понять, для чего столько изменений внесли, потому что они по смыслу ничего не меняют.

Теперь, чтобы понятно было в контексте. Я задал вопрос, вы мне не ответили. Может быть, я в контексте сейчас вам зачитаю. "Кто признается победителем аукциона?". Здесь написано: "вместо наименьшей цены наиболее низкую". То есть, как определяем? Здесь написано: "предложивший наименьшую цену контракта". Берём вашу поправку, ставим: "наиболее низкую цену контракта". В чём изменился смысл, объясните мне, пожалуйста, зачем нужно было поправку в закон вносить? И таких полно.

Открываю ещё, 31-я статья, 30-я статья, они сплошь по тексту идут. Не могу понять – наименьшее, наибольшее – в чём разница? Вот вы потом, пожалуйста, поясните, я, может быть, что-то не понимаю.

Теперь по сути. Наша фракция не будет поддерживать этот законопроект, хотя в нём есть и положительные изменения, мы их поддерживаем. Например, связанные с сокращением сроков проведения процедур, мы с этим согласны. Но есть вещи, за которые мы проголосовать не можем. Во-первых, об этом уже сегодня говорилось, цель проведения аукционов, снижение цены. Если цена снижается на 25%, вы лишаете аванса. А что, других вариантов получения гарантий исполнения контракта нет?

Но есть же, в конце концов, банковская гарантия. Возьмите, в цену контракта её включите, ещё как-то, масса вариантов. А предквалификационный отбор, вы говорите, вы его проводите? Объясните. Потому что, вообще-то, наличие аванса – это серьёзная вещь, это может повлиять на контракт. Потому что привлечение кредитных ресурсов для компаний, которые выполняют госзаказы, это тоже удорожание, посмотрите, под какие проценты коммерческие кредиты выдаются. Серьёзный вопрос. Поэтому мы с этим не можем согласиться.

Следующее, что ещё больше настораживает. Внесение изменений в статью 95, где вы целых три пункта вносите, где вы прописываете условия, при которых возможны дополнительные пункты – 8, 9 и 10-й, а до этого их семь было, пунктов, – где вы предусматриваете дополнительные условия, при которых возможно изменение существенных условий контракта. Причём по тексту эти условия, мягко говоря, спорные.

Зачем вносить в одном проекте более 100 изменений, из них, я посчитал, почти 90% – это просто стилистические изменения. Не проще ли было стилистические отдельно внести или поправками какими-то во втором чтении, а содержательную часть изложить на двух страницах, и мы бы уже её обсуждали? Поэтому, возможно, во втором чтении закон претерпит изменения, и эти опасения, о которых я сказал, они будут убраны, тогда наша фракция готова будет ещё раз подумать над своей позицией. А сейчас мы не готовы поддержать этот закон. Спасибо.

Центральный Аппарат партии
Телефон: (495) 787-85-15
Факс: (495) 959-35-86
Пресс-служба
партии
Раб. тел.: +7 (495) 783-98-03
Моб. тел.: +7 (916) 249-49-47
(только для СМИ)
Общественная приемная
фракции "СР" в Госдуме
Конт. тел: (495) 629-61-01
Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2019