О партии
Идеология
Лица
Деятельность
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Михаил Емельянов об антикризисном плане Правительства

30 января 2015

30 января в Государственной Думе в ходе "правительственного часа" Первый заместитель Председателя Правительства Игорь Шувалов представил депутатам антикризисный план Правительства. От фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" выступил Михаил Емельянов.

– Уважаемый Сергей Евгеньевич (Нарышкин, Председатель ГД РФ – Прим. ред.), уважаемый Игорь Иванович, уважаемые коллеги!

СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ негативно оценивает тот план, который сегодня представлен Правительством. Это даже не план, это некий набор пожеланий, намерений, мер, которые плохо согласованы между собой, разрознены и неэффективны.

Самое главное, в этом плане нет и намёка на изменение экономической политики, а именно ошибочная экономическая политика, которую проводил Центральный банк и Правительство, и является подлинной причиной того кризиса, который разразился в нашей стране.

Поэтому мы считаем: для того, чтобы лечить не симптомы кризиса, а его причины, надо радикально изменить социально-экономический курс, надо сформировать новую социальную и экономическую политику.

Правительство называет свой план – планом стабилизации. Да, это стабилизация России, но стабилизация на более низком уровне, на более низком технологическом уровне, более низком уровне бюджетных доходов и доходов населения. И это полностью соответствует идеологии и психологии членов кабинета.

Либеральные министры соревнуются с либеральными экономистами, кто предскажет более мрачное будущее для России, кто предскажет более глубокое падение ВВП и более глубокое падение уровня жизни.

СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ категорически не согласна ни с такими оценками, ни с такими подходами.

Да, девальвация – это тяжелое испытание и для экономики, и для населения нашей страны, но это одновременно и шанс, потому что импортные товары уходят с наших рынков, наши товары становятся конкурентоспособными по цене.

Наш производитель в состоянии заполнить те ниши внутреннего рынка, которые открываются после ухода импорта, но для этого ему надо создать адекватные условия. И главное условие – насытить экономику деньгами. Пора уже отказаться от монетаристских иллюзий, эти иллюзии слишком дорого обходятся нашей стране.

В биологии есть понятие ограничивающего фактора. Если растение имеет достаточно света, влаги, тепла, но не хватает хотя бы одного элемента, скажем, фосфора, это растение развиваться не будет, оно погибнет. То же самое и в экономике: один ограничивающий фактор сводит на нет все преимущества, которые имеет экономика. В нашем случае таким ограничивающим фактором является сжатие денежной массы вследствие политики ЦБ и неактивная бюджетная политика, которую проводит Минфин.

В прошлом году денежная масса уменьшилась более чем на 700 млрд рублей, и это притом, что монетизация нашей экономики и так чрезвычайно низка – 47%, это ниже чем в Папуа – Новой Гвинеи, у них 50. Вы скажите: наша экономика сравнима с экономикой Папуа – Новой Гвинеи? Почему же проводится такая политика, ограничивающая экономический рост? В нормальных экономиках мира уровень монетизации более 100%.

Для того, чтобы воспользоваться выгодами девальвации, необходимо чтобы наши предприниматели имели оборотные средства, имели средства для расширения производства и его модернизации. Но для этого надо снижать ключевую ставку.

Ключевая ставка 17% убийственна для экономики, она и является тем ограничивающим фактором, который не даёт расти нашей экономике, является фактором спада. Ведь рентабельность промышленности всего 8-9%, а кредиты даются предприятиям реального сектора уже более чем под 25%.

Нам говорят: если снизить ключевую ставку, деньги уйдут на валютный рынок. Но есть средства против этого – валютный контроль, валютное регулирование. Центробанк не хочет вводить валютное регулирование, ссылаясь на то, что его сложно администрировать, и он не будет, и валютное регулирование не будет иметь эффект. Мы им возражаем, был опыт 1998 года, когда было валютное регулирование введено, довольно эффективно администрировалось, и мы вышли из кризиса за полгода.

Сдаётся, что дело не в сложности администрирования, а в некой идеологии, которую исповедуют Правительство и Центробанк, в неких либеральных догмах. Но, коллеги, опять кто-то не хочет поступаться принципами в нашей стране. Догматизм людей, принимающих решения, слишком дорого обходился нашей стране, давайте от догматизма уходить.

Не очень верим мы и в те специальные меры по льготному кредитованию, по проектному финансированию, которые заявлены Правительством и Центральным банком. Объём средств, предусматриваемых на эти меры, слишком мал, а механизм их реализации слишком забюрократизирован. К сожалению, в том же русле, что и Центральный банк, действует наше Правительство. В условиях, когда Центробанк перешёл к плавающему курсу, единственным источником или главным источником пополнения денежной массы должны быть государственные расходы.

Министр финансов, вместо того, чтобы думать об увеличении государственных расходов, как это делается во всех странах, переживающих кризис, предлагает другое. Он предлагает ужесточить бюджетное правило. Но, коллеги, и в тучные годы мы скептически относились к бюджетному правилу. А сейчас, когда у нас дефицит бюджета, когда мы хотим на 10 процентов сокращать фактически все статьи расходов, какое ужесточение бюджетного правила, о чём вы?

Аргументы по инфляции. Мы неоднократно последнее время встречались с Эльвирой Набиуллиной, эти встречи были очень полезны, они, по крайней мере, помогли понять логику действий Центрального банка, и в одном пункте, по-моему, мы нашли общий язык. Эльвира Сахипзадовна признала, что в осеннем всплеске инфляции всё-таки главную роль сыграли немонетарные факторы: это очевидно девальвация, это регулируемые тарифы, в том числе тарифы естественных монополий. Но тогда возникает вопрос, а почему мы с немонетарной инфляцией боремся монетарными методами? Ведь на самом деле мы боремся не с инфляцией такими методами, мы боремся с экономическим ростом.

Есть популярный тезис о таргетировании инфляции. На него опирается Центробанк, на него ориентируется Правительство. Но, коллеги, это путь спада, это путь развала экономики, это путь деиндустриализации страны. Таргетировать надо не инфляцию, надо таргетировать экономический рост. А инфляция должна быть такая, чтобы не подавлять этот экономический рост. Только через экономический рост мы сможем справиться с социальными и экономическими проблемами, которые есть в нашей стране, и, в том числе, с проблемой инфляции. Потому что, опять же Эльвира Сахипзадовна признала, что главным средством борьбы с инфляцией должно быть импортозамещение. А какое же импортозамещение при отсутствии денег? Если мы будем просто подавлять инфляцию через подавление экономического роста, то она приобретает латентный характер. Рано или поздно она вырывается наружу, ну и мы имеем ту ситуацию, которую имеем сейчас.

Следствием изменения экономической политики должны быть реальные меры, направленные на социальную поддержку населения. К сожалению, в правительственном плане их очень мало. Мы считаем, что необходимо проиндексировать трудовые пенсии, причём в соответствии с реальным ростом уровня цен, социальные – в соответствии с реальным удорожанием потребительской корзины.

И надо не бояться увеличения денег у людей. Потребительский спрос является существенным фактором поддержки производства, а не фактором роста инфляции. Мы предлагаем заморозить рост цен на обучение, оплату студенческих общежитий, содержание детей в детских садах, прекратить бездумные сокращения педагогов и медицинских работников.

Надо оказать действенную поддержку валютным ипотечникам, потому что люди не по своей вине оказались в этой ситуации. В этом вина той политики, которую проводили ЦБ и Правительство. Но средства от реализации этих мер появятся только тогда, когда изменится экономическая политика.

Наши недоброжелатели на Западе, если почитать их аналитику, в качестве главной цели считают не допустить экономический рост в России после девальвации. Они очень хорошо помнят 1998 год, когда после глубокой девальвации наша экономика резко рванула вверх.

Мы считаем, что опыт 1998 года можно и нужно использовать. Заявления о том, что сейчас мы слишком зависимы от импортных комплектующих, слишком преувеличены, а заявления об отсутствии свободных мощностей в экономике, это просто незнание реалий экономической ситуации. Свободных мощностей очень много. Вы посмотрите цифры спада в нашей экономике за первое полугодие 2014 года. По большинству отраслей спад произошёл от 20 до 40%, эти мощности никуда не делись, на них ещё не успели, вместо них, построить торгово-развлекательные и логистические центры, там работают люди, и эти мощности могут дать экономический рост и ускорение нашего развития.

Игорь Иванович Шувалов на Давосском форуме призывал учиться жить в изоляции, используя опыт пиночетовской Чили и Южной Африки времён апартеида. Игорь Иванович, не надо смотреть так далеко в пространстве и времени, посмотрите на наш собственный опыт 1998 года. Именно тогда за полгода Правительство Примакова-Маслюкова и руководителя ЦБ Геращенко вывело нашу страну на устойчивую траекторию экономического роста. Давайте попробуем использовать этот опыт.

Мы считаем, что во главу угла должен быть поставлен экономический рост, решение проблем реального сектора экономики. Но нынешний состав финансово-экономического блока Правительства, который несёт ответственность за текущий кризис, не в состоянии предложить реальную альтернативу. Эти люди неспособны сформировать политику по оздоровлению нашей экономики, поэтому мы считаем, что настало время для смены министров, прежде всего, финансово-экономического блока.

Спасибо.

Центральный Аппарат партии
Телефон: (495) 787-85-15
Факс: (495) 959-35-86
Пресс-служба
партии
Раб. тел.: +7 (495) 783-98-03
Моб. тел.: +7 (916) 249-49-47
(только для СМИ)
Общественная приемная
фракции "СР" в Госдуме
Конт. тел: (495) 629-61-01
Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2019